Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Азербайджан и стратегии безопасности для Каспийского региона (часть 1)

14.03.2008

Автор:

Теги:
 

 

   В настоящий момент Каспийский регион является источником проблемных узлов и рисков, что отражается не только на развитии общей ситуации на Каспии, но и может негативно влиять на ситуацию в  России, Казахстане, Азербайджане, других прикаспийских государствах, которые, прежде всего, несут ответственность за выработку единой стратегии безопасности для этого важнейшего региона на постсоветском пространстве. Как справедливо отмечают эксперты, на  формирование стратегии безопасности прикаспийских государств ключевое влияние оказывают два фактора: энергетический и  геополитический. Последние несколько лет значимость Каспийского региона в качестве одной из ключевых ресурсных баз постсоветского пространства постоянно возрастает. Но параллельно увеличиваются и упомянутые выше риски, связанные с комплексом неразрешённых проблем в отношении правового статуса Каспия. Кроме того, Азербайджан вовлечён в Нагорно-карабахский конфликт, что также создаёт дополнительные риски, с точки зрения добычи и транспортировки углеводородов. Наличие серьёзных противоречий в вопросе раздела дна Каспия препятствует урегулированию отношений между Азербайджаном и Ираном, Казахстаном и Туркменией, рядом других участников каспийских проектов.

   В вышедшей год назад книге Ильхама Алиева «Каспийская нефть Азербайджана» подчёркивается, что без эффективных мер безопасности невозможно добиться полномасштабного использования тех громадных запасов углеводородов, которые располагаются на каспийских месторождениях.  В условиях, когда современная геополитическая ситуация в регионе характеризуется возрастающей конкуренцией между крупными компаниями за получение контрактов и, одновременно, между государствами за определение окончательных направлений экспортных маршрутов транспортировки нефти и газа, существует только одна возможность достижения консенсуса. Это выработка единой концепции безопасности на Каспии, которая бы включала не только комплекс военно-политических аспектов, но и затрагивала бы более сложный и многопрофильный контекст, связанный с  энергетической и экологической безопасностью.

   По мнению российских экспертов, Каспий в обозримом будущем может оставаться одной из зон нестабильности, причём речь может идти как о локальных, так и о глобальных противоречиях. Эти противоречия проявляются в контексте таких факторов, как активизация геополитического соперничества великих держав, региональных конфликтах, вовлечении в соперничество на Каспии всё новых и новых игроков.

   Как отмечает азербайджанское руководство, и эту точку зрения поддерживают лидеры России и Казахстана, необходимым условием для достижения безопасности в регионе является формулирование чётких правил игры, единых для всех участников каспийского диалога. Но в этом как раз, очевидно, и  заключена принципиальная сложность  вопроса. Каждый из участников «каспийской игры» трактует  правила диалога в собственном понимании. Эти противоречия, в свою очередь, приводят к тому, что каспийская нефть становится менее привлекательной на внешних рынках, ведь регион в любой момент может превратиться в зону конфронтации между целым рядом государств, что может поставить под сомнение надёжность поставок углеводородов.

Как неоднократно отмечал президент Азербайджана Ильхам Алиев, в  повестку дня для согласования всех заинтересованных сторон следует поставить два вопроса, которые собственно и являются стержневыми, с точки зрения проектов безопасности на Каспии.

Первый вопрос: каким образом можно оптимизировать транспортировку энергетических ресурсов Каспийского моря с максимальным учётом всех интересов и позиций сторон.

И второй вопрос: как ускорить согласование спорных вопросов, касающихся правового статуса Каспия? Ответы на поставленные азербайджанским лидером вопросы невозможно получить только лишь в процессе согласования между каспийскими державами. Совершенно очевидно, что здесь необходим более широкий переговорный  формат, к которому неизбежно будут подключены и США и страны ЦАР.

Но именно в этом как раз и есть источник расхождения позиций. Россия не верит Западу, Запад обвиняет Россию в энергетическом диктате, и все благие намерения азербайджанского лидера могут так и остаться тщетными ожиданиями. Рассчитывать на достижение компромисса при отсутствии взаимного доверия - задача практически нереальная.

В Москве и Баку это прекрасно понимают, и, несмотря на очевидные разногласия и в целом прозападную ориентацию Азербайджана, пытаются всё же нащупать общие точки соприкосновения. Тем более, что в вопросе о правовом статусе Каспия между Россией и Азербайджаном нет принципиальных расхождений. Зато есть противоречия между Россией и Западом.  Россия ощущает, что её пытаются вытеснить как из Центрально-азиатского, так и из Кавказского региона. В качестве ответных мер Кремль пытается замкнуть на себя энергетические ресурсы центрально-азиатских государств, которые также оказываются вовлечены в игры вокруг Каспия. Получается замкнутый круг, и в итоге информация об энергетических проектах всё больше и больше походит на сводки с места сражения.

Российское руководство настаивает на том, что  так называемые "внешние силы" не должны вмешиваться в формирование военных структур для поддержания безопасности на Каспии. В своё время Сергей Иванов, занимая пост министра обороны, чётко заявил: «Порядок на Каспии должен поддерживаться каспийскими государствами, а не другими странами». И в этом, очевидно, есть свой резон.

Однако обострение  иранской проблемы неизбежно приводит к тому, что США будет настаивать на усилении своего присутствия, в том числе и военного, в Каспийском регионе. США устанавливают контроль над основными транспортными и энергетическими объектами в районе Каспия (проект ТРАСЕКА, трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан). Плюс, выступают как гарант интересов нефтяных компаний США, которые ведут бизнес в этом регионе.

И, хотя в данный момент каспийские ресурсы рассматриваются администрацией Буша в большей степени как стратегический резерв, с 2010 года ситуация может кординально измениться, и Вашингтон  будут стремиться к абсолютному доминированию в регионе.

Взаимоисключаемость позиций России и США по каспийскому вопросу неизбежно ведет к усилению роли Азербайджана и Казахстана в процессе сближения позиций двух великих держав. Тем более, что Казахстан в данном случае выступает как стратегический союзник России, а Азербайджан - как неизменный парнёр США в реализации каспийских проектов. США и Казахстан не так давно подписали пятилетний план, в рамках которого были определены конкретные меры по повышению безопасности, в том числе на Каспии. Аналогичные программы существуют между Азербайджаном и США. Вопрос только в том, насколько эти программы способствуют достижению реальной безопасности Каспия, а не выступают как механизм ограничения политических и военных инициатив России и Ирана.

Продолжение следует.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение