Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2010.Казахи на жизнь не жалуются..

20.01.2010

Автор:

Теги:


 

 

Интервью с заместителем генерального директора ИАЦ Андреем Карповым.

 

-«ЕвроАзия»: 20 января в Москве состоялась экспертная встреча по теме «Политические последствия кризиса для постсоветского пространства». Ваш доклад не публиковался в СМИ, но тема сравнительного анализа изменения политической ситуации в России и Казахстане, безусловно, вызывает повышенный интерес. Могли бы Вы обозначить хотя бы некоторые положения своего выступления?

 

-Андрей Карпов: Прежде всего, хочу отметить очень высокий уровень представленных докладов, причем позитивный тон задали совершенно не раскрытые на российском информационном рынке темы, вроде "политических аспектов кризиса для Молдовы", о которой довольно много пишут, как оказалось, на самом деле, публикуемая информация состоит сплошь из стереотипов, практически никак не связанных с реальным положением вещей.   

  Но, поскольку большинство выступавших были не экономисты, а политологи, то не случайно, что темы России и Центральной Азии, а, прежде всего, Казахстана, Беларуси и Таможенного Союза были представлены наиболее широко.

Общий смысл моих высказываний сводился к тому, что Казахстан, первым вступив в фазу кризиса, я имею в виду страны СНГ, сейчас заявляет о полном преодолении кризисных явлений в экономике и выходе на посткризисную фазу развития. Хотя, если брать основные показатели по 2009 году, то, наверное, правильнее было бы сказать о наметившихся тенденциях выхода из кризиса, но вряд ли о полном его преодолении. 

    Кстати, вчера выступил и председатель Межгосударственного статистического комитета СНГ Владимир Соколин, который четко заявил, что кризис разделил на две группы страны СНГ. Мол, есть Азербайджан, Киргизия, Узбекистан - страны, где экономика идет с плюсом и есть остальные страны, которые серьезно пострадали от кризиса. Казахстан, кстати, в их числе. 

  По приведенным Соколиным данным,  ВВП Армении сократился на 18,3%, России - на 9,9%, Украины - на 15,9%, при этом официальная заработная плата в январе-сентябре прошлого года везде выросла, кроме России и Украины, где она уменьшилась на 3,5% и 10,1% соответственно. 

Так, что если кризис и закончился, то как-то очень неубедительно. 

 

ЕвроАзия: Но это статистика, а как быть с политическими последствиями? 

 

Андрей Карпов: В политическом плане кризисные годы для Казахстана не сопровождались какими-либо системными преобразованиями с точки зрения развития демократических институтов,гражданского общества, расширения свобод средств массовой информации и т.д. В принципе, была продолжена прежняя, достаточно осторожная политика с определенными коррективами, которые были связаны даже не с ситуацией кризиса, а предстоящим председательством Казахстана в ОБСЕ.  

  В то же время появились признаки формирования новых протестных движений, не имеющих какой-либо тесной взаимосвязи с так называемой «старой оппозицией», а своего рода "дети кризиса". Это движения дольщиков, обманутых вкладчиков банков и т.д.  

  Контролировать эти протестные формы оказалось гораздо труднее, чем, допустим, договариваться с Булатом Абиловым и Жармаханом Туякбаем.  Возникли серьезные проблемы и в регионах. Например, в Казахстане хорошо известны события в небольшом городе Жанозень. Не уверен, что такая ситуация могла бы возникнуть 5-7 лет назад. Но, в общем, понятно, что реакция власти на кризис не то чтобы оказалась неадекватной, но скорее не успевающей за быстро изменяющейся в условиях кризиса ситуацией. Кризис рельефно показал недостаточно высокое качество политического менеджмента в Казахстане. Можно даже сказать, что сейчас это проблема №1.

 

 ЕвроАзия: Откуда тогда берется такой неисчерпаемый социальный оптимизм среди населения РК?

 

Андрей Карпов: На этот вопрос абсолютно точно ответил господин Задорин. Есть страны, где принято относиться к окружающей действительности критично, например, это в европейских странах. А в других принято, как это говорят, не жаловаться на жизнь. В связи с этим социальное самочувствие в среднеазиатских республиках заведомо лучше, хотя с точки зрения экономического положения все может быть и не так хорошо. К Казахстану, как мне кажется, это утверждение относится в полной мере.

 

ЕвроАзия: На конференции упоминался рейтинг составленный группой JEEN, согласно которому Казахстан занял второе место по степени политической устойчивости в кризисных условиях.  Такой итог несколько противоречит критическому настрою, озвученному большинством выступавших.

 

Андрей Карпов: Если внимательно посмотреть на распределение оценок, то как раз они подтверждают мои слова. Напомню, что по этому рейтинг политическая ситуация в Казахстане характеризуется экспертами как достаточно стабильная, политическая система как устойчивая, степень поддержки силовыми структурами правящей элиты как высокая, но при этом, фиксируется очень высокий уровень коррумпированности правящей элиты и принятия обществом коррупции как элементы системы госуправления, степень разочарования проводимой политикой среди населения харакетризуется как средняя.

  Уместно вспомнить характеристику известного российского политолога Алексея Чеснокова, правда, она относится к российским реалиям, но употребима и в этом случае: "политическая конкуренция является не целью развития политической системы, а средством для этого, как и для более эффективного отражения интересов граждан. Политическая система должна работать на задачу модернизации страны, а не для поддержки привычных, но в целом архаичных организаций.  Политическая система должна меняться, а не отменяться". В Казахстане эта трансформация не завершена.
  Пока залог стабильности в том же Казахстане, да и в России - низкая протестная активность, но если не реагировать на негативные тренды, не перестраивать управленческие модели в том ключе о котором говорит Чесноков, то кто знает, что будет дальше..    

  

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение