Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Выстраивание взаимовыгодных экономических отношений между Китаем и Центральной Азией невозможно без региональной экономической интеграции

11.12.2009

Автор:

Теги:
Выстраивание взаимовыгодных экономических отношений между Китаем и Центральной Азией невозможно без региональной экономической интеграции (выдержки из книги «Китайский экономический экспресс в Центре Евразии: новая угроза или исторический шанс?»




http://www.easttime.ru/reganalitic/1/224.html

Авторы: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский

По истечению первого десятилетия XXI века у Китайской Народной Республики (КНР) и государств Центральной Азии (ЦА) так и не сложилось полноценных экономических отношений, которые предполагали бы глубокую взаимовыгодную кооперацию, а экономическое проникновение КНР в ЦА носит неоднозначный характер с точки зрения долгосрочных интересов государств региона.

С одной стороны, растущие из года в год китайские финансовые ресурсы (инвестиции и кредиты) – серьезное экономическое «подспорье» для центральноазиатских стран, а в случае Таджикистана и Туркменистана – даже ключевой фактор экономической безопасности. С другой стороны, экономическая деятельность Китая и китайских компаний в Центральной Азии пока не способствует полноценному промышленному и инновационному развитию стран региона, превращая их лишь в сырьевые придатки китайской экономики.

Дальнейший характер развития экономических отношений КНР с государствами ЦА во многом предопределиться ими самими, а также политикой Российской Федерации (РФ) с учетом того, что основные проблемы на пути развития региона связаны с фактором распада СССР и единой экономической системы Советского Союза, а поэтому напрямую касаются РФ.

Причем, основные тенденции развития Китая, Центральной Азии и России, как и постсоветского пространства в целом будут идти в фарватере глобального процесса, процесса формирования новой системы международных экономических отношений. Одним из его главных проявлений будет оставаться фактор обостряющейся конкуренции за контроль над мировыми ресурсами. Объектами данной конкуренции будут выступать неустойчивые к внешнему воздействию страны, которые не сумели сформировать эффективного регионального экономического блока (или присоединиться к уже существующему) и/или не смогли занять достойную нишу в глобальной экономике.

Во-первых, китайский фактор очень скоро станет жизненно важным и для ЦА, и для РФ. Усиление экономического присутствия КНР будет продолжать идти во многом за счет увеличения объемов поставок готовой продукции и вывоза сырьевых ресурсов, финансового и политического сопровождения данных усилий. Отдельным направлением усиления влияния Китая будет развитие трубопроводных проектов. По мере сооружения системы нефте- и газопроводов в КНР, масштабы экономического присутствия Китая в Центральной Азии и России будут только расти.

Во-вторых, дальнейшая консервация сырьевой ориентации экономик государств ЦА и РФ будет вести к деградации и отмиранию перерабатывающих отраслей промышленности. Это, в свою очередь, будет снижать шансы этих стран на преодоление фрагментации ранее единого экономического пространства. Известно, что у государств, занимающихся преимущественно экспортом сырьевых ресурсов, объективно мало стимулов для форсирования интеграционных процессов. В этих условиях ЕврАзЭС грозит перспектива стать своего рода правопреемницей СНГ по обеспечению заключительной стадии «цивилизованного развода», а также статистом «умирания интеграции на постсоветском пространстве». В свою очередь, за ШОС, скорее всего, закрепится роль одного из инструментов по продвижению экономических интересов Китая в Центральной Азии и России.

В-третьих, неоднозначен ответ и такой вопрос – насколько вероятно сотрудничество или, напротив, соперничество Китая и России, в том числе в Центральной Азии? Хотя в настоящее время наблюдается явное политическое сближение РФ и КНР, вероятность столкновения интересов двух держав представляется не такой уж и малой. При этом необходимо учитывать тот факт, что российско-китайские отношения имеют сложное и неоднозначное историческое наследие: этапы сближения чередовались с этапами резкого охлаждения (если не обострения) двусторонних отношений. Более того, Китай и Россия в перспективе будут еще более остро нуждаться в центральноазиатских ресурсах, в первую очередь, в энергоносителях и цветных металлах, чем особенно богата все та же Центральная Азия.

В этой связи нельзя исключить возможность реализации сценария возобладания в России и/или Китае узконациональных интересов, а также сценария того, что какая-либо из двух держав будет стремиться вовлечь регион в орбиту своего единоличного влияния. В случае же соперничества между РФ и КНР за влияние в ЦА может быть поставлена под угрозу стабильность в регионе. Это, в свою очередь, крайне негативно повлияет на безопасность самих России и Китая. Очевидно, что в этих условиях перспективы развития самой Центральной Азии будут крайне пессимистичны.

Основные рекомендации

Как представляется, дальнейшее увеличение масштабов экономического присутствия Китая в Центральной Азии напрямую затронет жизненно важные экономические интересы Российской Федерации. Дело в том, что за более чем 100-летний период пребывания России и Центральной Азии в рамках единых государств (Российской империи и СССР) между ними сформировалась жесткая экономическая взаимозависимость, которая за постсоветский период ослабла лишь в незначительной степени. В этой связи рекомендации по выводу экономических отношений КНР со странами ЦА на качественно более высокий уровень следует рассматривать в тесной взаимозависимости с интересами и политикой РФ.

Тем более, что, несмотря на сохраняющийся комплекс сложнейших проблем на пути развития взаимовыгодного экономического сотрудничества между Россией, Китаем и странами Центральной Азии и очевидную пессимистичность связанных с этим основных сценариев, потенциал именно этого сотрудничества все же значителен как в рамках ЕврАзЭС, так и в рамках ШОС. Залогом этого является то, что только у РФ, КНР и стран ЦА объективно есть общий долгосрочный интерес – совместное экономическое освоение и развитие огромного внутриконтинентального пространства Евразии. Конечно, безусловными лидерами в реализации вышеуказанной грандиозной задачи могут быть Китай и Россия, однако, и роль Центральной Азии представляется тоже очень важной.

Непосредственно прилегающий к российским и китайским границам центральноазиатский регион способен кардинально усилить экономический потенциал и России, и Китая, придать мощный импульс их развитию, стать важным фактором в укреплении российско-китайского стратегического партнерства. Прежде всего, это связано (1) с огромными и разнообразными сырьевыми ресурсами Центральной Азии, (2) достаточно благоприятными природно-климатическими условиями для их освоения и организации на этой базе промышленного производства, (3) наличием развитой (еще в советское время) транспортной инфраструктуры и, соответственно, уникальных транзитных возможностей.

Однако, только при наличии политической воли осознать главенство приоритета совместного экономического освоения внутренних пространств Евразии над всеми остальными приоритетами, возможно обеспечение прорыва в комплексном экономическом развитии Центральной Азии, внутриконтинентальных территорий Китая и России. Поэтому очевидно, что именно на основе понимания этого, можно будет говорить о налаживании механизмов комплексного и взаимовыгодного многостороннего сотрудничества в системе «Россия – Китай – Центральная Азия», а на институциональном уровне – внутри и между ЕврАзЭС и ШОС.

(1) Необходима существенная активизация и принципиальное усиление координации деятельности внутри и между ЕврАзЭС и ШОС, у которых есть шансы превратиться в эффективные экономические блоки. Однако для этого на начальном этапе крайне важно существенно снизить появившуюся в результате распада СССР фрагментацию экономического пространства «Россия – Центральная Азия» и преодолеть сырьевую ориентацию экономик стран региона и России. Очевидно, что основная нагрузка по решению данной задачи должна лечь на ЕврАзЭС. При этом, на начальном этапе роль ШОС должна сводится к обеспечению политической поддержки Китаем интеграционных процессов внутри ЕврАзЭС. Как представляется, данная поддержка будет иметь важное значение для стран-членов ЕврАзЭС особенно в плане противодействия вероятному давлению Запада, так как можно с уверенностью сказать, что многие западные страны крайне негативно воспримут процесс экономической ре-интеграции на постсоветском пространстве.

(2) Для того чтобы ЕврАзЭС и ШОС не были бы дублирующими проектами, на начальном этапе целесообразно форсирование полномасштабной экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС, а на последующем этапе – интеграции в рамках ШОС. В итоге, это и должно обеспечить последовательность и синхронность усилий в рамках ЕврАзЭС и ШОС в достижении системного прорыва в комплексном экономическом развитии внутренних пространств Евразии. При этом на начальном этапе Китай может сыграть решающую роль в налаживании и развитии многостороннего сотрудничества в инновационной сфере в рамках ШОС: координации совместных усилий стран-членов в плане производства интеллектуальной продукции (перспективные идеи, научные открытия, технологические разработки, и т.п.) в различных сферах деятельности.

(3) Залогом обеспечения плодотворного многостороннего сотрудничества на всех этапах экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС и ШОС может стать консолидация интеллектуального капитала стран-членов ЕврАзЭС и ШОС путем интенсификации обмена ценной информацией научного, технологического, экономического и, безусловно, аналитического характера.

В целом, осуществление поэтапной экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС и ШОС в долгосрочной перспективе могло бы привести к формированию мощного экономического блока, включающего Россию, Китай и страны Центральной Азии. Со временем к данному блоку могли бы присоединиться ряд других постсоветских государств и других стран Евразии.

* * *
Не будет преувеличением сказать, что экономическое освоение внутриконтинентальной Евразии – это не только залог долгосрочных и взаимовыгодных экономических отношений Китая со странами Центральной Азии и Россией, но и важное условие процветания всех этих стран.

Во-первых, очевидно, что для решения данной задачи необходимо объединение усилий в рамках реального стратегического союза и мощного межгосударственного экономического блока, тем более, что институциональная основа для этого уже имеется (ЕврАзЭС и ШОС). Сегодня Пекин самостоятельно начинает осваивать внутреннюю Евразию. Тем не менее, представляется, что даже Китаю, несмотря на его экономическую мощь, в одиночку вряд ли будет под силу решение указанной задачи.

Важным стимулом процессу по консолидации усилий КНР, РФ и стран ЦА в плане совместного освоения внутренней Евразии могло бы стать развитие российско-китайского стратегического партнерства – реального, а не декларативного. В случае, если Россия при поддержке Китая начнет укреплять ЕврАзЭС, а затем совместно развивать ШОС как экономический блок, то страны Центральной Азии, безусловно, присоединятся к этому, так как экономические выгоды для них будут очевидны.

Во-вторых, не менее очевидно и то, что реализация всех этих планов будет существенно затруднена в условиях проводимого Россией во многом западно-центричного внешнего курса, в рамках которого практически не уделяется достаточного внимания восточному, «азиатскому», направлению. Хочется надеяться, что почти 20 лет безуспешных попыток «интеграции в западном направлении», а также набирающий обороты мировой кризис все же внесут серьезные коррективы в российскую внешнюю стратегию уже в самое ближайшее время. «Союз с Западом» не обещает России ничего большего, кроме статуса «сырьевого придатка» и имиджа «политического вассала». Следовательно, сама история ставит Россию перед необходимостью «повернуться на Восток», т.е. опираясь на огромные ресурсы внутренней Евразии и пока еще сохраняющийся собственный научно-технический потенциал, в стратегическом партнерстве с Китаем и странами центральноазиатского региона возродить свою былую экономическую и в целом государственную мощь.

В-третьих, представляется очевидным и то, что помимо внешнеполитического «поворота на Восток» России и странам Центральной Азии предстоит в корне пересмотреть свои экономические стратегии, ориентировав их на комплексное развитие всех (а не только сырьевых, как сегодня) отраслей промышленности. Причем приоритетом должно стать создание собственных высокотехнологичных производств и выпуск наукоемкой продукции. Другими словами, Россия и Центральная Азия должны ориентировать свои стратегии экономического развития на те же самые цели, на которые ориентирована и стратегия Китая.


Принципиально важно и то, что «переориентировать» всю стратегию своего экономического развития Россия должна действуя «рука об руку» со своими партнерами из Центральной Азии, помогая и им решать аналогичную задачу. Прежде чем выстраивать взаимовыгодные и долгосрочные отношения с КНР, РФ и странам ЦА, необходимо возродить свою экономическую мощь и научно-технический потенциал. Непреложным условием этого является экономическая ре-интеграция на постсоветском пространстве или хотя бы в системе стран «Россия – Центральная Азия».


В итоге, если РФ и страны ЦА не откажутся от своих экспортно-сырьевых «стратегий» и не встанут на путь инновационно- промышленного развития в рамках единого экономического блока, то политический «поворот на Восток» для России и государств региона сам по себе не решит никаких проблем, в том числе в сфере экономического взаимодействия с Китаем. Единственным качественным изменением будет превращение бывших советских республик из «сырьевого придатка» Запада еще и в «сырьевой придаток» Востока.


Однако, если стратегии экономического развития Китая, России и стран Центральной Азии будут одинаково нацелены на комплексное, инновационно-промышленное развитие, то в этом случае налаживание взаимовыгодных российско-центральноазиатско-китайских отношений, подчиненных общей цели: экономическому освоению внутренних пространств Евразии вполне реально.


Более того, достижение вышеуказанной цели является необходимым и в плане решения многочисленных социально-экономических проблем и обеспечения гарантий безопасности в центре Евразии, без чего динамичное, долгосрочное и комплексное экономическое развитие РФ, КНР и стран ЦА не возможно. Поэтому экономическая интеграция между Россией, Китаем и Центральной Азией должна стать не просто модным политическим лозунгом, но и магистральным смыслом развития, главным направлением политики России и всех тех стран региона, которые все же заинтересованы в объединении усилий для преодоления системного кризиса, связанного как с распадом СССР, так и усиливающейся глобальной экономической нестабильностью.

Только тогда Россия и страны Центральной Азии успеют вскочить в набирающий обороты «китайский экономический экспресс», став реальными партнерами Китая, и только тогда «китайский экономический экспресс» будет нести мир, стабильность и процветание Евразии.

Статья представляет собой выдержки из книги «Китайский экономический экспресс в Центре Евразии: новая угроза или исторический шанс?». Книга является результатом исследования, проведенного под руководством В.Парамонова в период 2007-2009 годов, построена в форме информационно-аналитического доклада, планируется быть опубликована в декабре 2009 года. Авторы книги: В.Парамонов, А.Строков и О.Столповский.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение