Россия, Москва

info@ia-centr.ru

If you want blood... you′ve got it.

16.03.2008

Автор:

Теги:

 

Специально для Dialog.kz

 

Фильм под оригинальным названием «There will be blood» вызывает у просвещенного зрителя массу ассоциаций, прежде всего с классикой мирового кино «Гражданином Кейном» Орсона Уэллса.  Для тех, кто категорически не принимает Запад, а смотрит только российские духоподъемные ленты, сообщу - эффект как при просмотре «12» Никиты Михалкова. Если же отталкиваться от формальной составляющей - фильм про нефть, тогда на ум приходит недавняя «Сириана», но лично мне кажется уместным сравнивать «There will be blood»  с первым удачным творением замечательного режиссера Пола Томаса Андерсона «Ночи в стиле буги». Да, да, с тем самым, где в последних кадрах Марк Уолберг беседует с собственным членом размером с трубопровод «Баку-Тбилиси-Джейхан».

И в том, и в другом случае речь идет о большой человеческой трагедии. Только для героя Марка Уолберга это личный облом, связанный с переформатированием порнобизнеса из кино в видеопродукцию, а все трагическое  в фильме «Нефть» связано вовсе не с состоянием главного героя, нефтяного магната, Дэниэла Плэйнвью , а тем прижизненным адом, в который превратилось бытие окружающих его людей, начиная от приемного сына и заканчивая проповедником Элая.

 В этом смысле Дэниэл Плэйнвью - и есть сама нефть, которая в начале 20 века еще только становится кровью в жилах мировой цивилизации, а сто лет спустя уже полностью эту самую цивилизацию поглощает, и  под странным  названием «углеводороды-энергоносители» воплотится в образы божества, языческого идола для политиков и бизнесменов.

Подозреваю, что если бы Ильхам Алиев, Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин (Дмитрий Медведев) сумели бы изыскать в своем напряженном графике время для просмотра этого киношедевра, то едва ли кто-то из них, независимо от разницы в возрасте и способности к восприятию прекрасного, обратил бы увиденное на самого себя.

Нефть в начале 20 веке - это, действительно, кровь и плоть, живой организм, неотделимый от простых человеческих чувств и эмоций. Нефть и газ сто лет спустя  - не более, чем колонки цифр в тех ежедневных отчетах, которые должны засвидетельствовать: «мир не обрушился, солнце по-прежнему светит, цена на нефть превысила 100 долларов за баррель».

Человечество сделало громадный шаг вперед из вонючей ямы, где герой нефтедобытчик задыхается от  испарений, рискуя каждую секунду получить сорванной балкой по голове, к высотам «Газпром-сити», где успешные Плэйнвью 21 века в тени уютных кабинетов вершат судьбы уже не отдельно взятых поселений в солончаковых долинах, а целых стран и континентов.

Но все-таки, признаем, именно такие люди, как Д. Плэйнвью и сделали это возможным. Подобно первообращенным они возводили Храм нефтяного Бога для того, чтобы их потомки, не все, конечно, а только топ-менеджеры и топ-политики  могли бы наслаждаться прекрасным и очень справедливым миром. И в Храме этом нет места, как оказалось, для божественных откровений.

Конфликт между евангелистом-проповедником и нефтяным бароном вовсе не в линейном противостоянии души и материального начала. У Плэйнвью, как справедливо отметил Станислав Зельвенский, души и вовсе не было, ее заменяет протестантский, сугубо материальный расчет. «Я заработаю много денег, а на вырученные нефтедоллары построю дорогу к храму». Это не полюдье для Господа, а простое и естественное признание необходимости утешения для нецивилизованных людей. В этой местности такую роль выполняет Элая. В другой, шаман или буддистский монах. Не важно.

Можно было бы подыграть. Прямо как у нас бывает: по сто поклонов бить, свечки за упокой ставить. И закончить по Пелевину: «Солидный Господь для Солидных Господ». Но Плэйнвью как раз таким путем не идет. Его личный нефтяной капитализм бескомпромиссен, в нем нет места для удовольствий, женщин и личных аэропланов. Тогда зачем?

Думаю, что с определенного момента человек, идущий дорогой Плэйнвью перестает любить людей и начинает их ненавидеть. Тех людей, которые не вписываются в его личный нефтяной пейзаж, а пытаются вовлечь Даниэля в избыточные мысли о вере, предназначении и прочих пустых вещах. Устроение собственных миллионов превращается в инструмент забвения, лишний миллион как лишняя доза. Способ уйти от этих тупых поселян, вся функция которых сводится к способности подписать документ, в котором будет прописана правильная цена - 6 долларов за акр. Ни центом больше..

Растет  цена на землю, скачет курс доллара, все больше нефти, все больше проповедников (истинных и мнимых), но дело Плэйнвью живет и побеждает.

Кто-то получает деньги за нефть, а кто-то, за перепелок - в этом, видимо, и есть главная сила, брат.

Dialog.kz


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение