Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Региональные структуры безопасности в ЦА и их взаимодействие с внешними акторами (Россией, США, ЕС, странами «Юга).

14.03.2008

Автор:

Теги:
 

Тезисы выступления А. Салиева на

конференции   «Безопасность   в   Центральной  Азии:

интересы России и Европы»

10-11.03.08

 

Затрагивая тему региональных структур безопасности в ЦА, видимо, следует серьезно оговориться, что как таковой полноценной системы или структуры безопасности в обозначенном регионе в настоящее время нет. Образы или контуры возможных региональных конструкций всего лишь просматриваются и не факт, что они могут стать основой будущей устойчивой, согласованной с заинтересованными странами архитектуры региональной безопасности в ЦА.

Понятно, что сама по себе такая система в ЦА не появится. Создавать же будут ее только те, кому это важно, а самое главное - отвечает их национальным интересам.

Мир, стабильность, добрососедство, прогнозируемость ситуации -мечта всех государств региона. Однако достижение этой мечты видится по разному не только в каждом из стран ЦА, но и в тех государствах, политические, военные и экономические интересы которых выходят далеко за пределы их государственных границ.

США

Обще, в т.н. гуманитарном аспекте Вашингтон сформулировал свои интересы в ЦА весьма привлекательно - «Расширять постоянную поддержку демократических институтов, местных неправительственных организаций и независимых средств массовой информации».

Совершенно очевидно, что за этой рекламной вывеской читаются иные, более земные интересы. Скажу лишь о некоторых из них, бесспорных:

  • контроль над добычей и траспортировкой нефти и газа из
бассейна Каспийского моря;

 

  • Контроль над месторождениями урана;

При этом США, стремясь стать «гарантом безопасности» для государств ЦА региона, получают возможность оказывать давление на Китай, Иран и Индию, не говоря о создании определенных неудобств для России, для которой ЦА является сферой ее традиционного влияния.

Присутствие США (в рамках НАТО или международной антитеррористической кампании) в Афганистане, Ираке, безусловно, влияет на общий климат в регионе, где актуализируется вопрос создания системы коллективной безопасности.

Совершенно очевидно, что Вашингтон в крайнем случае «задержится» на неопределенное время в ЦА, хотя сами же представители Госдепа открыто заявляют, что они не уйдут из региона даже тогда, когда конфликт в Афганистане завершится. Как бы то ни было у США сегодня множество проектов гуманитарного, экономического и военного характера, как на двусторонней, так и на многосторонней основах со странами региона, чтобы иметь достаточное правовое основание оставаться в ЦА, как можно дольше.

КНР

Первопричиной появления ШОС, как известно, было желание ее основателей урегулировать пограничные проблемы между бывшими советскими республиками и Китаем.

Пожалуй, с уверенностью можно сказать, что поставленная задача в основном решена. По обе стороны бывшей советско-китайской границы уже нет такого угрожающего скопления военных.

Время внесло некоторые коррективы и в первоначальную концепцию ШОС по инициативе Пекина добавили противодействие международному терроризму, национальному сепаратизму и политическому экстремизму.

В настоящее время в ШОС решительно набирает обороты экономическая составляющая. Разработана программа многостороннего торгово-экономического сотрудничества до 2010 года. В перспективе планируется создание зоны свободной торговли.

Однозначно о ШОС можно говорить как о качественно новой структуре, ориентированной совершенно на другие, чем в эпоху конфронтации ценности и задачи.

Говорить же о ШОС как о региональной структуре безопасности, полагаю, не совсем корректно, хотя в рамках этой организации существенен антитеррористический аспект.

Но самое важное, что касается ШОС в том, что ее участники до конца не определились с конечными параметрами этой организации и посему сейчас каждый может фантазировать на эту тему без особых ограничений.

Немного понимая философию внешнеполитической стратегии Китая, видимо, можно сделать вывод о маловероятности того, что Пекин в настоящее время может иметь интерес в превращении ШОС в региональную структуру безопасности. Китай никогда не согласится с какими-либо самоограничениями, поскольку ШОС в таком качестве будет налагать определенные обязательства на ее членов.

Развал Советского Союза поставил перед каждой ЦА страной задачу определиться со своей внешнеполитической концепцией в отношении Пекина. Как и Пекину - в отношении каждой своей соседки. Прошедшие 15 лет пока еще не расставили все точки над «i» в этом вопросе и здесь продолжается процесс форматирования двусторонних и многосторонних связей, зачастую, в некотролируемом со стороны властей режиме.

Если говорить о стратегических интересах Пекина в ЦА, не примешивая к этому гуманитарную лирику, то и его интересы оказываются весьма прогматичными:

  • Получить доступ к разработке и эксплуатации среднеазиатских
нефтяных и газовых месторождений;

 

  • Увеличение объемов экспорта нефти с запада на восток;
  • Противодействие американскому присутствию в ЦА.
  • Усиление собственного влияния в регионе.

ОДКБ

Это военно-политическая оборонительная организация. Она прошла этап становления, однако говорить о том, что она состоялась в окончательном виде еще рано. Причин для такой оценки много и они имеют не только внутренний, но и внешний фактор.

Причины внутреннего характера, свидетельствующие о процессе становления ОДКБ, прежде всего, связаны с изменениями в самих государствах-членах Организации. Поскольку новые независимые государства не прошли еще т.н. «точку возврата», когда вероятность кардинальных изменений в государственном строительстве все еще велика, то и говорить об устойчивом характере ОДКБ как-то еще рано.

Все еще велика негативная роль проблем, связанных с оформлением границ, делением воды, перемещением трудовых мигрантов, контрабандой наркотиков.

К сказанному следует также добавить очень существенный внешний фактор, как США и НАТО.

(позиции Армении, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана).

СВМДА

Проект президента Назарбаева Н.А, конечно, весьма значимый и в первую очередь для молодого амбициозного государства. СВМДА, в котором оказались государства, по определению не могущие придти к согласию по некоторым крайне важным проблемам современности, как и активная роль Казахстана в ОБСЕ имеют одну направленность -формирование нового имиджа страны, достойной более почетного места в списке развитых стран.

Это намерение однозначно позитивно, поощряемо и достойно признания.

Однако эта многосторонняя организация не может решать «узкие» задачи, связанные с безопасностью региона.

РФ

Для российского бизнеса нынешние времена в Центральной Азии -период упущенных возможностей, эпоха потери рынков. Укрепление в регионе позиций Запада почти автоматически означает ослабление позиций России. Сегодня в Кыргызстане одни лоббируют Липецкие трактора, другие - Беларусь. Хотя совершенно очевидно, что Москва могла бы быть здесь посредником между Минском и Бишкеком, поскольку все бывшие колхозы Кыргызстана были оснащены тракторами Беларусь. (МЖ - «гибче»).

По мнению экспертов, закупка военного имущества у России становится для центральноазиатских клиентов предметом долгих и утомительных переговоров с российской стороной. В то время как США и НАТО эти вопросы решают гораздо быстрее и нередко на безвозмездной основе. Разница в условиях военно-технического сотрудничества работает не в пользу России.

Для нынешнего времени в ЦА характерно состояние «ожидания». Здесь все еще полагают, что Россия воспользуется объективными благоприятствующими ей условиями для того, чтобы сохранить в ЦА свое влияние, (исследование).

Турция

Новыми акторами, могущими не только влиять на ситуацию в ЦА, но и в какой-то мере принять участие в создании полноценной системы региональной безопасности, являются Иран и Турция.

О возрастающей роли Турции в ЦА сказано много. И последнее подтверждение - создание межпарламентской структуры в рамках тюркоязычных стран. Надо признать, что Анкара умело использует фактор тюркоязычности для решения задач не только в интересах турецкого бизнеса.

 

Иран

Несмотря на то, что Иран не может использовать в отношении большинства стран ЦА языковую общность, тем не менее, перспективы Тегерана в регионе весьма велики. И здесь помимо экономических контактов большое значение приобретает религиозный аспект. Даже шиитская направленность Ирана не умаляет ее потенциальные возможности приобрести в ЦА весомый авторитет. Все это достигается умелым сочетанием политического, гуманитарного и экономического инструментов в решение конкретных задач закреплению позиций Тегерана в регионе.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение