Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Специалисты считают: засекречивание аварии на Нурекской ГЭС не позволило предотвратить катастрофу Саяно-Шушенской ГЭС

24.10.2009

Автор:

Теги:

 

 

 

Главный инженер ДП "Спецгидроэнергомонтаж" (Узбекистан) Владимир Колосов считает, что завеса секретности над авариями на гидроэнергетических сооружениях приводит к катастрофическим последствиям, сообщает ИА «REGNUM». По его словам, аварию на Саяно-Шушенской ГЭС журналисты назвали уникальной на постсоветском пространстве. Но, как оказалось, похожая ситуация произошла на Нурекской ГЭС в Таджикистане еще в 1983 году. Однако тогда этот факт было решено засекретить.

Об этом средства массовой информации недавно проинформировал глава Ростехнадзора Николай Кутьин. "Материалы по той аварии 1983 года были закрыты и, к сожалению, не попали ко многим специалистам, и они не смогли правильно оценить ситуацию", - сказал он. - На Нурекской ГЭС так же, как и на Саяно-Шушенской ГЭС, произошел срыв креплений. Многие факторы риска могли быть сняты, если бы в то время министерством энергетики было принято решение о раскрытии акта", - посетовал Н.Кутьин.

"Читаешь эти строки и охватывает тревога: какие еще недочеты утаивались при строительстве подобных гигантских гидроэнергетических сооружений? О каких проблемах предпочитают сегодня молчать те, кто их эксплуатирует? Возможно, сравнивать недавнюю трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС с ЧП, произошедшим 26 лет назад на Нурекской ГЭС в Таджикистане, не совсем корректно по масштабам и последствиям. Но ведь причины этих аварий во многом схожи! Что же произошло тогда на станции, которая отмеряет сегодня третий десяток лет эксплуатации? По данным специалистов, на крышке турбины агрегата № 1 Нурекской ГЭС из 72 болтов 31 гайка и 19 шпилек были повреждены. Это повлияло на ослабление герметичности, что повлекло за собой протечку и аварийное поступление воды в шахту турбины. Благодаря автоматике и оперативности персонала, работавшего в тот период, удалось закрыть шаровой предтурбинный затвор и остановить подачу воды на аварийный агрегат", - приводит агентство «REGNUM» слова эксперта.

По его мнению, если бы не это, то последствия аварии могли быть намного масштабней, чем на Саяно-Шушенской ГЭС. Достаточно вспомнить, что высота плотины Нурекского водохранилища составляет 300 метров (на 60 метров выше Саяно-Шушенской), и она является самой высокой насыпной плотиной в мире. Площадь зеркала водохранилища 98 квадратных километров, объем воды 10,5 кубических километра, длина около 70 километров. Тогда для ликвидации последствий случившегося на Нурекской ГЭС были привлечены производственное объединение атомного турбостроения "Харьковский турбинный завод" им.Кирова, НПО ЦНИИТ МАШ и другие. Эти организации, помимо гражданских заказов, работали и на оборонную промышленность. Поэтому решение о засекречивании той информации, скорее всего, было продиктовано более высокими инстанциями.

"Мы разделяем мнение Н. Кутьина о том, что из-за режима секретности материалы ЧП на Нурекской ГЭС не попали ко многим специалистам, и они не смогли правильно оценить ситуацию. Более того, нет уверенности, что специально разработанные мероприятия по устранению последствий этого происшествия и обеспечению дальнейшей безопасной работы были доведены до эксплуатационного персонала других станций и приняты на вооружение специализированными ремонтными и монтажными подразделениями. Нет уверенности и в том, что результаты аварии были правильно оценены и осмыслены, что должно было найти отражение в оперативном внесении соответствующих поправок и изменений в нормативные и ведомственные документы, а также учтены в инструкциях по эксплуатации. Хотя глава Ростехнадзора не утверждает, что снятие грифа секретности с материалов об аварии на Нурекской ГЭС могло бы предотвратить катастрофу 2009 года на Енисее, мы думаем, что завеса тайны и стала одной из основных ее причин ", - указывает В.Колосов.

Он сообщил, что в настоящее время в ряде стран постсоветского пространства существует законодательная база по надзору за безопасностью гидросооружений и созданы государственные органы в этой сфере. В рамках надзора за безопасностью гидросооружений один раз в пять лет проводятся централизованные обследования по оценке технического состояния гидротехнических сооружений, механического оборудования и уровня их эксплуатации. Это осуществляют комиссии по специальной программе. А в странах, где нет такой правовой базы, как, скажем, в Киргизии и Таджикистане, надзор осуществляется ведомственными комиссиями, в состав которых входят представители эксплуатирующих организаций и министерств. По основному технологическому оборудованию обследования не проводятся. Исследовательские и лабораторные работы для оценки состояния оборудования не выполняются вовсе или выполняются в урезанных вариантах только для "галочки". Если по результатам липовых обследований замечаний нет, то, стало быть, не нужно тратить средства на ремонтные работы. А это чревато опасными последствиями. "На наш взгляд, законодательная база в этой сфере необходима и ее следует откорректировать. В частности, ввести в практику и проведение централизованных обследований по оценке состояния основного технологического и электротехнического оборудования один раз в пять лет. Для обследования гидроагрегатов, составления программы капитального ремонта, определения объемов модернизации и реконструкции гидроагрегатов должны привлекаться заводы - поставщики оборудования, которые будут определять остаточный ресурс узлов и агрегатов, разрабатывать технологию по их восстановлению или принимать решение по их замене. А по результатам гарантировать срок дальнейшей безопасной эксплуатации. Но если решение этих вопросов отдать на откуп эксплуатационникам, как это происходило на Саяно-Шушенской ГЭС, то можно не сомневаться в том, что это не последняя трагедия", - выразил свое мнение главный инженер ДП "Спецгидроэнергомонтаж".

Результаты расследования ЧП на Саяно-Шушенской ГЭС не стали открытием для специалистов: катастрофа случилась из-за стечения многих обстоятельств, которых можно было избежать. Подвели спешка при строительстве станции, "экономия" при ее эксплуатации, неумелый ремонт и обслуживание, коррумпированность руководства ГЭС. "И если в России с ее большим потенциалом и возможностями происходит подобное, то что можно ожидать от государств со слабой экономикой? То, о чем сообщил глава Ростехнадзора, произошло на Нурекской ГЭС почти три десятилетия назад. А что было со станцией все последующие годы: как ее эксплуатировали, ремонтировали, обеспечивали режим безопасности? Кто может ответить на эти сложные вопросы, дать твердые гарантии безопасности?

Специалисты хорошо знают, что меньшие по масштабам ЧП, чем трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС, были неоднократно отмечены на гидроузлах Центральной Азии. Так, после 7-8 лет эксплуатации на Токтогульской ГЭС (Киргизия) болты крепления крышки уплотнения вала стали обрываться, и это грозило затоплением шахты турбины, турбинного помещения и станции. 14 января 2009 года уровень воды в машинном зале Кайраккумской ГЭС (Таджикистан) поднялся до уровня генератора, что привело к остановке станции. Последней из известных была авария на трансформаторе Токтогульской ГЭС (Киргизия) 15 апреля этого года, в результате которой произошел наброс мощности порядка 360 МВт на транзит Север - Юг Казахстана", - сообщил Колосов. По его мнению, все вышеизложенные факты свидетельствуют о том, что информация о работе действующих и строящихся крупных гидроэнергетических сооружений на трансграничных реках не должна скрываться, а должна регулярно подвергаться серьезной независимой экспертизе. "Нельзя ни в коем случае пускать на самотек работу этих объектов, они должны быть в поле зрения не только государственных органов, но и авторитетных международных организаций. Ведь аварии на них угрожают безопасности населения сразу нескольких государств региона и могут нанести масштабный невосполнимый урон", - заключил узбекский эксперт.

ИА «Жахон»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение