Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Хайдар Капанов:Затягивание процесса децентрализации может привести Казахстан к непредсказуемым последствиям .

30.11.2009

Автор:

Теги:

 

Интервью с Хайдаром Капановым - депутатом маслихата (законодательного собрания) Уральска.

 ******************************************************************************* 

 

ИАЦ МГУ:  Казахстан известен  как уникальнаясреда  гармоничного, добрососедского отношения 140 этносов и многих конфессий. Насколько прочен фундамент межэтнической толерантности в стране?

Хайдар Капанов: Официальная редакция преподносит это как результат политики главы государства.С этим, безусловно, можно согласиться. Но, в любом случае, этому должно быть основание, фундамент. Ипрежде всего, это тот этнос, который является государствообразующим. Речь идето казахах. Именно они  выступили системообразующим фактором,фактором скепляющим мироное и добрососедское общежитие народов Казахстана втакие экстремальные условия, как, например, годы войны или целинные годы. 

Необходимо отметить безусловную сложность самого историческогопроцесса. Был период, когда половина народа оказалась физически уничтожена.Но, тем не менее, злость  не появилась. И если рассматривать историюказахов в целом , то они всегда были очень открытыми. Это свойство открытостии, соответственно, восприимчивости к иной культуре, - есть одна из главных черти оснований того, что Казахстан стал своеобразной лабораторией дружбы народов.Сто двадцать этносов проживает сейчас на этой территории. Современное состояние той модели толерантности, которую мы с вамивидим сейчас в Казахстане, на мой взгляд, не является венцом того, что былосделано. Безусловно, все эти двадцать лет Казахстан действительно проводилочень хорошую, правильную политику.  Как вы знаете, недавно была опубликована доктрина национальногоединства, в которой должны быть обозначены контуры дальнейшего национальногостроительства. 

Так, в своем выступлении на пятнадцатой сессии ассамблеи народовКазахстана, президент страны Н.Назарбаев заявил, что он хотел бы видеть этудоктрину как хорошую проекцию на будущее – что будет в сфере межэтникиКазахстана в ближайшие пятнадцать-двадцать лет.

Сейчас этого нет в тексте доктрины. Нет новых идей, связанных сразвитием не только ситуации в Казахстане в плане межэтники, но и с учетомвнешнеполитического фактора, а именно, скорого председательства РК в ОБСЕ. А умногих сейчас возникли достаточно сильные ожидания по поводу инициативКазахастана в сфере межнационального урегулирования. 

Поэтому,  важно не толькото, что планируется сделать для Казахстана, но и то, что мы можем предложить  для Европы в сфере гармонизации межэтническихотношений. Такого рода идей в документе на настоящий момент нет. В этомсмысле президент призывает все интеллектуальные силы подумать на эту тему.Сейчас проводятся и различные массовые мероприятия. Но такой интеллектуальный поиск невозможен вне широкогомеждународного сотрудничества, в первую очередь, с Россией. Я считаю, что  форумы приграничного сотрудничества  между двумя государствами, Россией иКазахстаном, служат не только экономическому, но и гуманитарному, культурномусотрудничеству.

И наш с вами проект молодежного интеллектуальногосотрудничества  говорит о том, что диалогидет не только между государственными структурами, но и при участии институтовгражданского общества. Надеюсь, наш опыт станет показательным для многих другихВУЗов Казахстана.

 

ИАЦ МГУ:Следующий вопрос. Насколько ваша область участвует в формировании политическогокласса? В формировании гражданских институтов именно в рамках всей страны и впервую очередь со стороны экспертного сообщества и научной элиты?

Хайдар Капанов: Вусловиях сверхцентрализованной модели нашего государства, на том этапемодернизации, который мы переживаем, власть только формально разделена по тремветвям. Реально вся власть сконцентрирована в руках Президента. Это закрепленозаконодательно. 

О чем говорит третья статья конституции – государственная власть вРК едина. Ни в одном тексте конституции вы не найдете такой модели по правовомуоформлению. Сороковая статья поясняет, что носителем этого символа, этогоединства власти, выступает президент. Эта президентская, и дажесуперпрезидентская централизация власти привела к многим искажениям в процессегосударственного строительства. 

Да, концентрация власти в Казахстане произошла в более мягкойвариации, чем в России. У нас имела место  процедура самороспускаверховного совета, местных представительных органов, в том числе органовсамоуправления, и власть сконценрировалась в руках президента. 

Поэтому ответственность других ветвей власти за эти годынивелировалась, и они живут в режиме не спрашивая: "дают задание – яисполняю". Отношения между центром и регионом, в условиях такойсверхцентрализованной модели управления, ведут к тому, что регион не можетстать ни самостоятельным политическим, ни экономическим субъектом. Он - объектвоздействия центральных властей. Политика межбюджетных отношений междуреспубликанским местным бюджетом такова, что деньги изымаются, а затемтрансфертным образом распределяются по тем же регионам. В плане доходной частинаша область и город самодостаточны. 

Вот бюджет г. Уральска: если собрать запоследнее время, у нас оставляли 32 % из тех средств, которые зарабатывали нашипредприятия. С прошлого года мы добились оставлять 51 %. Возьмите Акскай – этоосновная житница нашей области, нашего региона и нашего Казахстана. В свойбюджет они оставляют только 3% из того, что зарабатывают. По другим регионам, ядумаю, аналогичная картина. Когда централизуются все финансовые ресурсы, решается затем, кому что дать.

Немы принимаем решение, где построить школу, где поставить садик или запуститькакой-нибудь инвестиционный проект, а решает эти вопросы Астана. Если брать реестр взаимных индустриальныхпроектов в рамках второго этапа индустриализации, то та же наша область, впринципе, ничем глобальным не отличилась, чтобы создать алгоритм развитияобласти наперед. Нет таких проектов. Почему нет? Потому что инициатива глушитсяизначально. Зачем например, акиму, неизвестно на какой срок поставленнымна регион, раздражать Астану своей инициативой. 

 Каким-то образом проявляетсебя депутатский корпус. Потому что они знают, что их избрали на пять лет, чтона них смотрит свой округ и это побуждает их к инициативе. Более того, знаниесвоего региона позволят депутатам, как правило, предлагать достаточно вменяемыепроекты, но дальше инициации предложения их полномочия не идут. Все решаютакимы, которые отвечают не перед областью, а непосредственно перед Астаной. 

И поскольку вся наша представительная власть на местах находитсяпод прессом исполнительной, то особых инициатив мы не видим и там. Это одна избольших угроз нашей государственности в целом.

Можно провозглашать модель эффективного государства, требоватьпроводить административные реформы. Но сколько бы их ни проходило за периодстановления нашего государства, они будут абсолютно нерезультативны, пока нерешится центральный вопрос – "распаковки" отношений между центром и регионами.

Вот еще один фактор, почему не идут на местное самоуправление, надецентрализацию – боязнь выборности местных органов власти. Выборность автоматически разморозит все местные межнациональные иэтнические вопросы в регионах, которые центральная власть  старается не замечать.

Но это объективная реальность: русскоязычное население по севернымрегионам, наличие узбекских анклавов на юге - ну и соответственно выборность –выберут не казаха, а русского, где-то корейца, где-то узбека. 

Демократизация власти сразу же выявит все недочеты национального игосударственного строительства, накопившиеся за последние годы. И мало того, чтополитическая элита не желает признавать свои ошибки, более того, эти проблемына настоящем этапе решать никто не собирается. 

Кроме межэтнического фактора, не менее важен и экономический.Сейчас мы наблюдаем этап частной монополизации целых сфер производства. Частныеструктуры, пользуясь поддержкой могущественных покровителей из Астаны,банкротят и скупают целые предприятия. Зачастую это градообразующиепредприятия, деятельность которых прямо влияет на жизнь людей.

Была попытка около четырех лет назад по хитрой модели забрать ТЭЦиз коммунальной собственности – банковская афера, натуральная. Афера, ксчастью, провалилась - депутаты городского собрания отстояли предприятие.

Вторая попытка была предпринята через год – тоже коммунальныйобъект ОблГаз ушел в некое унитарное предприятие, где доля государства активноразмывалась.  И тарифная политика сразуизменилась – потому что местные власти уже не могли влиять на менеджмент,пришедший из Алма-Аты или Астаны.

Поэтому я считаю, пока полностью не будет подконтрольныерегиональным властям центральные социально-экономические объекты, не будетреального самоуправления, не будет самостоятельного политического региона.

Экономические игроки будут доминировать над новыми политическимиигроками. И сейчас  это всех устраивает.Я повторяю совершенно публично, что это действительно угроза и государству, игосударственности. Затягивание процесса децентрализации может привестиКазахстан к непредсказуемым последствиям .

 

ИАЦ МГУ:Насколько, на ваш взгляд, успешно идет процесс строения духовной жизниобщества? Насколько велик вклад национальных элит в этот процесс? 

Хайдар Капанов:Как-то я обращался к местной оппозиции, к коммунистам и другим новообразованиямот оппозиции, с вопросом: способны ли вы как-то консолидировать массы в случаекакой-то экстремальной ситуации? Никто не смог ответить. Удивительно. Это говорит о том, на сколькоидейно та или иная политическая сила влияет на своих соратников, на население вцелом. 

Идеология коммунизма отошла, но ваккум как таковой остался.Общенациональной идеологии за этим политическим и идеологическим плюрализмомнет .

И когда мы говорим о заполнении духовной жизни религиознымиучениями, то здесь надо учитывать тот факт, что казахи - это нетрадиционныеисламисты. Даже когда я отвечал на анкету нашей переписи - отношение к религии,  я написал «другое»,а именно - культ предков. Смесь ислама и культа предков - это такаясвоеобразная дорелигиозная форма. И в казахах она сидит крепко. Почему невоспринимается казахами та форма ислама, модель которой привносится имамами,получившими обучение в арабских странах? Потому что чужие нормы  начинают ломать нас «по живому»: это нельзяделать с точки зрения опрятности, каких-то традиций, то нельзя делать -насаждает нам такой  арабскийислам. 

Информация по поводу влияния в широких массах коранитов, на мойвзгляд, скорее интернетовский миф, ее достоверность вызывает большие сомнения. В нашей ВИП-элите кораниты есть Но, повторяю, насколько этораспространено, я информацией сейчас не обладаю, и никакую утвердительнуюоценку дать не могу. 

В общественном сознании, я считаю, больше распространена смесь мягкого ислама и родовых традиций. На мой взгляд, это более вернаяверсия. Потому что, чтобы жить «по Корану», нужен целый слой своих теософов,чего в Казахстане никогда не было. Либо вы будете читать первоисточник, либо будете обращаться ктолкованию. А если их будут десятки, то выходит, что сегодня я могу увлечьсяодним направлением, а завтра другим. 

Поэтому обыденное сознание воспринимает такие корневые вещи,которые сидят в нас. Это наша общая этническая память, знание своих предков.

У сформировавшейся, взрослой части населения отношение к религиидостаточно спокойное. Конечно, без социологических данных определенно заявлятьсложно, но, на мой взгляд, ситуация такова. С молодежью все значительносложнее. У них духовный запрос в наше препростое время огромен. И именно ониидут в мечети, пополняют ряды разнообразных сект.

Поэтому задача формирования современной национальной казахскойкультуры очень актуальна, безусловно, и для наших государственных идеологов, идля общества в целом.

Но проблема в том, что с точки зрения взаимоотношения политическойи интеллектуальной элиты, которая работает на региональном уровне, у насбольшая пропасть. Контактов как таковых нет, как и нет желания идти на диалог угосударственных идеологов. Эта пропасть и рождает такие «тайные» проекты государственнойидеологии, о которых мы, ученые, узнаем из интернета. 

Проблема в том, что у нас нет публичных версий того, что намереныделать в рамках государственной стратегии политики государства. А если и есть,то это какие-то "куцые" разнарядки сверху на формалное обсуждение. Ктаким проектам и у населения, и у нас особой веры нет. Это еще раз доказательство тому, что у нас публичная полтика вАстане сводится к тезису – «я не желаю это обсуждать».

Я не думаю, что глава государства этого не осознает. Емунельзя отказать в политическом чутье, огромной естественной интуиции, ощущениискрытых процессов.

Но в данном случае необходима консолидированная воля большинстваполитической элиты.

Окружение президента не заинтересовано в пересмотре существующегопорядка, поэтому все сигналы, адресованные президенту, изолируются. От этого иполучается своеобразный вакуум. Правительство у нас выполняет чисто техническиефункции, все решает администрация президента. А сейчас она решила оставить всекак есть.

 

  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение