Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Foreign Policy»: Пока европейцы мечтают об энергетической безопасности, Китай уже открывает трубопроводы в Центральной Азии

08.01.2010

Автор:

Теги:

Мечты европейцев сталкиваются с китайскими трубопроводами   В то время, как Китай вкладывает инвестиции в богатую энергоресурсами Центральную Азию, Европа платит цену за свой запутанный подход к энергетической безопасности. Неорганизованный подход Европы к энергетической безопасности снова грозит тем, что её граждане могут остаться в холоде. После того, как России и Беларуси не удалось договориться о тарифных расценках на экспорт сырой нефти по истечении срока действия предыдущего соглашения накануне Нового года, Россия прекратила поставки нефти своему меньшему соседу. В связи с этим Западная Европа, которая полагается на Беларусь по реэкспорту нефти, столкнулась с вероятностью срыва энергетических поставок в середине зимы. Это спор стал одним из последних примеров того, как Европа расплачивается за свое нежелание инвестировать в новые источники энергии.

В середине декабря президент Китая Ху Цзиньтао открыл новый газопровод между Туркменистаном и западной китайской провинцией Синьцзян. Европейцы, к удивлению, почти не обратили внимания на это событие, хотя им следовало сделать это. После того, как в 2006 году скончался изоляционистский диктатор Туркменистана Сапармурат Ниязов, западные политики все чаще начали возлагать свои надежды на огромные энергетические ресурсы страны с целью «сломать» тревожную энергетическую зависимость Европейского Союза от России. Однако год спустя после последнего энергетического спора между Россией и Украиной, в результате которого была прекращена поставка газа странам Европы, ЕС, к удивлению, не предпринял никаких конкретных шагов для диверсификации своего импорта энергоносителей.

Между тем такие стратегические конкуренты, как Китай, думают шире, действуют смелее и инвестируют в крупных масштабах в такие страны, как Туркменистан. Если Европа будет продолжать находиться в смятении, она вскоре может увидеть, что Китай получил решающее преимущество в Центральной Азии. Сразу после российского газового кризиса в 2009 году президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Барросо пообещал дать «скоординированный ответ» в целях устранения неприятностей Европы в сфере энергетики. С того времени ЕС делал совершенно обратное. Он создал путаницу раздробленных национальных нормативов, увеличивая потенциал для растущего российского влияния в энергетической сфере и строго ограничивая способность Еврокомиссии защищать потребителей от агрессивных монополий типа «Газпрома».

Когда неизвестная российская нефтяная компания «Сургутнефтегаз» с «туманной» структурой собственности попыталась купить контрольный пакет акций венгерской компании MOL - одной из крупнейших энергетических компаний Центральной Европы - за 1,8 млрд. долларов США, Брюссель позволил венгерскому правительству решать этот вопрос самостоятельно. Подобные сценарии разворачивались по всему континенту. Европейские регуляторы любят получать удовольствие от сражения с американскими технологическими компаниями, как «Майкрософт», но им не удается полностью защитить граждан ЕС от агрессивных иностранных энергетических монополий.

Тем не менее, это еще не все плохие новости для энергетической безопасности Европы. К примеру, недавно Кремль согласился уведомлять в будущем ЕС до того, как он начнет останавливать поставки, и партнеры проекта «Набукко», который является альтернативной газовой монополии России в Центральной Европе, подписали межправительственное соглашение, устанавливающее общие правила для проекта. Это была важная веха для «Набукко», хотя окончательная цель надежных и долгосрочных поставок природного газа остается трудно уловимой. Недавно в качестве потенциального поставщика для «Набукко» выступил Ирак. Однако этот факт лишь раскрывает пугающие коммерческие и политические проблемы, стоящие перед ЕС. Европейский план по энергетической безопасности, согласно которому в качестве поставщика рассматривается разрушенный войной и охваченный кризисом Ирак, вообще не кажется особенно безопасным.

Тем временем Китай спокойно развил многоэтапную инвестиционную стратегию в энергетических участках Центральной Азии, став вторым крупнейшим рынком для экспорта восточно-каспийского газа после России. С 2008 года Китай согласился предоставить 17,9 млрд. долларов США в виде новых кредитов и стратегических инвестиций в обмен на доступ к огромным запасам энергоносителей в Туркменистане и Казахстане. Когда в 2013 году новый трубопровод достигнет своей полной мощности, по нему ежегодно будет проходить 40 млрд. кубометров природного газа - почти в два раза больше, чем предполагаемая способность трубопровода «Набукко», проект которого остается только на планшете.

Мантра «счастье - в многочисленных трубопроводах» долгое время повторяется американскими политиками в поддержку европейской энергетической безопасности, однако чиновники, возможно, захотят пересмотреть этот принцип. Центрально-азиатские трубопроводы на самом деле распространяются, однако новейшие из них будут направляться на восток. До тех пор, пока европейцы не будут готовы выровнять китайский доллар к доллару (или скорее евро к юаню), европейским политикам необходимо разработать альтернативы для того, чтобы обеспечить своих граждан эффективной энергетической безопасностью. На данном этапе Европа все еще имеет ряд жизнеспособных стратегических вариантов. ЕС должен решать свои энергетические проблемы как коллектив, а не как случайный сбор отдельных государств, рассматривающих только свои краткосрочные интересы. Европе следует разработать подход на основе пакта НАТО о коллективной безопасности, где члены - потенциально включая США - согласились бы разделить запасы и помочь друг другу в случае энергетических сбоев в будущем. Нигде эта необходимость не стоит так остро, как в Центральной Европе, которая больше зависит от России. Брюссель предоставил странам разнообразие регулятивных вариантов, и правительства стран Центральной Европы должны гарантировать синхронизацию своих законов, чтобы обеспечить сильную и возможную защиту против иностранных энергетических монополий и хищнического поведения на рынке.

И наконец, Европа должна отказаться от своего акцента на трубопроводы и рассмотреть другие варианты по диверсификации поставок энергоносителей. К примеру, жидкий природный газ, транспортируемый в танкерах, позволил бы потребителям Центральной Европы получить больший доступ к рынку энергии, вынудив тем самым Россию конкурировать наряду с производителями из Катара и Нигерии. Барросо был прав: Европе необходим более комплексный ответ на энергетическую проблему. Однако одна только риторика не обогреет дома европейцев и предприятия во время следующего кризиса. Если ЕС собирается представить больше, чем просто пустые мечты, он должен привести в соответствие свою политику и свои амбиции.  

 Питер Б. Дорэн «Foreign Policy»,  Перевод - «Zpress.kg»  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение