Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Русское пространство в Украине: проблема выработки стратегии

29.11.2009

Автор:

Теги:

 

Говоря о русском пространстве в Украине, следует учесть его своеобразную заражённость теми болезнями, которыми в целом страдает страна. И в первую очередь болезнь поразила те части общего социального организма, которые отвечают за смысловые ценности и историческую память. В результате за восемнадцать лет существования независимой Украины русский мир не только не выработал грамотной долгосрочной стратегии, но даже не определился со своей идентичностью. И эта полная путаница в понятиях и представлениях, кого считать русским, а кого украинцем, позволяет власти вести себя так, будто русских в Украине вообще не существует. А есть либо забывшие свои исторические корни украинцы, либо каким-то образом оказавшиеся и оставшиеся на территории Украины россияне.

Как быть в этой ситуации? Что делать? Чтобы разобраться в этом, исследователю крайне важно не снижать научной планки, не потерять качества видения, сохранив научный системный подход, цельность и масштаб восприятия. Видеть глобальность развития локального, происходящего во времени и в пространстве, не сводя его к местечковым проблемам и пропаганде. И, не забывая о тенденциях социодинамики, рассматривать проблему строго исторически. 

В этом смысле никакая этноцентристская позиция (пророссийская или проукраинская), независимо от государственной поддержки и её исходной направленности, строго научной не является и уже потому не может быть основой для серьёзного научного исследования, дающего более или менее верную оценку происходящего. У настоящего учёного может быть только одна позиция - позиция науки. Её мы и постараемся придерживаться в дальнейшем.

В рамках научного подхода, где изучение проблемы начинается с выявления объекта и предмета исследования, исходный экстравертивный макроуровень анализа определяет глобализация, в которой главную роль играют процессы интеграции и сепаратизации, вестернизации и реколонизации, глобальной информатизации и трансформации. С другой стороны, своеобразным предметом исследования, формирующим его исходный микроуровень, выступает в некотором роде интровертивная проблема определения до сих пор не сформированной т.н. общеукраинской идентичности (1) и её места в процессе собирания и трансформации русской цивилизации.

По сути, все остальные проблемы находятся и выстраиваются между этими двумя полюсами, подводя к главному - утрате страной, государством, народом целеполагающего смысла. Того ключевого основополагающего смысла, без которого у Украины не будет ни реального прошлого, ни ясного позитивного будущего. Того будущего, которое созвучно происходящим в мире глобальным трансформациям, но вырастает из реального прошлого страны и базируется на исторической традиции.

При этом отметим: считать, что проблема поиска идентичности - только украинская, будет неправильно. По сути, в ней, как в зеркале, отражается глобальный вызов, брошенный всей русской цивилизации. Просто нас он затронул в первую очередь и наиболее остро. И плохо, если в России представители её элиты ещё этого не понимают. Ведь вопрос стоит о жизни и смерти цивилизации. Не в смысле физической гибели, конечно, но в смысле потери себя.

Впрочем, несмотря на ярко выраженные в этой проблеме апокалипсические мотивы, мы видим в ней вполне очевидный позитив, ведь этот вызов выступает как шанс стать другими. Выйти на иной уровень бытия. Давая нам шанс, этот вызов потребует проявить всю силу, весь имеющийся у русской цивилизации потенциал, в первую очередь, интеллектуальный, но взамен предлагает новый уровень возможностей, а с ним и новое качество идентичности, которое, впрочем, ещё надо заслужить.

Итак, если попытаться свести этот процесс к одной ключевой фразе, отражая его первопричину и задавая ему исходную точку отсчёта, то речь идёт о борьбе за идентичность. Проще говоря, в Украине идёт битва идентичностей и за идентичность. Что для людей и страны означает битву за право быть собой. Битву, задача которой - ответить на вопросы: кто мы во времени? Откуда? Куда идём? Зачем и во имя чего живём?

Спрашивается: почему же это так важно? Потому, что в проблеме идентичности скрыт смысл социального бытия, без которого ни человек, ни государство и общество не могут не только развиваться, но даже существовать. Человеку, как и обществу, надо знать: ради чего он живёт? Зачем? Во имя каких высоких целей? Так проблема смысла выводит на мотивацию, а мотивация - на духовную наполненность и качество бытия.

И снова вопрос: так кто же мы? Какими смыслами живёт Украина? Но внятного ответа нет. Украина до сих пор в неопределённости. И каждый её гражданин на эти вопросы отвечает сам. При этом у власти, безусловно, есть своя позиция, но полностью открыто и во весь голос её представители пока что о ней не говорят, создавая ощущение политики «надувания щёк при полном отсутствии лица». Единственное, на что отважилась власть Украины в этом вопросе, это с лёгкой руки Л. Д. Кучмы стыдливо определиться, что «Украина - не Россия». Но кто тогда? На этот вопрос ведущие украинские теоретики стараются пока не распространяться, поскольку народ не очень готов. Хотя ответ итак ясен. Потому что точка отсчёта при определении украинской идентичности не изменилась - это Россия. Разница лишь в степени радикальности подходов и «отходов» от неё.  

Известно, что идентичность формируется и вырастает на основе традиции и культуры. Те, в свою очередь, опираются на историю, а история, как традиция и культура во времени, целиком погружена в мифологию и не может вне её существовать. Следовательно, битва за идентичность - это битва разных мифологий с противостоящими друг другу смысловыми ориентирами. Или, если сказать более мягко, интенсивное взаимодействие различных мифосистем, охватывающих всю совокупность формируемого в украинском обществе мировоззрения.

К сожалению, не все понимают это, а значит, не могут увидеть и истинный масштаб явления. И даже известные политики и учёные обычно в данном случае ограничиваются разговорами о фальсификациях истории. Чтобы устранить их, они предлагают создавать национальные и международные комиссии, которые смогли бы во всём разобраться и остальным разъяснить. Но эффективность этих комиссий минимальна. И не только потому, что в их состав нередко входят сами «фальсификаторы», требующие смотреть на историю «украинскими глазами», исходя из принципа укроцентризма. Но и потому, что там, где господствует мифология, нужны совершенно другие действия.

Естественно, одно не исключает другого, и факты фальсификаций надо выявлять и расследовать, но с живой мифологией этими мерами никак не справиться. Ведь в данном случае речь идёт о целой мифосистеме под названием национально-исторический миф Украины. Он имеет свою фундаментальную онтологическую основу и разветвлённую многоярусную структуру, охватывающую все основные проблемы украинского исторического бытия вплоть до конкретных сюжетов и персоналий. В определённом смысле этот миф можно сравнить с буйно растущим деревом, у которого есть ствол, корни, ветви и множество мифов-листочков. Оно растёт по своим законам, законам мифотворчества. И эти законы надо знать. Бороться с «деревом», рубя по «веткам» и выщипывая «листья», бесполезно и бессмысленно. Ведь там, где будет срезана одна ветвь, вырастает десять. Но у «дерева» есть «ствол» и «корни», которые формировались на нескольких простых и доходчивых идеях. Надо подрубить их, лишить питательной среды, и «дерево» само засохнет. Вопрос лишь в том, как это сделать?

На первый взгляд, в независимой Украине не происходит ничего особенного. Просто новая украинская историческая мифология заменяет старые мифы на новые, придавая украинскому существованию ценностную осмысленность и историческую легитимность. В принципе, для нового государства такой процесс вполне естественен и даже закономерен. Но в нём смущает другое - его форма и содержание. Содержание процессов и новых ценностей. Так, в Украине по инициативе государства началась внутренняя информационно-психологическая война. Война, которую государство в лице значительной части «элиты» и небольшой части общества ведет против остальных. Война за прошлое, за историю, за самосознание, за идентичность. Цель её: тотальная перекодировка общественного сознания с последующей его цивилизационной перевербовкой.

Война эта не всеми осознаётся, так как идёт в образовательном и развлекательно-информационном режиме. Но её последствия уже очевидны и отражаются на общем состоянии страны. Мы сегодня имеем печальную возможность наблюдать, как, разорвав питавшие страну многие столетия живительные связи, Украина утратила способность к саморазвитию и начинает быстро деградировать по всем направлениям. Но общество это не волнует, оно даже не задается вопросом: хотим ли мы развиваться как историческая общность в дальнейшем? Его теперь заботит другое: «хлеб и зрелища». И это лишний раз показывает, что политика перекодировки сознания через формирование новой украинской идентичности подавляет даже инстинкт национального самосохранения.

Общие тенденции такой политики понятны: таким образом в Украине планируют создать этнически однородное и социально управляемое общество по принципу «один народ, один язык, одна вера» с общей антироссийской направленностью на уровне государственной политики. И процесс этот будет развиваться независимо от того, кто из нынешних лидеров находится у руля государства. Определённая коррекция может быть только по части формы её проведения - более жёсткой или относительно мягкой. Значит, вопрос состояния статуса русских в Украине - лишь часть проблемы, имеющей значительно более глобальный характер и последствия.

К сожалению, пока украинское общество не осознало, что сам характер этого процесса для страны губителен. Ведь он делает ставку не на объединяющие цивилизованный мир гуманистические ценности, а на выстраданные Галицией узко этнические идеи. Идеи, не только разделяющие народы и наделяющие разным статусом граждан страны, но и не позволяющие стать достойными провозглашённого украинской «элитой» европейского выбора. По сути, этот процесс изначально деструктивен. Не неся в себе ни конструктива, ни позитива, он не настраивает страну на созидание, и общество ощущает это все последние восемнадцать лет, становясь всё более вялым и апатичным. И терпит подобную политику лишь потому, что не видит реальной альтернативы. А альтернатива есть. Она не вполне осознана, но постепенно формируется и обретает всё более реальные черты.  

Уточним: процесс перекодировки общественного сознания в Украине опасен не только в плане антирусской пропаганды, но и своей общей антигуманистической позицией, пропагандой национального превосходства и межнациональной вражды. Более того, приводя к «разрухе в головах», такая пропаганда утверждает пренебрежение не только общегуманитарными ценностями, но и вопросами сохранения чести и достоинства, стойкости, верности, любви. В результате, применительно к стране,  происходит существенное смещение этих понятий и подмена их ценностями, построенными на сиюминутной выгоде. Теперь в Украине идеи справедливости не модны. Быть порядочным и думать о стране - не выгодно, а значит, глупо. Героями Украины становятся те, кто сумел воспользоваться моментом, кто, руководствуясь собственной выгодой, кого-то ограбил, предал, унизил, оболгал. К чему такая подмена смыслов приведёт, догадаться не сложно: она ведёт к разрушению не только экономики и социальной инфраструктуры, ставшей объектом тотального разграбления и утилизации, уже сопоставимых с потерями Украины во время Великой Отечественной войны, но и высоких смыслов, без которых не может достойно существовать ни одна страна. 

Каковы же исходные положения, на основе которых следует действовать, чтобы спасти страну?

1. В рамках государства Украина некоего общего представления об «Украине», как о цельном и однородном пространстве, всё ещё нет. И власть ничего поделать с этим не может. Для граждан страны Украина остается разной: Правобережье, Галичина, Крым, Новороссия... С разным историческим прошлым, разной ментальностью и разными интересами. Иначе говоря, есть как минимум  Украина украинская и Украина русская. Да и с ними не всё так просто - по сути, структуре, самоосознанию. Но вести отсчёт от этих двух разных Украин можно и должно. 

2. Русским Украины надо помочь с самопознанием, чтобы затем научиться свою идентичность грамотно защищать. 

3. Русским не удастся защитить своё, не защищая чужое. Им надо не просто защищать русскую идентичность, а видеть в этом одну из главнейших основ процветания Украины. Значит, в основе борьбы русских за свои гражданские права и русскую идентичность должен лежать не лозунг руссоцентризма, а принципы справедливости и эффективности, согласно которым процветание Украины возможно лишь тогда, когда победит единство множеств. При этом надо быть за русское и украинское, понимаемое как исходное русское.

4. Не ограничиваться одной этнической стороной русской идентичности; видеть и искать идентичность в перспективе; выстраивать идентичность не только в этническом плане, но и в инновационном.

5. Инновационный подход требует выработать и предложить свой проект для русской Украины и для общерусского пространства, грамотно сочетая в нём этничность, культуру и инновации. Этот подход станет своеобразным тестом нашего общества как социокультурной системы на развитость, на качество морали, на наличие механизмов консолидации. Важно суметь сделать предлагаемый проект модным, привлекательным, перспективным, увязав его не только с региональными проблемами, но и с глобальными.

Причем обращаем внимание на то, что русская история уже переживала подобное, когда начиная со второй половины XVII века по инициативе духовенства и русской «интеллигенции» Малороссии был осуществлён настоящий культурный прорыв, заложивший основы новой русской культуры, мировоззрения, идеологии и государственности. Разумеется, у этого примера есть недостатки и далеко не всё в нём было бесспорным. Но вместе с тем сам по себе он является блестящим образцом того, как вдохновлённые общими идеями народы Руси-России совместными усилиями создали великое государство. 

Чтобы изменить ситуацию с перекодировкой сознания, нужна тотальная десакрализация господствующей в Украине системы и её надо как можно быстрее осуществить. Кто-то, быть может, скажет, что это невозможно, но мы просто напомним, что в своё время известный русский писатель и общественный деятель А.И. Герцен с помощью издававшегося тиражом в 1,5 тысячи экземпляров «Колокола» перевернул общественное мнение в России по отношению к крепостному праву. Другой общественный деятель и историк М.С. Грушевский с галицко-австрийско-польской «Просвитой» смог сформировать новое мировоззрение украинца. А русские не могут повторить их успех в новых условиях и при новых технологических возможностях? Почему? Кто нам мешает сделать это сегодня? Кто вообще нам может помешать?

Для успешного решения данной проблемы нужно сетевое воздействие, нацеленное на синергетический, кумулятивный эффект. При этом подчёркиваем: чтобы развернуть информационное взаимодействие на сетевом уровне, не нужно много средств и усилий. Ведь мы действуем на противоходе и на опережение, в значительной степени используя информационный потенциал господствующей системы, при этом переведя взаимодействие на тот уровень, где административный ресурс мало что будет значить, где основную роль будут играть иные ресурсы - ресурсы сетевого уровня. Эти ресурсы, благодаря своей специфике, позволяют использовать не жёсткий, осуществляемый через давление и потому плохо усваиваемый вариант воздействия, а рассеянный, скрытый, сетевой, построенный на точечном взаимодействии по принципу «роя» в режиме стратегии непрямых действий и малых дел.

Одним из таких «малых», но крайне важных дел может и должна стать система сетевого  образования. Ведь именно на качество украинизированного образования сетуют больше всего. Но зачем на него жаловаться? Что это даёт? И разве что-то меняет? Не надо сетовать. Надо просто создать своё общественное сетевое интернет-образование. Сначала по истории, а затем и по другим предметам. При этом сами разработки уже имеются. Их нужно только поддержать.

Отметим, что на создание такой системы потребуются относительно небольшие средства, а эффект будет ошеломляющим, потому что она несёт с собой не только новое знание, мировоззрение и технологии, но и новую систему образования, которая, по сути, упразднит и «отменит»  то, что господствовало в Украине ранее. Ведь такое образование делает обучение непрерывным, заранее задавая для каждого участника свой уровень глубины, объём усвоения и темп развития. При его достаточном развитии можно будет и учителю, и ученику получать любую информацию - различные сведения, расчёты, научные мнения, варианты уроков, домашние задания, не выходя из дома.  И это только в начале. Ведь в данном случае речь идёт о свободном интерактивном обучении, которое создаётся и используется всеми в сетевом режиме в любое свободное время. Обучении, свободном, открытом, поликультурном, настраивающем на массовое творчество. Обучении, вне каких-либо жёстких идеологических установок и консервирующих структур, где учителями и учениками становятся все. Обучении, на основе которого будет создаваться образование будущего. 

Что в данном случае важно понять? Создавая такую интерактивную образовательную систему, мы не только решаем проблему перекодировки общественного сознания в Украине, но и, переводя качество обучения на принципиально иной уровень, разрабатываем новые образовательные технологии, без которых человека будущего не сформировать. Эти технологии для нынешних образовательных систем имеют «закрывающий» характер, упраздняя их, делая ненужными, так как господствующий сейчас в Украине вариант образования, будучи по своей сути закрытым, заидеологизированным и сюжетно неинтересным, уже не вписывается в эту систему в принципе, а значит, будет неизбежно подвергнут существенной коррекции.

По сравнению с нынешней системой государственного образования сетевое образование имеет неограниченные возможности. И перспективнее первого в той степени, в какой массовое свободное творчество перспективнее любого забюрократизированного процесса. Причём со временем эти возможности будут только возрастать, что позволит русскому миру через интенсивное информационное взаимодействие перейти от глухой и довольно вялой защиты к позитивной культурной сетевой экспансии.

Когда это произойдёт и насколько быстро, сказать пока трудно. Но что рано или поздно это произойдёт, сомневаться уже не приходится.  

(1) оговорка «т.н.» в данном случае используется, поскольку понятие «общеукраинская идентичность» разные научные и политические круги и силы понимают по-разному, зачастую в абсолютно противоположном ключе 

Ставицкий Андрей Владимирович,

заведующий кафедрой общегуманитарных и социально-экономических дисциплин Севастопольского филиала Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, доцент кафедры истории и международных отношений Черноморского филиала МГУ, кандидат философских наук

«Одна Родина»

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение