Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сапар Орозбаков: Было ли ошибкой вступление во ВТО?

08.12.2009

Автор:

Теги:



Среди общественности широко распространено мнение, что вступление Кыргызстана в ВТО не дало ничего хорошего. Многие политики и экономисты считают, что, если бы наша страна в свое время вместо ВТО выбрала таможенный союз с Россией, польза от этого была бы намного больше, чем от вступления в ВТО. В обоснование своей мысли они говорят, что наши товары все время шли в Россию, и эта страна вместе с другими республиками бывшего Советского союза по сегодняшний день остается основным партнером Кыргызстана по внешней торговле. Так ли это? Было ли ошибкой вступление Кыргызстана ВТО? Попытка найти ответ на эти вопросы является целью настоящей статьи.

Было ли ошибкой вступление во Всемирную торговую организацию?
Сапар Орозбаков, директор Бишкекского центра экономического анализа

Мне следует сразу же признаться в том, что я был одним из первых, кто призывал к тому, чтобы Кыргызстан стал членом ВТО. Еще в 1992-году, т.е. в то время, когда, как мне теперь кажется, мало кто слышал о существовании этой организации, я опубликовал в газете "Республика" программу "Комплекс мер по выходу из кризиса и возрождению национальной экономики", которая содержала среди прочих пункт о вхождении Кыргызстана в ГАТТ - так в то время ВТО называлась. Изменилась ли моя точка зрения с тех пор? Нет. Я я также считаю, что вступление нашей страны в ВТО в целом не оправдало те надежды, которые мы в свое время возлагали на нее. Однако в части вопроса о том, нужно ли было вступить нам в ВТО, несмотря на это, я по сей день продолжаю оставаться в своем прежнем мнении.

Что такое ВТО? Это, грубо говоря, зона свободной торговли в мировом масштабе. Необходимость создания такой организации возникает из-за того, что многие страны с целью защиты отечественных товаропроизводителей огораживают свой рынок от внешнего рынка, ограничивают доступ к нему для других стран. В рыночной экономике делается это главным образом путем повышения импортных пошлин, в результате чего товары других стран возрастают в цене и становятся неконкурентоспособными на внутреннем рынке. Обычно такое автаркическое поведение свойственно крупным странам, которые в какой-то степени могут обойтись без обмена товарами с внешним миром, т.е. потреблять значительную часть произведенных отечественными предприятиями товаров внутри себя. Мог ли Кыргызстан следовать этой модели развития экономического развития? Конечно, нет.

Кыргызстан, являясь маленькой страной, имеющей слишком узкий внутренний рынок, не проживет ни один день, не продавая свои товары в другие страны. Это видно даже из того факта, что в Кыргызстане 54% ВВП идет на экспорт, тогда как в России этот показатель составляет всего 31% (данные за 2006-год). Нельзя при этом забывать, что такая разница сложилась еще в условиях, когда Россия экспортировала нефть и газ всевозрастающем размере, а в Кыргызстане не было даже минимальных темпов экономического роста, и если бы Кыргызстан производил ВВП на душу населения на уровне России, эта разница была бы еще больше. Сказанное означает, что, если мы даже не вступили в ВТО, мы все равно отворили бы дверь своего рынка для других стран. А вступление в ВТО могло открыть новые возможности, поскольку страны, входящие в эту организацию, для наших товаров вместо прежних, повышенных, тарифов, установленных для не членов, стали бы применять низкие тарифы. И надо сказать, что Кыргызстан так и поступал. Он уже до вступления в ВТО начал снижать свои импортные и экспортные тарифы, убирать другие барьеры на пути движения товаров, что и сыграло главную роль в том, что мы на удивление всех быстро оказались в рядах членов этой организации.

Что касается вопроса о влиянии вступления в ВТО на экономику нашей страны, он требует некоторого уточнения. Соглашаясь в целом, как сказано выше, с мыслью о том, что вступление ВТО не принесло ожидаемого результата, я все же не стал бы утверждать, что он не принес никакой пользы. Позитивное влияние этого шага есть. Оно особенно очевидно в сфере так называемого реэкспорта. Благодаря тому, что Кыргызстан является членом одновременно и ВТО, и ЕврАзЭС, и, следовательно, здесь существует самая выгодная налоговая схема для торговых операций, некоторые экономические субъекты из стран ЕврАзЭС осуществляют торговлю со странами, входящими в ВТО, через Кыргызстан, выплачивая налоги, естественно, в наших таможнях. В свою очередь, члены ВТО также отправляют свой товар через Кыргызстан, когда они их экспортируют в страны, входящие в ЕврАзЭС. Я сам этим вопросом глубоко не занимался, но, как пишут эксперты, в частности, Дж. Оторбаев, этот объем реэкспорта составляет достаточно ощутимую сумму. Так что речь может идти только о том, почему вступление ВТО не стимулировало развитие производства Кыргызстана. А в этом, на мой взгляд, нельзя винить ВТО.

ВТО помогает в том случае, если страна способна произвести кое-какие товары, но не может их продать из-за того, что страны, которые могут купить их, устанавливают высокие тарифы. Она может стимулировать производство лишь в той мере, в какой возникают проблемы со стороны спроса, но никак не решает все проблемы, связанные с производством. В том то дело, что мы не научились производить эти товары и нам по существу нечего предложить другим странам. А почему не научились, это тема отдельного, более подробного, разговора. Здесь же, в доказательство сказанного, я хотел добавить, что если бы мы умели произвести товары, то это отразилось бы на нашем собственном рынке, и он не был бы завален импортными товарами, как сейчас. Ведь ВТО не отменяет таможенные пошлины совсем до нуля, и в стоимости китайских, иранских, турецких товаров, которые продаются на нашем рынке, помимо таможенных пошлин сидят еще транспортные расходы, и им трудно было бы конкурировать с нашими товарами на нашем рынке. Остается заметить, что при таком неумении произвести товары, не помогло бы нам и вступление в таможенный союз с Россией.

Стоит ли сетовать на неблагосклонность ВТО, когда мы не можем использовать элементарные выгоды, предоставленные ею своим членам. Речь идет вот о чем. По правилам ВТО страна, которая хочет вступить в эту организацию, должна получить согласие всех ее членов. У нас была прекрасная возможность взыскать долг Украины, который она не возвращала долго под различным предлогом, при ее вступлении в ВТО. Думаете, что наше руководство воспользовалось появившимся шансом? Увы, оно решило, что этот 28 млн. долларов для нас будет излишним, и подписало договор о согласии с членством Украины в ВТО. Говорят, что Украина обязалась компенсировать долг в виде гуманитарной помощи. Но это же очередной обман общественности. В том документе нет ничего такого, что обязало бы Украину выполнить обещание. При таком отношении к делу я глубоко сомневаюсь в том, что мы когда-нибудь научимся извлекать выгоды от членства ВТО.

Теперь поразмыслим о том, что было бы, если мы вместо ВТО вошли в таможенный союз.

Таможенный союз создается для защиты внутренних товаропроизводителей, когда они слабы и не могут выдержать международную конкуренцию. Поскольку рынок одной страны недостаточен для создания изолированного рынка, объединяются несколько стран. Они устанавливают низкий тариф на торговые операции, проводимые между собой, поощряя тем самым товарообмен внутри таможенного союза. А для импорта товаров из других стран, не входящих в этот союз, устанавливается высокий тариф, причем его величина будет варьироваться по видам товаров в зависимости от того, какие отрасли страны намерены защитить. И эти тарифы будут едиными для всех стран, входящих в союз, что и обеспечивает изолированность рынка.

В той упомянутой программе я был против создания таможенного союза с Россией, поскольку это раз и навсегда закрепило бы за нами статус сырьевого придатка России. Я считаю, что таможенный союз будет полезным только тогда, когда в него входят страны с одинаковым уровнем развития. А когда он объединяет страны с различными уровнями развития, как в случае с таможенным союзом, создаваемым Россией, то более развитые страны будут развиваться за счет слабых, в результате чего участь последних будет хуже, чем они не входили бы в таможенный союз. Ведь наши предприятия все равно не смогли бы выдержать конкуренцию с российскими предприятиями, и какая разница, в конкуренции с какими предприятиями они погибают: в конкуренции с российскими или с западными. Если бы мы входили не в таможенный союз, а в ВТО, то мы сохранили доступ к рынкам, где мы можем успешно конкурировать. Мое это опасение не оправдалось только по той причине, что в России до сих пор нет настоящего экономического развития. Она не сумела поднять свою обрабатывающую промышленность, а, наоборот, сама стала сырьевым придатком развитых стран. Но Россия не будет же вечно находиться в этом состоянии.

Моим другим аргументом против таможенного союза с Россией была неспособность России провести последовательную экономическую политику. Я писал, что это будет пустой тратой времени без какого-либо результата. Разве не сбылись мои слова? Кто сегодня может сказать, что СНГ, таможенный союз и другие региональные экономические и неэкономические объединения, созданные по инициативе России, стали жизнеспособными структурами? Если бы они были выгодными организациями для своих членов, то зачем надо было выйти Грузии и Украины из СНГ? О чем говорит уход Узбекистана от ОДКБ? Я считал и продолжаю считать, что нам не следует отказаться от дружбы с Россией, но особенно надеяться на ее также не следует.

Те, которые призывают за таможенный союз, знали бы, какой таможенный союз хотела создать Россия первоначально, т.е. в начале 90-х годов прошлого столетия. Я это хорошо помню как человек, участвовавший в этих делах. Россия добивалась от республик поднять импортный тариф на машиностроительную продукцию, по которой она имеет преимущество перед нами, но на порядок уступает развитым странам, аж до 40-50%. Собиралась она сохранить рублевую зону, а затем, когда она развалилась, пыталась создать валютный союз, чтобы сделать свою валюту резервной валютой для республик. Если бы ее замысел осуществился на практике, то мы до сих пор ездили на российских Жигулях с полными карманами, набитыми обесценившими российскими рублями.

Россия никогда не относилась к идее таможенного союза серьезно. В их действиях преобладали политические мотивы, которые проявлялись в навязывании только своих интересов без учета интересов других стран. Поэтому этот союз до сих пор остается на уровне разговора. К тому же нельзя забыть, что она сама то хочет вступить в ВТО и давно ведет переговоры с этой организацией, проявляя интерес к созданию таможенного союза лишь периодически, когда она по тем или иным причинам чувствует себя обиженной по отношению к Западу. Если она окажется в ВТО, то идея таможенного союза во многом потеряет свою актуальность. Я посетовал бы не торопиться с решением, а подождать вступления наших соседей в эту организацию.

Мне понятны причины пробуждения огромного интереса, проявляемого нашими политиками в последнее время к России. Многих впечатляет успех, достигнутый Россией в последние годы. Но я не считаю, что Россия жаждет приютить нас у себя под своим теплым крылом, как некоторые думают. Если она допускает наших трудовых мигрантов на свой трудовой рынок, то это вовсе не значит, что она начала проявлять старую материнскую любовь к нам. Первая реакция России на появление наших людей на своей территории не напоминала ничего близкого об этом. Она разрешила работать нашим гражданам только тогда, когда она поняла, что без дополнительной рабочей силы ей не обойтись.

К тому же, в отличие от поклонников России, я не думаю, что она окончательно нашла свой путь развития, и ее ждет впереди только безоблачное будущее. То, что быстро росла российская экономика в последние годы, это отнюдь не результат осмысленных и целенаправленных действий, и в нем мало заслуг нынешнего ее руководства, как это многим кажется. Этому благоприятствовала мировая конъюнктура рынка, как подобное случилось в годы Советской власти во время правления Л. Брежнева, когда жизнь людей улучшилась настолько, что получила название "брежневского коммунизма". Я меньше всего хотел бы желать России плохое, хотя бы потому, что оно прямо аукнется в Кыргызстане. Но было бы непростительной ошибкой забывать, что тогдашнее брежневское неожиданное улучшение сменилось столь же неожиданным ухудшением ситуации, которое завершилось крахом самого государства в конце 80-годов. Выйти из ВТО и войти в таможенный союз, полностью и безоглядно отдавшись России, это значит, и разделить ее судьбу со всеми ожидаюшими ее впереди трудностями, которые, пусть они даже будут в самых минимальных размерах, в отличие от России, как мне представляется, не перенесет слабый Кыргызстан.

Тел.автора +996(312)4714 73; +996(772)731220.
, Сапар Орозбаков
Источник - CA-NEWS

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение