Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Джокера президента» убрали от греха подальше?

25.11.2009

Автор:

Теги:


Автор: Михаил САВЕЛЬЕВ, политолог

Партийно-политическое строительство в Казахстане, похоже, переходит на новый этап своего развития. Именно эту мысль экспертам и всем, кто интересуется общественно-политической жизнью республики, навеяла отставка Дархана Калетаева с поста первого заместителя председателя «руководящей и направляющей» сегодняшнего Казахстана – партии «Нур Отан».

В пользу этого во многом знакового решения говорит целый ряд факторов и обстоятельств, связанных с деятельностью партии за последние годы.

Начав свое существование как типичный для постсоветской политической стилистики проект партии правящего большинства (а именно о подобном типаже незабвенный российский премьер Виктор Степанович Черномырдин говорил: «Какую партию ни строим, все равно КПСС получается»), «Нур Отан», словно сломав собственную генетическую программу, медленно и неохотно стал приобретать пока еще аморфные контуры полноценной партийно-политической структуры если не западного, то хотя бы цивилизованного восточного типа.

Из гадкого утенка — в прекрасного лебедя

Теперь уже трудно сказать наверняка, какой именно образец для преображающегося «Нур Отана» выбрал «партайгеноссе» Калетаев: малайзийская ОМНО, национальное движение на базе турецкого кемализма, либо планировалась некая казахстанская модель с учетом, например, «передового» опыта российской «Единой России». В любом случае эта тенденция в развитии партии была заложена именно в период пребывания Калетаева в качестве главного «рулевого» партии власти.

Изучая новейшую политическую историю республики и этот политический дрейф «Нур Отана», пожалуй, трудно обойтись без затертого сравнения со знакомым всем детям «Гадким утенком» Ганса Христиана Андерсена.

Фактически стартовав со случайного нагромождения представителей правящей бюрократии и региональных элит, казалось бы, заточенных под одноразовый политический проект получения на определенный срок доминирующей роли в парламенте, партия вскоре начала обретать очертания политической силы.

Бывшему до того не более чем «идеологическим отделом ЦК» новой казахстанской власти с не играющими никакой самостоятельной роли персонажами в руководстве, «Нур-Отану» за прошедший год удалось какими-то правдами и неправдами обрести некую политическую позицию по ключевым вопросам.

Было похоже, что партийным стратегам удалось если и не полностью отказаться от практики «эрзац-политики», то, по крайней мере, тактически закрепить за собой политическую инициативу. Ставшие более живыми и понятными выступления в СМИ по понятным причинам оказались более интересны обывателю, чем набившие оскомину своим однообразием выступления оппозиционеров, на время вытесненных таким образом на обочину политического процесса.

Стоит добавить, что все это, похоже, стало происходить, к немалому удивлению самого президента, наверняка уже отчаявшегося получить «на выходе» от этой затеи с партией национального большинства не только прекрасного лебедя, но и просто что-то более или менее внятное.

Коса нового стиля нашла на камень косности

Вскоре стало очевидно, что наметившаяся позитивная динамика в состоянии такого исходно «тяжелого пациента», как «Нур Отан», постепенно начала формировать и новый политический расклад в высшем политическом руководстве страны.

Если раньше должность главного партийного менеджера находилась на низших ступенях неформального табеля о рангах и не представляла ценности для политических тяжеловесов, то теперь выросшему в недрах президентской администрации аппаратчику Калетаеву вполне удалось наглядно продемонстрировать немеркнущую справедливость сталинского тезиса о том, что «кадры решают все».

Ведь с его приходом партии власти даже удалось добиться решения такой, казалось бы, простой, но, тем не менее, так и не решенной за несколько лет задачи — партия стала одной из самых упоминаемых в СМИ, добившись этого не только контролем медийного пространства, но и элементарно наладив работу с ньюсмейкерами и начав хоть какое-то моделирование общественно-политической повестки.

Как и следовало ожидать, итог деятельности «казахстанского Суркова» (или, как его еще называют, «джокера президента») был более чем предсказуем. Даже простое наведение порядка в «Нур Отане» стало слишком неожиданным для политической элиты. Не случайно на протяжении года в многочисленных прогнозных публикациях аналитики всех мастей не переставали гадать на предмет его ухода и назначения другого кандидата, причем обязательно из числа политических тяжеловесов.

Как всегда, мысль оказалась материальной. И вот, как деликатно отметил эксперт по Казахстану, директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов в интервью одному из российских изданий, для «самого молодого из колоды топ-менеджеров президента настало время выйти из уюта Администрации в большую жизнь».

На самом деле PR-атаки на политические позиции Дархана Калетаева, продолжавшиеся практически без перерыва все время его пребывания партийным «кормчим», проявили как лакмусовая бумага существование в системе власти и управления некой контр-элиты, внутрисистемной оппозиции, исключающей для себя возможность позиционирования «Нур-Отана» как более или менее активного приводного ремня властного механизма.

Причем, по мнению ряда политологов, речь шла именно не о каких-либо персональных аллергиях и антипатиях к руководителю успешного политического проекта, а о системном противодействии, связанном в первую очередь с крайней заинтересованностью в максимальном консервировании существующего положения вещей. То есть «коса» нового политического стиля в исполнении Дархана Калетаева нашла на «камень» косности и патриархальности элиты, отторгающей любые перемены. Даже если они и направлены на обновление и повышение КПД всей общественной системы в целом.

Пиррова победа консерваторов

Политическое будущее Калетаева сейчас скрыто той завесой тайны и неожиданности, которая окружает все принципиальные кадровые решения Президента. Понятно лишь, что управленческий потенциал самого Калетаева и его команды так или иначе будет востребован. И дело не только в той самой «химии межличностных отношений». Скорее за этим скрывается точный политический расчет, а именно потенциальные издержки потери Президентом опоры на новое поколение чиновничества и бизнес-элиты, часть представителей которого связывает определенные надежды с именем Назарбаева и Калетаева.

На самом деле деятельность партии «на принципах Калетаева» наглядно продемонстрировала, как в современном Казахстане даже по определению неповоротливая и инертная партия власти может быть не требующим постоянного внимания «капризным пасынком» правящего режима, но довольно эффективным инструментом власти, а вовсе не только ее парламентским «фасадом». А именно к этому, как склонны считать эксперты, оказалась не готова часть правящей элиты, по традиции привыкшая видеть в партии только машину для штамповки президентских и правительственных законов в парламенте.

Разделяющие методы и политический стиль Калетаева почти единогласно говорят, что идеи их политического гуру еще дождутся своего часа. Не исчерпана в своей привлекательности забрендированная партией тема Назарбаева как духовного лидера нации, бессменного команданте, высшего хранителя эталонных знаний об образе Казахстанского государства и общества как минимум в XXI веке. Есть большие теоретические заделы и в тезисе о «коллективном преемнике» как страховом механизме от возможных смут и безвременья.

Добровольно-вынужденный уход Калетаева в сложившемся раскладе политических сил означает лишь временную победу консерваторов, которая даже может быть изложена в терминах классической схемы конфликта «отцов и детей». По существу, Калетаев и Ко, как Кутузов и русская армия под Москвой в 1812 году, выиграли стратегически. И не только потому, что в его отсутствие налаженный механизм неизбежно начнет давать сбои.

Истинный смысл ухода Калетаева заключается в обнажившемся со всей очевидностью для всех верхов водоразделе, прошедшем между поколениями элиты и способами их политического бытия. В этом смысле победа консерваторов — это, скорее всего, пиррова победа, хотя главная схватка и окончательное решение вопроса о жизнеспособности политики и, соответственно, продолжительности курса Назарбаева еще впереди.

Дальнейший ход развития ситуации вполне просматриваем. Усиление блока консерваторов во властной верхушке будет усугублять шаткость правящей элиты и нарастание потенциала внутренних противоречий из-за неадекватного реагирования на вызовы внешней среды. Усиливающийся дисбаланс системы будет напоминать СССР конца 70-х — начала 80-х, когда у власти надолго задержались консерваторы, упустившие благоприятные возможности для реформ, что в конечном итоге негативно отразилось на судьбе Союза. И наоборот, ставка на обновление и учет требований времени, сделанная Дэном Сяопином и его командой, позволили Китаю успешно модернизировать свою экономику и стать сверхдержавой в Азии.

Перегруппировка сил перед новым сражением

Похоже, что именно между таким если не цивилизационным, то стратегическим выбором стоит Казахстан сегодня. И окончательный выбор будет определяться не столько личными вкусами и пристрастиями главы государства, а также мнением высшей политической и экономической элиты, но и «тектоникой плит», и логикой развития кадрового, интеллектуального потенциала в этих самых элитах.

В конечном счете все будет зависеть от того, кто и как будет не только принимать, но и реализовывать этот выбор. Эволюцию управленцев в Казахстане условно можно разделить на несколько волн. Если за первый призыв считать «реформаторов» «кажегельдинского периода», а за второй — рыночников из числа «младотюрков», то вступление в ряды управленческой элиты Дархана Калетаева и ему подобных можно назвать началом волны «государственников».

В России эпоха «государственников» началась с приходом к власти Путина в начале 2000-х годов. Не случайно, что именно в недрах этой эпохи зародилась идея национального лидерства, фактически реализуемая сейчас в политическом поле северного соседа в виде Путина — лидера правящей партии и самого влиятельного политика в стране.

Как известно, представители этих двух команд фактически не оправдали возложенных на них надежд и в определенной степени дискредитировали политику президента, но будет ли призыв казахстанских «государственников» столь же успешен, как в России, конечно, покажет время. Ведь уже на данном этапе Калетаеву, как лидеру этой волны, судя по всему, пришлось столкнуться с мощным противодействием, поскольку это неизбежно предполагает вторжение в сферу чужих интересов и посягательство на установившиеся монополии...

Очевидно, что опасность углубления противостояния элитных пластов и течений, которое своей «турбулентностью» грозит нарушить национальную стабильность как главное достижение своей политики, прекрасно осознается президентом и его ближайшим окружением. В этом смысле президентская оценка работы Калетаева, получившего «золотой парашют» управляющего директора в ФНБ «Самрук-Казына» и «утешительный приз» статуса внештатного советника главы государства, дает возможность предположить, что перевод Дархана Калетаева в «действующий резерв» может в перспективе означать только временную перегруппировку сил перед новым сражением.

http://respublika-kz.info/news/politics/6462/ 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение