Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тамаш Краус. Россия – Европа: историческая общность

10.11.2009

Автор:

Теги:

Вынесенная в заглавие моего выступления мысль об истори­ческой связи между Европой и Россией возникла более ста лет назад, ее высказывали такие исторические личности, как Гегель и Г. В. Плеханов, М. М. Ковалевский и Иштван Хайнал, В. И. Ле­нин и Макс Вебер. Несмотря на различные точки зрения и иде­ологии, на различные исторические эпохи и географические условия они сумели увидеть общие формы развития и связан­ные друг с другом истори­ческие структуры. За сво­еобразной комбинацией «европейских» и «восточ­ных» черт в развитии Рос­сии обнаружились своео­бразно русская форма вас­салитета и расширяющая­ся система частной капи­талистической собствен­ности.

Собственно гово­ря, уже Маркс поставил в связь с Европой судьбу и будущее крестьянской общины, традиционного господства сельскохозяй­ственного труда. На ру­беже Х1Х-ХХ вв. в резуль­тате широкого проникно­вения в Россию европей­ских капиталов казалось очевидным, что предска­зание Маркса оправдыва­ется. Хотя как в самой Рос­сии, так и за ее пределами всегда шел спор по пово­ду глубины западного вли­яния и его оценки, несо­мненно, что и на русской почве утвердились глав­ные известные в Европе идеологические течения: триада национализма, ли-элизма и национализма. Несмотря на все своеобразие российских условий, евро-пейскость России проявилась и в сложившемся в ней на ру­беже столетий рабочем движении. Люди, имеющие достаточ­но основательные исторические знания, быть может, и сегод­ня помнят, что лозунг Соединенных Штатов Европы был впер­вые сформулирован именно в России в качестве альтернативы первой мировой войне.

С тех пор многократно подтверждалось, что продуманная, обоснованная и просвещенная политика не противоречит науке, иначе говоря, что политика способна извлекать необ­ходимые выводы из научного факта: Россия (а ранее в тече­ние десятилетий СССР) в определенном историческом (и не только географическом) смысле была и остается частью Европы. Как уже было сказано, история Европы многими нитями связана с судьбой Рос­сии. Прежде всего я имею в виду то международное разделение труда, кото­рое в течение множества десятилетий многообраз­но воплощалось в между­народном обмене от тор­говли сырьем и техникой, технологией до обмена духовными, культурными ценностями.

Те, кто в XX веке отрицал важность этого неоднократно по­лучавшего научное под­тверждение факта, почти во всех случаях, незави­симо от того, на чьей сто­роне они стояли, прихо­дили к милитаристским или, по крайней мере, дискриминативным, анти­гуманным, расистским ко­нечным выводам. Конеч­но, речь идет о накопле­нии многовекового опы­та, но в данном случае я хотел бы коснуться толь­ко некоторых характер-черт последнего столетия, которые предупреждают нас ), что, вопреки путанному тезису Хантингтона о «борьбе цивилизаций», единственной гуманной перспективой для пичных культур и народов остается перспектива сотрудничества  и солидарности. «Борьба» до сих пор всегда заканчивалась уничтожением культуры, поэтому не случайно, что нственную возможность для преодоления кризиса, тупикового состояния современного общество мы видим в сотрудничестве.

Таким образом, надо говорить не только о том, что между Европой и Россией возникли внутренние региональные связи, социальное или экономическое «родство», А о том, что они лишь местными усилиями могли выбраться из-под завалин, оставленных катастрофами. достаточно вспомнить Первую мировую войну, после которой шанс на «выживание» обеспечило сотрудничество между веймарской Германии и Совет­ской Россией, или антифашистское сотрудничество во время второй мировой войны, когда освобождение буржуазной Европы стало возможным благодаряря победе Красной армии над Гитлером. Мы знаем, что в обеих странах есть люди, выступают против этой традиции. Но мы также знаем и что история позволяет извлечь и положительный опыт. Это подтвержает и жизненный путь когда самого известного венгерского историка Дюлы Секфю, который, может слишком поздно, но все же понял, что нет реальной альтернативы сотрудничеству.

Более, чем символично, что после 8 мая 1945 г. именно он стал первым венгерским послом в СССР. Хотя и сегодня в Венгрии есть люди, которые считают излишней реалистичную политику Дюлы Секфю, да и в России иногда слышатся голоса, призываю­щие к изоляции, мы именно под знаком обновленного сотруд­ничества оцениваем всякие фобии и всякую националистиче­скую дискриминацию в качестве возврата к худшим традици­ям прошлого.

О жизненной силе корней сотрудничества луч­ше всего свидетельствует то, что даже самые тяжелые перио­ды холодной войны не смогли уничтожить систему взаимно­го сотрудничества. Больше того, в 1980-е годы экономическое и культурное сотрудниче­ство между двумя частя­ми Европы настолько уко­ренилось, что не могло быть и речи о возможно­сти войны в рамках исто­рической Европы. Прав­да, смена общественного строя на некоторое вре­мя освободила джинна из пресловутой бутылки, од­нако позже мы снова убе­дились в том, что в случае поражения сил, выступа­ющих за сотрудничество, победу одержат столкно­вения, конфликты и вой­ны, развязываемые ради интересов, спрятанных под маской межэтниче­ских конфликтов. Однако отмечающееся нами се­годня событие, неболь­шой шаг в области науч­но образовательного со­трудничества между ма­ленькой страной-членом ЕС и Россией, может стать крупным шагом на пути к мирному сосуществова­нию, основанному на вза­имной солидарности и взаимном уважении меж­ду различными культура­ми.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение