Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К ВОПРОСУ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЯЗЫКОВЫХ ПРАВ НАЦМЕНЬШИНСТВ В ЮКО

12.11.2009

Автор:

Теги:

 

ШОМАНБАЕВА Альмира Кандидат психологических наук,
Южно-Казахстанского Государственного университета им. М. Ауэзова,
г. Шымкент

Язык народа — это главный фактор этнического самоопределения, этнической дифференциации и интеграции. Поэтому процесс обеспечения языковых прав этнических меньшинств является решающим для развития прав меньшинств и прав человека в целом. Документы ОБСЕ устанавливают важные и разумные стандарты для стран —участниц по защите прав нацменьшинств и их языковых прав. К важнейшим из них относятся документы Копенгагенской конференции по человеческому измерению 1990 года, Хельсинкский документ Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе 1992 года, Рамочная Конвенция о защите прав нац-меньшинств. Кроме того, созданные на этой основе дополнительные двусторонние и многосторонние договора имеют более высокие в правовом отношении обязательства для государств в их демократическом и плюралистическом развитии. Например, Конвенция СНГ 1994 года об обеспечении прав лиц, которые принадлежат к нацменьшинствам.

Защита языковых прав основана на двух основных принципах защиты нацменьшинств: 1) праве недискриминационного обращения при осущесвлении всех прав человека и 2) праве на содействие и развитие личности через свободу пользования таких специфических и особых аспектов жизни меньшинства, как свойственные этому меньшинству культура, религия и  язык. Первый принцип гарантирует меньшинствам получение любого рода защиты своих прав в независимости от их этнического, национального или религиозного статуса. Таким образом, они могут пользоваться теми же языковыми правами, которыми пользуются все лица в государстве — свобода самовыражения или, например, право при уголовном преследовании быть информированными о выдвинутых против них обвинений на понятном им языке, а в случае необходимости — посредством предоставляемого переводчика. Но чистая норма недискриминации может привести к принуждению лиц, принадлежащим к меньшинствам тесно придерживаться языка большинства, и таким образом на деле отказу им в праве на самоопределение, поскольку с ними обращаются так же, как с любым другим членом большинства. Поэтому крайне важен второй принцип — реализация права на свободу пользования языком.

Вышеназванные принципы актуализируют такие важнейшие темы жизнедеятельности, как:

• использование нацменьшинствами собственного языка при контактах с административными и коммунальными службами, в судебных процессах и других контактах с судебными органами по всей стране и на территории, где язык меньшинства традиционно используется значительной   частью местного населения;

      обучение языкам меньшинств и обучение на языках меньшинств в райо  нах компактного их расселения;

      включение вопросов, связанных с культурой нацменьшинств, образующих значительную часть этнической структуры региона, в программу общеоб  разовательной ШКОЛЫ;

      доступ нацменьшинств к средствам массовой информации на своем языке   и другое.

Идеологемы казахстанской национальной идеи и механизмы создания оптимального социолингвитического пространства в условиях полиэтнического
  окружения, позволившие заявить об особой модели казахстанской толерантно  сти, последовательно изложены в правовых актах национального законодатель  ства Республики Казахстан, а именно:

       КОНСТИТУЦИЯ РК;

      Закон РК «О языках в Республике Казахстан» от 11 июля 1997 года;

      О Государственной программе функционирования и развития языков
на 2001-2010 годы (Указ Президента Республики Казахстан от 7 февраля
2001 года);

      Концепция этнокультурного образования в Республике Казахстан от 15
июля 1996 г.;

      Положение об Ассамблее народа Казахстана, Стратегия Ассамблеи от 26
апреля 2002 года

      Закон об Ассамблее народа Казахстана от октября 2008 года;

      Концепция Доктрины национального единства Народа Казахстана и другие.

Крайне актуальна тема защиты прав нацменьшинств в регионе Южного Казахстана с выраженной поликультурностью и полиэтничностью населения. Так, этническая структура населения ЮКО на начало 2008 года представлена следующим образом: казахи — 1630819 чел, узбеки — 403882, рус-
  ские — 147105, азербайджанцы — 29293, таджики — 26955, татары — 21695 чел., турки — 20591, корейцы — 9764, украинцы — 8531. курды — 8125, немцы-3696, уйгуры — 3688, персы — 2739, чеченцы — 2505. киргизы — 1614, греки -1465 и др. Районы компактного расселения этносов: Сайрамский район — узбеки, Толебийский район — курды, Мактааральский район — таджики.

Специфические национальные интересы более чем двухмиллионного населения Южно-Казахтанской области представляют 20 областных этнокультурных центров (ЭКЦ) и обществ и 44 их филиала в городах и районах, работу которых координирует Малая Ассамблея народа Казахстана (АНК) ЮКО.

В области активно функционируют 171 СМИ на казахском, 21 — на русском, 7- узбекском, девять — казахско-русском, 2 — казахско-узбекском языках.

В ЮКО — 190 детских садов, где дети обучаются на государственном и национальном языках; из 1013 общеобразовательных школ 852 — с казахским языком обучения, 64 — узбекским, 10 — русским, 2 — таджикским.

В области активно внедряются проекты поли- и билингвального образования по примеру Сайрамской школы № 1 им. Сареми с русским, казахским и узбекским языком обучения. Ее директор Б. Нуралиев доказал, что выпускники узбекских школ могут наравне со всеми сдавать ЕНТ, обучаясь при этом на родном языке. В 2009 г. из 100 выпускников 84 стали обладателями государственных
  грантов.
Проявлением подобного внедрения может служить тот факт, что впервые в этом году выпускники таджикских школ сдавали ЕНТ. Опыт билингвального образования должен быть взят представителями других этнокультурных центров.

Получение высшего образования в регионе возможно на казахском, русском (все вузы) и узбекском языках (Университет Дружбы народов, г. Шымкент).

При областных ЭКЦ функционируют 15 воскресных школ, обучающих национальным языкам 500 детей, на содержание которых акимат области выделяет порядка 600 тысяч тенге в год. Наравне с национальными изучается государственный язык. Следует отметить, что ЭКЦ активно проявляют себя
в обучении национальным языкам, их пропаганде и развитии.

Достаточно показателен в этом плане мониторинг деятельности ЭКЦ области только за 2008-2009 гг [2]. Сугубо национальные праздники и традиции, благодаря этому, становятся не только общедоступными, но и общенациональными: Декады культурных центров, Дни этносов, фестиваль культуры и искусства народов Казахстана, День славянской письменности и культуры, праздник семьи разных национальностей, День языков народов Казахстана, День памяти жертв политических репрессий, совместное проведение мусульманских праздников — Курбан-айта, Наурыз мейрамы, христианских — Рождества, Масленицы и Пасхи, иудейских — Пурима, Хануки, Рош-а-Шана, татарского Сабантуя, корейского Чосока и др. 

Творчество этнофольклорных коллективов -славянского ансамбля «Калинка», ансамбля «Атуш» и танцевального «Гунча» уйгурского культурного центра, фольклорной группы «Зилан» и «Ронан»
  курдского национального центра, национального танцевального ансамбля «Даймокх» чечено-ингушского центра, танцевально-хореографической группы «Сабалан» и «Ардабиль» иранского центра, ансамбля «Моранбон» корейского центра — реальное воплощение представительских и гуманитарных функции ЭКЦ в этнической самоидентификации различных этносов.

К специфическим проблемам в сфере межэтнических отношений и языковых проблем в ЮКО следует отнести следующие: компактное проживание представителей узбекского народа в Сайрамском районе, курдского в Толебийском,таджикского — на юге Мактаарала. И сегодня в большинстве своем это закрытые сообщества. В первую очередь это относится к южноказахстанским курдам и таджикам.

Дети, окончившие таджикские школы, не могут поступать в казахстанские вузы, поскольку не знают ни казахского, ни русского языка. Те, кто хорошо  учатся здесь, получают квоту на обучение в вузах Таджикистана и, окончив их, возвращаются в Казахстан. Но их дипломы в Казахстане не котируются. Выпускникам трудно в Казахстане устроится на работу. Чем больше людей, которые не смогли реализовать себя, социально-уязвимых граждан, тем больше вероятность возникновения недовольства в обществе. Это на руку разным религиозным течениям, в том числе экстремистского толка.

Открытым остается также вопрос о реализации прав нацменьшинств в районах их компактного расселения по использованию своего языка при контактах с административными органами, в судебных процессах т. д. Как правило общение идет на русском или казахском языках.

Кроме того, культуры меньшинств не преподаются в общеобразовательном курсе обучения и изучаются только членами меньшинств, которые посещают национальные школы. Тогда как фактор этнокультурной осведомленности,
  по мнению этнопсихологов, является важнейшим механизом формирования 
этнической толерантности — интолерантности личности в условиях полиэтнического окружения. Поэтому основная работа этнокультурных центров должна вестись в направлении повышения правовой культуры и образовательного уровня молодежи.

Безусловно, ЭКЦ эффективно и добросовестно исполняют свои представительские и гуманитарные функции. Однако, анализ и прогнозирование складывающейся ситуации в межэтнических и сопряженных с ними межкофессиональных отношениях — дело профессионалов-политологов, этнопсихологов, этносоциологов, которые должны составить ядро создаваемых сейчас региональных научно-экспертных групп при Ассамблее. Сэкономив сегодня на научном моделировании будущих внутриполитических процессов, в недалеком будущем мы можем столкнуться с неуправляемой ситуацией. Тем более, что мировой финансовый кризис объективно провоцирует конфликты и противостояния.

Назрела необходимость в проведении этнологических мониторингов — методологически выверенных, с научно обоснованными индикаторами и апробированной методикой, направленных на изучение степени психологической удовлетворенности этническим самоопределением представителей нацменьшинств. Крайне научные экспериментальные исследования социально-психологических факторов и механизмов этнической толерантности или интолерантности в специфических условиях ЮКО.

С этой целью необходимо изучать особенности этнического самосознания этносов, проживающих в регионе, процесс формирования их этнической идентичности, проводить анализ ценностно-мотивационных структур находящихся во взаимодействии этносов, проводить социально-психологические тренинги развития этнической толерантности. Степень совпадения или несовпадения
  ценностей на культурном уровне — важнейший фактор формирования этнических предубеждений, предрассудков, негативных этнических стереотипов и этнических конфликтов. Кроме того, единство нации и ее интегрированность в общие человеческие ценности  невозможны без учета своеобразия ценностей и ценностных ориентации национальных культур ее образующих. Автор счел уместным представить некоторые результаты своих этнопсихологических исследований, проведенных в г. Шымкенте в период с 2002 по 2008 год [3]. В ближайших планах — выведение эксперимента на уровень культуры через включение в исследование представителей различных социальных групп других этносов, проживающих в Южном Казахстане.

1, Исследования этнолингвистического поведения студентов русского и казахского этносов, обучающихся в моно- и полиэтнических группах»

В качестве респондентов выступили студенты, обучающихся на русском и казахском отделениях экономического, исторического и психологического факультетов Южно-Казахстанского государственного университета им. М. Ауезова (ЮКГУ), Южно-Казахстанского Педагогического университета (ЮКПУ) и Шымкентского филиала Казахстанско-Российского университета (КРУ) Российской Современной Гуманитарной Академии. Выбор указанных выше вузов неслучаен. Этносоциологический анализ свидетельствует о численном превосходстве представителей титульного этноса в студенческой аудитории ЮКГУ, значительном перевесе русского этноса и других русскоязычных представителей нетитульных этносов в КРУ, мотивированных перспективой получения диплома «российского образца» при прочих относительно равных с другими вузами города условиях обучения. Все студенты казахского отделения абсолютно компетентны в казахском языке. Свободно владеют русским языком 3% из них, 11% находятся на уровне социального общения; 78% —бытового, 8%- на уровне понимания. 50% казахов полиэтнических групп высоко компетентны в казахском языке, 18% находятся на уровне социального общения, 25% бытового общения, 5% на уровне понимания, 2% не владеют языком вообще. Студенты казахского этноса, полиэтнических по составу групп, свободно и адекватно владеют русским языком.

В целом, выявлена привязанность студентов к этническому языку. В ходе беседы и интервью замечено, что в среде казахов полиэтнических групп степень компетентности в казахском языке респондентами преувеличена, и в большей степени носит декларативный характер. (Напомним, что студенты казахского этноса полиэтнических групп — это по преимуществу выпускники городских школ с русским и казахским языком обучения, а также представители полиэтнических семей). Другими словами, наблюдается рассогласование между реальным и проективным языковым поведением казахов в группах с русским языком
  обучения. Это, возможно, объясняется попыткой защитить свою самооценку в ситуации неадекватного владения высокостатусным, в настоящее время, казахским (родным для них) языком.

Аналогичная тенденция наблюдается у студентов русского этноса, полиэтнических по составу учебных групп, где выражена направленность на овладение казахским (государственным) языком, мотивированное стремлением русских сохранить свой социальный статус. Эти студенты абсолютно не исключают для себя вариант общения с друзьями казахского этноса на их родном языке.
  Выявленная у русских студентов полиэтнических групп направленность на изучение казахского языка — основного ретранслятора культуры казахов, стимулирует процесс их приобщения к национальным ценностям и самобытности казахского этноса и возможно приводит к заимствованиям во внутренней ментальной структуре.

Характерной особенностью языкового общения казахского этноса (в большей степени — казахов полиэтнических групп) являются двуязычие (родной и русский язык) в сфере не только межнациональных, но и внутринациональных контактов. Координативный билингвизм демонстрируют двуязычные казахи с равновысоким уровнем социального и адекватного общения.

2. Исследование ценностных ориентации студентов русского (РМ, РП) и казахского этносов (КМ, КП), обучающихся в моно- н полиэтнических  группах.

Исследование различий в ценностных структурах сознания исследуемых этнических групп на культурном уровне в континууме психологической универсалии индивидуализм — коллективизм осуществлено с помощью методики «Культурно-ценностный дифференциал». Методика «КЦД» была направлена на измерение групповых ценностных ориентации: на группу, на изменения, друг на друга и на власть. Коэффициенты совпадения ценностных ориентации культур и их субъективной культурной дистанцированности представлены в табл.1.

Таблица 1.

Показатели ценностных ориентации культур



Показатель совпадений ценностных  ориентаций культу

 

Показатели субъективной культурной дистанцированности



Рм-Км

Рм-Рп

Рп-Кп

Км-Кп

Рм

Км

Рп

Кп

0,12

0,05

0,3

0,36

0,21

0,16

0,43

0,53

 

Обработка результатов измерений групповых ценностных ориентации позволила сделать следующие выводы.

1.      На уровне образов восприятия казахи по сравнению с русскими представляют более коллективистскую культуру. Отличия наиболее акцентированы в диадах: казахи и русские моноэтнических групп, русские полиэтнических и моноэтнических групп, казахи полиэтнических и моноэтнических групп.

2.      Ядром семантической конфликтогенной зоны между русскими и казахами моноэтнических групп являются ориентация на группу и ориентация на власть, ориентация на взаимодействие.

3.      Русские полиэтнических групп, в сравнении с русскими моноэтнических групп, выглядят более уступчивыми и ориентированными на группу, что является способом адаптации в условиях активного межэтнического взаимодействия.

4.      Русские и казахи моноэтнических групп демонстрируют выраженную ориентацию на открытость переменам.

5.      Выраженность интеграционных тенденций в интериоризации ценностей двух социокультурных систем наблюдаем в диаде: русские и казахи полиэтнических групп, для которых характерна взаимопроникающая граница семантиче. ской зоны, состоящая из характеристик, превысивших 70% планку внутригрупповой согласованности. Это взаимовыручка, верность традициям, открытость, миролюбие и законопослушность.

Методика КЦД подтвердила существование межнациональных и межкультурных достоверных различий в структуре ценностных ориентации студенческой молодежи русского и казахского этносов, обусловленных этническими факторами социализации (в нашем случае — моно- и полиэтничностью учебных групп), а также наличие трансформационных явлений в ценностных структурах студентов, обучающихся в полиэтнических группах.


 

                                                                                     


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение