Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Эксперты ВК о кавказском наместнике

21.11.2009

Автор:

Теги:

«Мы сделаем все возможное, чтобы жизнь людей на Северном Кавказе была благополучной. А с теми, кто будет мешать нам, разберемся», - так закончил Дмитрий Медведев рассказ о самой серьезной, на его взгляд, внутриполитической проблеме – ситуации на Северном Кавказе – в послании федеральному собранию http://www.kremlin.ru/transcripts/5979. Перечислив многочисленные проблемы региона, президент пообещал, что вскоре появится человек, лично ответственный за положение дел в регионе, который будет обладать «достаточными полномочиями для эффективной координации работ на данном направлении».

Идея вызвала широкий резонанс на Северном Кавказе, Причем народ отнесся к ней, скорее, с недоверием.
Вспомнили, что когда-то «смотрящими» назначали полпредов, которые обросли целыми штатами помощников и чиновников, но результатов так и не было видно.
Поразились числу депутатов и чиновников, а также посетовали на качество исполнения народными избранниками своих обязанностей: «Бизнесменов ставят депутатами от народа. Плевать хотел этот бизнесмен-депутат на свой народ, ему бы законы пролоббировать в пользу своего бизнеса и дохода».
Предположили, что назначение очередного наместника приведет к росту ставок взяток.
Напомнили, что клановость – кавказская традиция, «так было и всегда будет».
Перечислили общие проблемы России: «Будем иметь амира, наместника, не имеет значения кого, но война и разруха найдут нас очень быстро. Можно строить любые планы, но нет человеческого ресурса. 60% населения России - люди пенсионного и предпенсионного возраста. Вычтите от оставшихся 40% алкоголиков, наркоманов, психбольных, инвалидов… сколько останется? Промышленности нет, народ ни на что не влияет - сами знаете, как проходят выборы. Перед страной ставят образ врага, на который бросают силы людей, не утративших способность думать».
Словом, пришли к неутешительному выводу: «Власть не знает, что делать. Два века назад Россия присоединила Кавказ, и веками складывавшийся баланс сил и народов был разрушен. Решения, касающиеся Кавказа, принимаются людьми, которые здесь даже и во сне не были. Компетентность их нулевая».

Так или иначе, о сроках появления нового кавказского наместника пока не объявлено. Неизвестно, кто им станет, а также каким полномочиями будет обладать. Прогнозы на этот счет в ходе дискуссионного клуба ВК делали северокавказские эксперты: чеченский историк-публицист Мурад Нашхоев, руководитель аналитического управления аппарата уполномоченного по правам человека в Чечне Ибрагим Дзубайраев, дагестанский политолог, преподаватель Эдуард Эмиров, директор радиостанции «Эхо Москвы – Махачкала» Зубайру Зубайруев, завотделом социологии Института истории археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, кандидат философских наук Заид Абдулагатов, завотделом Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра, доктор экономических наук Сергей Дохолян, ректор Дагестанского института экономики и политики, доктор политических наук Абдул-Насир Дибиров.


КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПРЕДЛОЖЕНИЮ ПРЕЗИДЕНТА ВВЕСТИ ДОЛЖНОСТЬ ОТВЕТСТВЕННОГО ПО КАВКАЗУ? РЕШИТ ЛИ ЭТО БАЗОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНА?

Мурад Нашхоев: Предложение президента я считаю нормальным. Однако здесь возникает вопрос: перед кем будет отвечать новый назначенец главы государства - перед президентом или перед народом? Мне кажется, что кандидатура на этот пост уже подобрана, но ответа на вопрос, чем будет заниматься «начальник Кавказа», пока нет. Существует опасность, что человек не будет знать ни национальной культуры, ни национальной истории, не будет учитывать базовых фактором межнациональных территориальных конфликтов на Северном Кавказе. Нельзя забывать, что такие проблемы как отделение Пригородного района от Ингушетии, давний земельный передел между Чечней и Дагестаном - все это наше советское наследие и эти вопросы необходимо решать. Другими словами, если верховная власть намерена оказывать влиять на Северный Кавказ, то эти противоречия нельзя игнорировать. Немаловажен и подход в решении базовых проблем. Здесь, уверен, нельзя размахивать топором, это лишь вызовет отторжение. Думаю, что поможет ставка на национальные особенности того или иного народа. Чеченцам сегодня это поможет. Кроме того, сам представитель не должен быть связан с местными группировками, имеющими связи с Москвой. Он сможет решать проблемы при одном условии – если будет иметь тесные контакты с людьми, имеющими самостоятельное независимое мышление, людьми с различными убеждениями. Если же его будут связывать отношения только с высокими чиновниками, с вороватыми людьми, то число проблем только возрастет. И, кроме того, очень важно какую команду соберет «ответственный», каким будет ее состав.

Ибрагим Дзубайраев: Мне кажется, что само назначение обусловлено нерешенностью в регионе и в том числе в Чеченской Республике важных проблем. В последнее время эти проблемы усугубились, и, думаю, предложение президента - это констатация факта. Решит ли назначение эти проблемы, вопрос сложный. Тем не менее при определенном подходе к ним есть вероятность, что они будут решены. Работа будет успешной, если удастся наладить совместные действия федерального центра, местных властей и нового назначенца. По-моему, этот человек должен быть хорошим знатоком разнообразного Кавказа, даже при кажущемся однообразии эта земля на небольшом своем пространстве очень многолика. Проблемы Чечни, Дагестана или Северной Осетии очень разные, и решение этих проблем не должно быть огульным, подход к ним необходим индивидуальный. Если даже сделать экскурс в историю взаимоотношений Кавказа и России, то можно сделать вывод, что люди, делающие кавказскую политику, не обладали достаточным пониманием культуры, традиций и даже истории этого края. Хотелось бы, что бы те, кто будет делать выбор, не наступали на те же грабли. Даже при удачном подборе кандидатуры, выборе хорошего проводника традиционной российской политики, нельзя не учитывать вышеперечисленное. В противном случае назначение приведет лишь к неудачам.

Эдуард Эмиров: Мое отношение двоякое. С одной стороны у нас уже есть полпреды. Но с другой стороны, если новый начальник будет обладать большими полномочиями, и представлять президенту объективную информацию, это хорошо. Нужен человек, непосредственно отвечающий за Северный Кавказ. Дагестан как приграничный прикаспийский многонациональный регион занимает особое геополитическое положение. Чечня прошла две войны. И управлять этими регионами не так просто.

Зубайру Зубайруев: Отношусь положительно. Если еще один человек попытается разобраться в том, что происходит на Северном Кавказе, то появится еще один шанс решить давно назревшие проблемы. В Москве не понимают, что на самом деле происходит у нас. Для начала нужно собрать аналитиков, выяснить реальную картину, как живут люди, чем они занимаются, что производят. Почему бы не назначить вице-премьера, который будет заставлять чиновников идти в народ. Однако не следует предпринимать действий, не разобравшись в ситуации. Если судить по правительственным источникам, у нас мир, благополучие и процветание. Реальную картину показали выборы в Дербенте. Но информацию снова пытаются скрыть от федерального центра.

Абдул-Насир Дибиров: Чтобы изменить ситуацию, Дагестану не хватает средств. Помощи из федерального центра недостаточно. Да и эти деньги не всегда доходят до конкретных адресатов, до людей. Экономика, малый и крупный бизнес испытывает дефицит инвестиций. Для сравнения, Ингушетия, равная по масштабам нескольким районам Дагестана, получит 36 миллиардов рублей. Чечня получила 28 миллиардов рублей. Дагестану в расчете на одного человека выделяются меньше средств. Причина в том, что дагестанская элита оказалась не на высоте. Она погрязла в интригах и теряет доверие.

Сергей Дохолян: Отношусь к идее отрицательно. Зачем над существующими государственными органами создавать еще?! У нас и так много дублирующих структур. Нужно добиться того, чтобы действующие органы государственной власти исполняли свои обязанности, исполняли законы. Зачем изобретать велосипед?! Есть структуры призванные решать определенные задачи, но они не справляются. Значит нужно их менять, а не создавать новые аппараты.


КАКИМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ДОЛЖЕН ОБЛАДАТЬ НОВЫЙ НАЧАЛЬНИК КАВКАЗА?

Мурад Нашхоев: С одной стороны, вроде бы не стоит наделять «ответственного» военными полномочиями, но с другой - силовая мощь необходима для справедливой защиты авторитета или для его восстановления. Он должен уметь и иметь возможность говорить с местным населением. При этом очень опасно опираться только на военную силу. По моим данным, воровством и хищениями в России отличались как раз военные. «Ответственному» необходимы собственные ресурсы, ответ за которые держать придется только перед российским президентом.

Ибрагим Дзубайраев: С законодательной и юридической точки зрения будет интересен механизм введения такого должностного лица. Мы знаем, что есть полномочный представитель президента в Южном федеральном округе, который призван решать многие задачи, и теперь придется решать юридические проблемы, что бы наделить новое лицо какими-то полномочиями. Эти вопросы требуют юридической стыковки, ведь могут пойти разговоры о том, что если такое можно сделать в ЮФО, то почему нельзя сделать в Дальневосточном или Северо-Западном округе. Эти моменты надо решать очень точно, в противном случае полномочия разных уровней могут пересекаться, и в конечном счете слаженной работы может не получиться.
Вместе с тем полномочия «ответственного» должны зависеть от того, какие проблемы ему придется решать. Ему необходима возможность если не прямо, то оперативно руководить силовыми действиями, а также координировать действия властей разных республик, ведь само по себе, в своих масштабах руководство субъектов теряет координацию. Хороший практический пример, когда Чечня и Ингушетия тесно взаимодействовали в борьбе с боевиками, а ведь у экстремистов, кстати, деятельность прекрасно скоординирована. Полномочное лицо может координировать федеральные экономические и социальные программы на Северном Кавказе. Еще раз хочу подчеркнуть, что для решения проблем этот чиновник должен быть закреплен юридически в своих правах, с учетом компетенции республиканских властей и руководства ЮФО. Этот вопрос мне кажется значимым, если не решающим. Вообще же предложение главы государства востребовано самими обстоятельствами, проблемами.

Эдуард Эмиров: Работу «ответственный» за Северный Кавказ должен начать с решения проблемы занятости. Считаю хорошей идеей создание всекавказкого молодежного лагеря. Он будет способствовать укреплению дружбы между народами, восстановлению утраченных связей. Однако «ответственный» не должен быть вторым генерал-губернатором Воронцовым. Ему нужны большие, но не диктаторские полномочия.

Зубайру Зубайруев: «Ответственного» следует наделять полномочиями только в том случае, если он разберется в ситуации и обозначит проблемы. Иначе не нужно давать ему полномочий.

Заид Абдулагатов: Дело не в должности, а в личности. Не уверен, что есть такая нейтральная сильная личность. Нужен человек, способный контролировать расходование бюджетных средств. Как, насколько эффективно расходуются деньги, следить за каждым рублем. Разобраться, чем занимаются правоохранительные органы. А за воровство наказывать. Есть положительный опыт Китая. Как там чиновников наказывают за воровство! Я не кровожадный, но если коррупцию не искоренить, то никаких денег не хватит на решение существующих проблем.

Абдул-Насир Дибиров: Отношусь к этой идее отрицательно. Не думаю, что «ответственный» станет наместником с генерал-губернаторскими полномочиями вроде Ермолова. Это противоречит конституции РФ. Вероятно, создадут орган, который будет контролировать финансовые потоки. И руководить этим ведомством будет человек в ранге вице-премьера федерального правительства.


КТО, НА ВАШ ВЗГЛЯД, МОЖЕТ ПОДХОДИТЬ ПОД ЭТУ ДОЛЖНОСТЬ? КАКИМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ ДОЛЖЕН ОБЛАДАТЬ САМ КАНДИДАТ?

Мурад Нашхоев: Кто подходит на эту должность, я пока не могу сказать. Думаю, что Дмитрий Анатольевич уже выбрал этого человека. Среди действующих политиков на Северном Кавказе я пока не вижу претендентов, хотя и думал об этом. Могу смело сказать, что не годится ни один генерал, который воевал здесь.

Ибрагим Дзубайраев: Здесь нужно говорить о качествах человека. Я, честно говоря, не могу назвать имя. Из общероссийского, федерального или московского масштаба, из известных наших деятелей я никак не могу остановиться на каком-то имени. Но этот человек должен знать Кавказ, в то же время он должен пользоваться достаточным авторитетом и в федеральных органах власти, и у населения, и у руководителей республик. Найти ответственного чиновника, обладающего всеми этими качествами, непростая задача. Подчеркну, что если он будет пытаться бороться только со следствиями проблем, а не искать их первопричину, то успеха добиться будет сложно. Необходимо одновременно бороться и со следствием проблем, и устранять их источники. Проблем на Кавказе масса, многие из них возникли довольно давно, некоторые появились на протяжении XX века, некоторые даже в конце XIX века. Сегодня необходимо понимание глубины проблем, не все они социально-экономического характера. Думаю, что с Кавказа можно начать развитие федерализма в России. Сейчас, на мой взгляд, федеративные отношения не развиваются. Многие вещи находятся в застое, возникают противоречия, стереотипы приходится ломать, что само по себе является ответом на неразвитые федеративные отношения. Словом, нужно избегать попыток унификации в российском федеративном государстве.

Эдуард Эмиров: Важную роль будут играть личные качества. С одной стороны, придется искать общий язык с северокавказскими элитами. С другой стороны, не допустить того, чтобы его подмяли. Он должен быть равно близок и в тоже время равноудален. Не обязательно и даже нежелательно назначать «ответственным» выходца с Кавказа. Человек, принадлежащий тому или иному этносу, не будет восприниматься как лицо нейтральное. На эту должность более подходит человек с опытом работы в федеральном правительстве, знающий Кавказ, которому не нужно объяснять кто такие лакцы или адыги. В качестве кандидатов называются фамилии заместителя министра Аркадия Еделева, вице-премьера Дмитрия Козака, бизнесмена Михаила Гуцериева. Но, на мой взгляд, назначат другого человека.

Зубайру Зубайруев: Это должен быть человек из десятки наиболее влиятельных людей в России. Сейчас люди воюют, потому что другого бизнеса нет. Если снизят налоги, не будут мешать бизнесу, госорганы займутся строительством дорог, решением социальных проблем что-то измениться.


КАК ИЗМЕНИТСЯ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛАНДШАФТ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ? НЕ БУДЕТ ЛИ ОЗНАЧАТЬ, ЧТО НАМЕСТНИК И ЕГО АППАРАТ ФАКТИЧЕСКИ ЗАМЕНИТ ПРЕЗИДЕНТОВ КАВКАЗСКИХ РЕСПУБЛИК, ОТСТРАНИВ ИХ ОТ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ НА МЕСТНОМ УРОВНЕ?

Мурад Нашхоев: Есть опасность, что «ответственный» подменит президентов, но, конечно же, многое зависит от самого человека. Кстати, у нас есть примеры из истории. Генерал Ермолов в Кавказской войне возомнил себя наместником Кавказа, он даже не подчинялся императору. Таким же хозяином возомнил себя и Потемкин. От таких начальников тогда политический ландшафт Кавказа в лучшую сторону не поменялся. Известно, что в XVIII-XIX веках в ответ на применение силы поднимались народные восстания. Тогда не было оружия дипломатии, а было оружие войны. Страшно, если повторятся те события. Ведь возможно, что создадутся, например, отряды из осетин, которые могут бросить в Дагестан, или отряды из дагестанцев бросить в Чечню. Вот такие уроки истории. Такие прецеденты в истории русско-кавказских отношениях были.

Ибрагим Дзубайраев: Я не думаю, что будут попытки подмены руководства республик, хотя не исключено такого развития событий. Это будет зависеть от самой личности. Важнее, сумеет ли он правильно построить свои отношения с руководителями республик, найдет ли понимание региональных проблем. В каждом субъекте свои проблемы, и решать их нужно тоже по-своему. Наместник должен понимать, что он назначается не для того, чтобы подменять местную власть, а, наоборот, оперативно помогать на уровне федерального центра. Мне кажется, что это лицо будет определено до нового года. Насчет политического ландшафта… Во-первых, назначение нового начальника должно в существенной мере решить проблему терроризма на Северном Кавказе. Во-вторых, сделать северокавказский регион привлекательным для вложения капитала, обеспечить рывок в социально-экономической сфере – эти задачи для уполномоченного лица могут стать стратегическими. Ну а если не добиваться таких результатов, то нет смысла вводить такую должность.
Главная задача - изменить социально-экономический ландшафт региона. Ведь Чечня сегодня это окраина промышленных регионов. У нас сейчас практически не развивается промышленность, не вкладываются инвестиции, а без этого нельзя говорить о светлом будущем. Создание нормального климата в этой сфере помогло бы решить и другие проблемы - у молодежи появится желание учиться, зарабатывать, совершенствоваться, в регионе появятся рабочие места, будет развиваться малый и средний бизнес. Кроме того, это повлияло бы на решение проблемы терроризма - там, где люди начинают заниматься делом, не будет место терроризму. Среда экстремистов - это наличие молодежных проблем. Очаги терроризма - в нерешенности социально-экономических вопросов. Вместе с тем некоторым высокопоставленным чинам пора перестать смотреть на Северный Кавказ как на некую окраину. В некоторых  оценках он порой выставляется не как часть одной страны, а как регион влияния России. Необходимо помнить, что Северный Кавказ – часть России, а не что-то отвлеченное.

Эдуард Эмиров: Я не думаю, что назначение «ответственного» приведет к отстранению северокавказских руководителей. Регион взрывоопасный, и нельзя делать каких-то резких шагов. Институт назначенцев, зная болевые точки, должен помочь руководителям регионов. Александр Починок, когда работал заместителем полномочного представителя президента в ЮФО, подготовил справку о ситуации в Дагестане. «Ответственный» думаю, займется подготовкой подобной справки. И в своей работе, надеюсь, он сделает ставку на гражданское общество. Для стабилизации обстановки нужно укреплять не только вертикаль, но и гражданское общество.

Зубайру Зубайруев: Политический ландшафт может измениться только в результате глубоких социально-экономических реформ. От назначения «ответственного» - маловероятно. На протяжении многих лет власть должна менять систему, людей.

Заид Абдулагатов: Между президентом страны и руководителями регионов появляется посредник, имеющий определенное влияние. Это означает, что изменится не политический ландшафт, а поведение, ориентация политиков и групп.

Автор: ВК

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение