Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Китайцам землю не отдают

24.12.2009

Автор:

Теги:

 

Казахстан в последние дни охвачен волной протеста против готовящейся якобы передачи земли в аренду китайской стороне. Свое возмущение таким шагом отечественного правительства уже поспешили выразить отдельные политические партии и общественные организации. Однако на самом деле ситуация обстоит далеко не так, как это сейчас представляют некоторые новоявленные лидеры молодёжных движений. Что сейчас происходит вокруг сельскохозяйственных угодий нашей страны? И действительно ли готовится ли к передаче в аренду нашим соседям 1 млн. гектаров? Об этом наш разговор с известным казахстанским синологом, доктором политических наук Константином Сыроежкиным.   - Константин Львович, в Казахстане всё больше страстей накаляется вокруг территориальных притязаний Китая. Ходят слухи о том, что наше правительство согласилось передать в аренду соседнему государству 1 млн. гектаров сельскохозяйственных угодий. Насколько обоснованны такие слухи?

 - Вы очень жестко ставите проблему. Вопрос о границе и спорных участках закрыт в 2002 году, когда был подписан соответствующий Меморандум. На официальном политическом уровне вопрос о территориальных претензиях Китая к Казахстану не поднимается. Более того, переговоры по пограничному урегулированию проходили на существовавший, на тот момент, международной договорной базе, а это -  российско-китайские договора XIXвека. И хотя часть из них рассматриваются в Китае, как неравноправные до настоящего времени, на политическом уровне эта проблема больше не поднимается. То, что он сохраняется в некоторых исторических исследованиях, отдельная тема. Что касается аренды 1 млн. га сельхозземель, теоретически это возможно. Земельный кодекс допускает такую возможность на срок до 10 лет. Однако, во-первых, простой арифметический подсчет показывает, что это - 10 тыс. кв. км, то есть участок 100 на 100 км. Во-вторых, этот участок должен быть обеспечен пресной водой. В-третьих, он не должен быть сдан во временную долгосрочную (до 49 лет) аренду гражданам Казахстана. Наконец, эти земли должны располагаться таким образом, чтобы даже гипотетически не могли возникнуть конфликты между местным населением и арендатором. Есть ли такие земли в Казахстане, большой вопрос. Более того, по агротехнике обработка 1 га. земли требует участия как минимум трех человек, если добавить к ним обслуживающий персонал (ремонт техники, сфера услуг, организация питания и т.д.), то цифра возрастет минимум до 5 человек на гектар. Итог - 5 млн. арендаторов из КНР.

Это - из области фантастики, особенно в сегодняшних условиях, когда проблема китайской трудовой миграции не сходит со страниц казахстанских СМИ. Тезис о том, что китайцы будут использовать казахстанскую рабочую силу, я серьезно не воспринимаю.  

 - Большинство граждан опасается, что в случае передачи земель в аренду Китай без единого выстрела завоюет нашу страну. Можете ли Вы опровергнуть эти опасения?

 - Выше я уже привел всю аргументацию. Думаю, что все это - шутка или попытка президента как-то активизировать деятельность иностранных инвесторов.  

- Пикеты и другие акции протеста против возможной передачи земли прошли за последнее время в Алматы, других городах. Что стоит за этим? На самом деле люди боятся такого поворота событий или кому-то выгодно сеять панику среди населения?

 - Трудно сказать. Ситуация и без того накалена до предела. Обострять ее дальше чревато для всех. Тем более, когда речь идет о двух принципиальных и в принципе несовместимых вопросах - передача земель (пусть и временная) иностранцам и не просто иностранцам, а китайцам. Что касается пикетов и других акций, думаю, они преждевременны. Этот вопрос вряд ли когда-то встанет в практическую плоскость.  

 - Но, согласитесь, основания для беспокойства у нас есть. За последнее время ни один руководитель иностранного государства не совершил к нам столько официальных визитов, как председатель КНР Ху Цзиньтао. В печати сообщалось, что за последние 7 лет Нурсултан Назарбаев и Ху Цзиньтао встречались 18 раз, включая только что закончившийся визит руководителя Китая. Такое пристальное внимание к нам не может не пугать...

- Интересы Китая лежат не столько в сфере сельского хозяйства, сколько в сфере энергетики. Именно на основе сотрудничества в энергетической сфере строится и наше стратегическое сотрудничество с Китаем. В последние годы к этому добавились крупномасштабные транспортно-логистические проекты. А совсем недавно возникли и проекты в реальном секторе экономики, что, с моей точки зрения, не может не радовать. Кроме того, Ху Цзиньтао и Н. Назарбаеву есть о чем поговорить и в других вопросах: обеспечение региональной безопасности, проблема трансграничных рек, вопросы миграции и казахской этнической общины, проживающей в СУАР КНР, наконец, есть масса других глобальных и региональных проблем. Если учесть, что за последние 7 лет ситуация в мире и в регионе менялась, словно картинке в калейдоскопе, то 18 встреч не так уж и много. Более того, с моей точки зрения, чем больше будет такого рода встреч, тем лучше мы будем понимать друг друга, а следовательно - нам проще будет решать имеющиеся в казахстанско-китайских отношениях проблемы.  

 - Китай сегодня не просто один из самых крупных торговых партнёров Казахстана, но и кредитор. $13 млрд. заемных средств - такую цифру называют вполне официально. Чем нам придётся расплачиваться за такую помощь?

 - Действительно, в настоящее время Китай - один из основных кредиторов. Причем, не только Казахстана, но и других государств Центральной Азии. Проблема, безусловно, есть. И прежде всего она заключается в том, что экономическое сотрудничество Пекина с зарубежьем, прежде всего, подчинено задачам развития китайской экономики. Именно поэтому большая часть китайских кредитов носит связный характер. Однако, во-первых, в сравнении с теми кредитами, которые мы набрали на Западе, китайский кредит - мелочь. Во-вторых, не Китай нам навязывает эти кредиты, мы сами просим у него денег. В-третьих, сами по себе иностранные кредиты не так уж и плохо, проблема в их эффективном использовании. Если кредит использован эффективно, а не разворован, то вопрос об его возврате не стоит.  

 - Сближение Китая и Казахстана вызывает опасения не только у казахстанцев, но и у наших соседей. Так, в России появилось немало публикаций на тему того, что Китай займёт постсоветское пространство через Казахстан. Может, наши коллеги правы?

- Мне уже приходилось отвечать на данный вопрос. Часть публикаций, особенно из числа тех, что наиболее сильно будоражит общество, не выдерживают критики. Авторы, что называется, слышали звон, да не знают где он. Я бы им хотел напомнить одну из максим Конфуция - «прежде, чем указывать на снег на крыше соседа, обрати внимание на собственное крыльцо». Если серьезно, я бы так жестко вопросы не ставил. Проблема, конечно, есть. Но это не значит, что Китай пришел и начал здесь все делить и поглощать.

Он покупает что-то у других иностранных инвесторов. Покупает компании, покупает ресурсы ? это нормальная практика. Причем не только для Китая, а вообще в мире, и не только в нашем регионе. Если есть деньги, нужно их тратить. У Китая денег много. Два с лишним триллиона только золотовалютных резервов. Государственный инвестиционный фонд ? 200 миллиардов долларов, масса частных инвестиционных фондов с немалыми возможностями. Вот Китай эти деньги и тратит. И правильно делает, потому что сейчас есть возможность дешево скупить проблемные компании, сырьевые ресурсы. Любое государство, будь у него возможность, вело бы себя аналогичным образом.  

 - Говоря о ползучей экспансии Китая в Казахстане, многие аналитики обращают внимание на расширение сфер деятельности соседнего государства в нашей стране. Сначала это была нефтегазовая отрасль и торговля, а сейчас это уже и атомная промышленность и т.д.

- Расширение сфер деятельности - нормальное явление. Лично я это приветствую, особенно сегодня, когда Китай начинает заходить в проекты в реальном секторе экономики, а не только в отрасли, связанные с добычей и транспортировкой энергоресурсов. У нас с Китаем подписаны документы, регламентирующие наше стратегическое партнерство, и в них вы найдете очень много областей, где такое партнерство предусматривается. И в этом нет ничего предосудительного и уж тем более никак не связано с «китайской экспансией».

Главное - соблюсти национальные интересы. Давайте обратим внимание на последние приобретения Китая в нефтегазовом секторе. На базе компаний, которые Китай приобрел на открытых тендерах у других иностранных владельцев, созданы казахстанско-китайские совместные предприятия. С казахстанской стороны в них соучредителем является «КазМунайГаз», а это означает, что доля национальной компании в общем объеме добычи повысилась, а рейтинг компании вырос. Разве это плохо? Аналогичная ситуация и в атомной промышленности. Во-первых, кроме двух китайских компаний, там присутствуют компании из Японии, России, США, Франции и Канады. Во-вторых, по соглашению, подписанному с Китаем, «Казатомпром» получал допуск на китайский рынок ядерной энергетики. Причем, не только в качестве поставщика для строящихся в Китае АЭС, но и в качестве участника их строительства. А это - не только миллиардные прибыли, но и бесценный опыт. Что в этом плохого? Плохо, когда сотрудничество ограничивается лишь торговлей. Здесь мы никогда не составим Китаю конкуренцию, и в определенном смысле мы обречены на китайский товарный бум. Это, конечно, не очень хорошо, поскольку ведет к деградации отечественной промышленности, а в последние годы - и сельского хозяйства. Хотя и здесь не все столь однозначно, если задаться вопросом, что хуже, доминирование на рынке китайских товаров или товарный дефицит?   -

 При этом в СМИ отмечается, что условия труда в китайских компаниях, работающих у нас, хуже, чем где-либо. К тому же китайцы отдают предпочтение своим гражданам, оставляя за бортом казахстанцев... - Это не совсем так. Практически во всех иностранных компаниях, работающих у нас, оплата иностранных специалистов выше, нежели казахстанских. Что касается условий труда, судить не берусь, просто не знаю, хотя о конфликтах, конечно же, слышал. Однако, это - наша проблема. Государство всегда имеет возможность поставить на место любого иностранного инвестора. Почему оно этого не делает - вопрос к государству.

Если говорить о предпочтении при найме на работу, отдаваемому китайским гражданам, во-первых, это опять же обычная практика деятельности иностранных инвесторов на территории Казахстана. Во-вторых, квоты оговариваются контрактами. Наконец, судя по отчетам деятельности казахстанских компаний (того же АО «CNPC-Актобемунайнаг»), казахстанская составляющая в них достаточно весомая. Об этом же свидетельствуют и официальные цифры трудовой китайской миграции. В прошлом году на работу к нам прибыло всего 5593 гражданина КНР.  

 - С учётом всех последних событий надо ли нам бояться не только «китайской угрозы», но и социальных взрывов вследствие увеличения китайского присутствия   в казахстанской экономике?

- Я думаю, что я ответил на этот вопрос. А что касается страхов и алармистских настроений, они были, есть и будут. Во-первых, это связанно с нашей исторической памятью и ментальностью. А во-вторых, Китай, как и Россия, наши крупнейшие соседи.  

 - Как, на Ваш взгляд, будут развиваться в дальнейшем казахстанско-китайские отношения после создания Таможенного союза и завершения формирования ЕврАзЭс?

- Думаю, что особого влияние создание ТС на них не окажет. Несколько вырастут цены на китайские товары. Возможно, увеличится китайский транзит. А в остальном - все останется на том же уровне. Основные тенденции уже сформированы.

   - Спасибо за беседу.   Вела беседу  Айгуль ОМАРОВА

Contur.kz


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение