Россия, Москва

info@ia-centr.ru

УЧЕНИЯ «ЗАПАД 2009»: НАПРАВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО УДАРА

17.12.2009

Автор:

Теги:
УЧЕНИЯ «ЗАПАД 2009»: НАПРАВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО УДАРА 
Соколов Артем

  Студент 4 курса МГУ им. М.В. Ломоносова, исторический факультет  Военные учения, проходящие вблизи границ государств, всегда приковывали к себе пристальное внимание международного сообщества.

 Особенно – стран-соседей, у границ которых разворачиваются учебные боевые действия. И это неудивительно. Повышенная концентрация войск неподалеку от границ не может не вызывать настороженной реакции со стороны правительств государств, вынужденных наблюдать, как прилегающая к их рубежам территория становится предполагаемым театром военных маневров. С другой стороны, приграничный регион – наиболее вероятный ТВД возможного военного столкновения и важность сделать эту местность знакомой для вооруженных сил очевидна. Такое положение дел справедливо и сейчас, когда структура вооруженных конфликтов существенно поменяла свою внутреннюю конфигурацию.

 Пример этому – прошедшие в сентябре (8.09.-29.09.) 2009 года совместные союзные российско-белорусские учения «Запад-2009», вызвавшие неоднозначную реакцию у стран блока НАТО и, в первую очередь, со стороны прибалтийских республик и Польши. Военное руководство РФ было обвинено в нарушениях международных договоренностей, подготовке агрессии против стран Балтии, не правильной сути сценария учений. В западной прессе прокатилась очередная русофобская волна. Однако стоит ли нашим партнерам впадать в столь обвинительную риторику?  Это не первые российско-белорусские учения в рамках сложного и тернистого пути складывания союзного государства. Еще в июне 2006 года прошли учения «Щит союза», в составе которого так же имелась т.н. «оборонительная фаза», суть которой – в отражении агрессии условного противника на западном военно-стратегическом направлении. Тогда это событие не вызвало сколь либо значимого международного резонанса, а тем более – обвинений со чьей-либо стороны.  А что же с «Западом-2009»? Первое, что бросается в глаза – масштабы учений и количество военнослужащих, принимавших в них участие – около 12,5 тысяч человек (при 40 самолетов и 200 единицах боевой техники)[1]. От РФ в их числе: военнослужащие Московского и Приволжско-Уральского ВО, подразделения трех флотов (Черноморский, Северный, Балтийский), значительные силы ВВС и ПВО.

Было задействовано 5 полигонов, находящихся на территории России и Белоруссии. В контексте современных разговоров о новой мобильной армии эти цифры выглядят действительно внушительно.

Однако такая концентрация войск далась для РФ лишь через стягивание войск со всей европейской части страны, что показательно.  Сценарий учений можно назвать типичным и адекватным для данного ТВД. Цель союзных войск – отразить агрессию условного противника на Белоруссию, избежать окружения Калининградской области и, затем, перейти в контрнаступление с выходом на территорию агрессора.

Естественно, что в данном случае, предполагаемый плацдарм противника будет находиться на территории Польши и стран Балтии, как стран-членов НАТО, которое еще признано российским генштабом существенной военной угрозой.  Так, массовость и особенности сценария учений стали удобным поводом для очередного потока критических высказываний со стороны западных партнеров РФ.

Ситуацию обостряют учения «Ладога-2009», сценарный план которых заключался в отражении атаки условного противника, под которыми так же «условно» понимаются Польша и прибалтийские республики, на газопровод «Северный поток». К тому же,  если к демонстративному «оборонительному» поигрыванию Россией военными мускулами НАТО привыкло, то поведение белорусского руководства вызывает серьезное непонимание и раздражение со стороны Европы, которая до сих пор не может подстроиться под его лавирование между ЕС и РФ.   Безусловно, прошедшие учения имели куда большее значение для политики, нежели для вопросов безопасности. По словам военного аналитика Александра Алесина, они проходили по «позавчерашнему» сценарию военных действий[2]. Российские войска начали прибывать с 9 сентября в эшелонах, что является абсолютно немыслимым в условиях современных боевых действий. Одна из компонент стратегии вооруженных сил Северо-атлантического альянса как раз и заключается в том, что бы нанести мощный упреждающий удар по противнику, находящемуся в стадии развертывания (именно такой сценарий был использован во время кампании в Ираке) Притом, что, мышление категориями Второй мировой войны – давняя болезнь российского Генштаба, архаичный размах учений дает все основания делать предположения относительно их показного характера.  Т.е. реальная польза от «Запада-2009» с точки зрения развития вооруженных сил значительно уступает их масштабности и вниманию на официальном уровне. Тогда в чем же заключалась их истинная цель?  Маловероятно, что речь идет о запугивании НАТО. Такая мотивировка входит в разрез с реальным геополитическим фоном. Западное стратегическое направление значительно уступает южному (Кавказ) и восточному (Китай) как по численности вооруженных сил, задействованных в них, так и по уровню угроз, которые эти направления подразумевают. Проходящее сокращение войск на западном направлении лишний раз подтверждает этот тезис[3]. При этом образцы новой военной техники поступают в части, находящиеся за Уралом, а Тихоокеанский флот модернизируется на порядок быстрее других. Пограничные заставы с контрольно-следовыми полосами сохранились только на южных и восточных границах. В следующем году Россия не планирует проводить никаких масштабных военных учений на Западе. Даже, несмотря на договоренность проводить совместные их с Белоруссией раз в два, представляется вероятным, что учения 2011 года будут куда менее масштабными. А вместо западного направления они пройдут на Дальнем Востоке. Справедливо разделяя угрозы РФ на потенциальные и реальные, руководство страны определенно относит НАТО к первой группе, в силу огромного военного потенциала этой организации, отдавая место в реальных угрозах другим акторам мировой политики, таким как Китай и арабский мир.Таким образом, представляется справедливым то, что учения «Запад-2009» направлены не на устрашение НАТО, для которой, в свою очередь, Россия является далеко не самой главной проблемой. Они направлены внутрь двух стран и служат попыткой стабилизации и фундирования российско-белорусских отношений, которые нуждаются в этом как никогда. «Молочная война», сложные переговоры о создании Таможенного союза и КСОР ОДКБ, неблагоприятная экономическая коньюктура из-за мирового финансового кризиса, затягивание признания Абхазии и Южной Осетии белорусской стороной – все это крайне осложняет жизнь призрачного Союзного государства и остро нуждается в позитивном противовесе. Именно поэтому активное показное сотрудничество в военной сфере остается едва ли не единственной удобной точкой соприкосновения двух стран, буксующих в экономике и политике. Неудивительно, что этой точкой с радостью воспользовались и в Москве, и в Минске. Несмотря на всю сложность российско-белорусских отношений, ни одной стороне не выгоден однозначно мрачный фон сотрудничества.Белоруссия, имея давнюю практику лавирования между ЕС и Россией, отчетливо определяет моменты, когда маятник склонился слишком сильно в ту или другую сторону. Перейти границу в отношениях с Москвой – значит потерять преференции от этой удобной позиции. Естественно, меньше всего такое развитие событий будет устраивать белорусскую элиту. Поэтому проведение совместных масштабных военных учений является лучшей демонстрацией готовности к сотрудничеству и подтверждение «особых отношений» между братскими народами.России эти учения важны не меньше. В геополитическом отношении это лишняя демонстрация того, что РФ еще оказывает влияние на отдельные регионы пост-советского пространства, в частности на такой проблемный для неё, как Белоруссия. Нельзя забывать и о военной реформе, проводимой с таким трудом и сопротивлением генералитета. Было важно показать, что новая армия боеспособна, хотя все еще и вооружена оружием 30-ти летней давности.Т.е., во первых, эффект от «Запада-2009» направлен на правящие элиты РФ и Белоруссии, с целью подтвердить возможность, целесообразность и полезность сотрудничества обоих стран. И, во-вторых, эффект от учений направлен на население двух стран. Для российского – чтобы лишний раз подтвердить идеологемму о «славянском единстве» и боеспособности собственных вооруженных сил. Для белорусского – что бы показать силу восточного соседа и скорректировать общественное мнение, которое все более склоняется к про-западному, чем объясняются попытки демонстраций против нахождения российских войск на территории Белоруссии. Вымученная идея Союзного государства нуждается в постоянной идеологической подпитке, которая оказалась особенно нужной в период беспрецедентного ухудшения отношений между двумя странами. В этом смысле ставка на обоюдную безопасность представляется едва ли не единственным ходом, с возможными позитивными последствия.



[1] http://nvo.ng.ru/realty/2009-09-04/3_west2009.html

[2] http://naviny.by/rubrics/politic/2009/09/29/ic_articles_112_164714/

[3] http://www.runewsweek.ru/country/31376/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение