Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Эксперты ВК раскрывают абхазскую интригу

23.10.2009

Автор:

Теги:

12 декабря в Абхазии пройдут первые (со времени признания Россией независимости республики) и вторые реально альтернативные президентские выборы. Правом выдвижения кандидатов в президенты обладают четыре политические партии - проправительственная «Единая Абхазия», Форум народного единства, Народная партия и Партия экономического развития Абхазии.
По риторике избирательная кампания, вероятно, будет сильно отличаться от той, которую мы наблюдали в 2004 году. Внешнее устранение Москвы от выборной гонки эксперты объясняют опасностью, которую несет использование административного ресурса в маленькой республике, где сложно монополизировать политические процессы. Кроме того, если в ходе скандальных президентских выборов 2004 года один из кандидатов был «рекомендован» Москвой, а второму приходилось ей доказывать, что он тоже пророссийский политик, то теперь и кандидат от партии власти, и кандидаты от оппозиции вынуждены делать реверансы в сторону Запада. Противники действующего президента обвиняют его в том, что он слишком щедро отблагодарил Москву за признание независимости. Речь идет и об использовании Россией железной дороги, и о лицензии на разработку нефтяных месторождений.
Вместе с тем власти предержащие также пытаются повернуться лицом к не признающему их мировому сообществу. В начале ноября в Абхазии начнет вещать Радио Свобода, а сам Сергей Багапш уже дал интервью "The Washington Times", в котором проиллюстрировал отношения Сухуми и Вашингтона цитатой из американского фильма "Большой сон" 1946 года. «Когда Хамфри Богарт говорит: "Знаешь, что он сделает со мной, когда вернется? Он выбьет мне зубы, а потом будет бить ногами в живот за то, что я мычу, не в силах внятно говорить". Поддерживая грузинскую политику дипломатической и экономической изоляции Абхазии, США и Европа, фигурально выражаясь, делают то же самое с нами. Они не дают нам никакого выбора, а затем критикуют нас за то, что мы сделали, дабы выжить… Как и другие абхазы, я бы с радостью воспользовался возможностью строить нашу экономику при поддержке других государств. Мы независимая страна, и мы не согласны на будущее в качестве подмандатной территории любого другого государства».
Вполне самостоятельным игроком на абхазской арене может выступить Турция, где живет большая абхазская диаспора. Возвращаться на историческую родину в условиях ее экономической отсталости и политической нестабильности турецкие абхазы не собираются, но в Сухуми надеются, что они отважатся вкладывать сюда инвестиции – в противовес российскому капиталу.
Так или иначе, но за пять лет, прошедшие со времени предыдущих президентских выборов, абхазское политическое поле существенно расширилось, появились новые игроки, обладающие финансовой поддержкой и, учитывая эту новую составляющую, очевидно более мотивированные. Хотя большинство экспертов уже отдало победу на грядущих выборах действующему президенту, ВК проводит очередной дискуссионный клуб, посвященный выборам в Абхазии, проясняющий интересные детали складывающейся интриги. Абхазских экспертов мы в дискуссионный клуб приглашать не стали, чтобы это не выглядело предвыборной агитацией. В нем приняли участие заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов, независимый грузинский эксперт Гиви Нижарадзе, а также заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.


В ЧЕМ ИНТРИГА ПРЕДСТОЯЩИХ ВЫБОРОВ В АБХАЗИИ?

Маркедонов: Это первые выборы в Абхазии после юридического признания ее независимости со стороны России и (с нюансами и оговорками) двумя латиноамериканскими странами. Выборы отражают политическую динамику в Абхазии - от простого к сложному. Выборы 1994 года проходили в ситуации, когда Верховный Совет Абхазии выбирал президента. Им стал Ардзинба, лидер, который только закончил успешную войну с Грузией, добившись де-факто независимости. Выборы 1999 года уже были всенародными, что можно было охарактеризовать как шаг вперед. В то же время они были фактически безальтернативными, поскольку благодаря разным процедурным проволочкам, таким как ценз оседлости, знание абхазского языка, некоторые потенциальные кандидаты были фактически отцеплены от выборов. И Ардзинба вновь победил.
Выборы 2004-2005 годов стали еще одним шагом вперед. Они также всеобщими и альтернативными. Всего кандидатов было пять - Сергей Багапш, Рауль Хаджимба, Якуб Лакоба, Сергей Шамба и Анри Джергения. Но реальная конкуренция наблюдалась между Багапшем и Хаджимбой. Последний рассматривался как преемник уходящего президента Ардзинбы, как кандидатура, на которую сделал ставку Кремль. Но тем не менее победил Багапш. Несмотря на то, что выборы были очень сложными, в Абхазии удалось завершить процедуру передачи власти от одного кандидата к другому без революции, крови и гражданской войны, что часто присуще постсоветским выборам.
Наконец, нынешние выборы интересны тем, что Багапш и Хаджимба как будто поменялись местами. Если в ходе прошлой избирательной кампании Багапш боролся против кремлевского административного ресурса, то сейчас он тот человек, которого Кремль поддерживает. Ведь именно при Багапше Москва признала независимость Абхазии. Он в настоящее время - партнер номер один, а вот Хаджимба наоборот оппозиционер. Когда в августе Путин посещал эту черноморскую республику, он встречался с оппозицией в лице Хаджимбы. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что на выборах будет присутствовать интрига. Интересно, что два ведущих кандидата – Хаджимба (представляющий Форум народного единства Абхазии) и Багапш (представляющий нынешнюю власть) будут немного меняться риторикой. То есть те критические замечания в адрес власти, которые делал Багапш пять лет назад, теперь озвучиваются Хаджимбой.
Еще один интересный кандидат, заслуживающий внимания - это Беслан Бутба, лидер Партии экономического развития Абхазии. Он достаточно серьезно критикует власти за слишком прямолинейное привлечение российского капитала, указывает на опасность конкуренции для абхазского бизнеса. Также он критически настроен к излишней концентрации власти в руках одного человека. Я полагаю, что он тоже будет участвовать, но оценить его шансы на успех было преждевременно. Шансы Багапша на мой взгляд выше, поскольку у него есть главный ресурс - признание Абхазии со стороны России. Пока эта позиция достаточно серьезна. Может актуальность этого достижения лет через пятнадцать не будет столь велика, но сейчас это очень сильный козырь.

Нижарадзе: Главная интрига в том, что это первые выборы после признания независимости Абхазии Россией. Если до августа 2008 года Москва развивала отношения с Абхазией как с де-факто независимым образованием, то после признания на повестке дня встал вопрос о проектах дальнейшего государственного развития Абхазии, ее отношения с главным политическим, экономическим и военно-стратегическим партнером и спонсором – Россией. Принято считать, что в Абхазии нет прогрузинских сил. Это правда. Их в Абхазии нет и быть не может, поскольку все еще существует и не может быть преодолена фундаментальная проблема грузино-абхазского противостояния - урегулирование отношений невозможно без возвращения в Абхазию грузинских беженцев. По крайне мере, такова позиция официального Тбилиси и грузинской общественности. А официальный Сухуми и абхазская общественность категорически против восстановления довоенного демографического статус-кво, когда грузины составляли почти половину населения Абхазии.
Вместе с тем у Абхазии есть определенный конфликт интересов и с Россией. Москва понимает, что Абхазия – часть адыгского (черкесского) мира, представители которого все громче ставят вопрос о событиях XIX века, возвращения потомков черкесских беженцев, даже бойкота сочинской Олимпиады, главные мероприятия которой пройдут на землях исторической Черкесии. Поэтому России очень важно как можно более плотно контролировать ситуацию в самой Абхазии, чтобы в перспективе она не превратилась в плацдарм для стимулирования определенных процессов на Северном Кавказе. Причем эти гарантии необходимо создавать именно сейчас, когда Абхазия только-только родилась как признанное суверенное государство.
Отсюда требования о праве граждан России приобретать собственность в Абхазии, о передаче российским компаниям ключевых объектов энергетики, транспорта, связи и так далее. Нынешнее руководство Абхазии с этим несогласно. Но проблема существует, и она наверняка всплывет в ходе выборной компании.
При этом Абхазские политики понимают, что у Москвы в руках очень сильный, можно сказать, последний, но всесокрушающий козырь - армянское и русское население Абхазии по численности превышает абхазское. Стоит России дать сигнал соответствующим организациям в Абхазии, как они потребуют пропорционального представительства во всех властных органах, в том числе в парламенте, правительстве.
Конституция Абхазии требует, чтобы президентом был только этнический абхаз. Это положение, в случае надобности, тоже можно легко оспорить с точки зрения его соответствия не только международным нормам, но и другим положениям той же конституции, признающей равенство всех граждан вне зависимости от этнического происхождения.
Таким образом, главная интрига предстоящих выборов состоит в том, сможет ли абхазская элита сначала договорится между собой о тактике выстраивания отношений с Москвой и примет ли Москва условия, выработанные в результате подобного внутриабхазского компромисса по тактике. Если нет, то главные козыри будут положены на стол, и мы станем свидетелями очень серьезного разлома уже не только по линии Багапш - Бутба или Багапш – Хаджимба, а между этнически абхазской и неабхазской общинами.
Причем, есть ведь еще фактор грузинского населения Гальского района. Не случайно, все стороны рассматривают его как электоральный ресурс. То есть и у Тбилиси будут определенные рычаги влияния на ситуацию, как это было в 2004 году, когда исход президентских выборов в пользу Багапша и поражение промосковского кандидата Хаджимбы во многом определили голоса гальских грузин.

Жарихин: Интрига выборов в Абхазии заключается в том, что в этой стране есть демократия. Там есть реальные претенденты на президентское кресло и между ними идет реальная политическая борьба за него. Меня это искренне радует.


ВОЗМОЖНО ЛИ В СВЯЗИ С ВЫБОРАМИ ОБОСТРЕНИЕ СИТУАЦИИ НА ЛИНИИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ГРУЗИИ И АБХАЗИИ?

Маркедонов: Думаю, что такое вряд ли возможно. Во-первых, на данный момент Грузия не располагает даже теми ресурсами, которыми владела в 2008 году. Во-вторых, Кодори перешел под контроль Абхазии после событий прошлого года. В-третьих, российская погранслужба будет охранять внешние рубежи Абхазии. В случае чего со стороны Грузии это станет открытым противостоянием с Россией. Если в прошлом году Тбилиси надеялся, что Россия мало вмешается или вовсе не вмешается в конфликт, то после пятидневной войны все стало совершенно очевидно. ФСБ России отныне на страже границ молодой страны, которые начинают функционировать как настоящие государственные. Это не какая-то открытая поляна.

Нижарадзе: Вряд ли. Границу Грузии и Абхазии по реке Ингури очень плотно контролирует Россия. Российские пограничники уже минируют все переходы через реку, так что грузинское население по обе стороны реки может передвигаться лишь через официальный КПП «Ингурский мост». А в районах, прилегающих к Абхазии, Грузия не имеет права размещать сколь-нибудь серьезные силы и делать любые резкие движения, поскольку это будет нарушением соглашения Саркози - Медведева, за соблюдением которого строго следят уже европейские наблюдатели.
Несмотря на все это, обострение обстановки было бы возможно, если бы грузинское население Гальского района обладало достаточной пассионарностью для активных и самостоятельных действий. Однако население устало от войны и хочет лишь одного – стабильности.
Гальские грузины проголосуют на президентских выборах, причем проголосуют солидарно с единственной мотивацией – сохранить стабильность и право жить на родной земле. Другой вопрос, кто из субъектов, участвующих в большой абхазской игре продемонстрирует реальную способность и волю сохранить эту стабильность.

Жарихин: Не думаю, что в связи с выборами будет усугубляться противостояние. На данный момент в Абхазии много сил, в том числе и российских, которые такого не позволят. Но, конечно, политическое напряжение усилится внутри самой Абхазии. Однако оно всегда усиливается, когда имеют место альтернативные выборы. Это, как говорится, та дань, которая платится за реальную демократию.


НАСКОЛЬКО ПРОЧНЫ ПОЗИЦИИ РОССИИ В АБХАЗИИ, ВОЗМОЖНО ЛИ РАСШИРЕНИЕ СФЕРЫ ВЛИЯНИЯ ДРУГИХ ИГРОКОВ (ЕС, США, ТУРЦИЯ) В ПОСТВЫБОРНЫЙ ПЕРИОД?

Маркедонов: Позиции России в Абхазии сильны и определяющие. Москва признала независимость, российский бизнес продвигается, обеспечивается финансовая поддержка страны. Это все очень важные моменты. Что касается других игроков, то очевидно, что наметился турецкий интерес. Свидетельством этому стал недавний визит в Абхазию известного турецкого дипломата Унала Чевикёза. Есть интерес Евросоюза, он очевиден. Я уверен, что какие-то окошки они открывать для себя будут без признания Абхазии. У ЕС иная позиция, нежели у США по отношению к Сухуму. Вашингтон просто ни в какую не хочет видеть Абхазию, европейцы все же более аккуратны в этом смысле.

Нижарадзе: На первый взгляд тут у России проблем нет, но если внимательно вникнуть в ситуацию, становится ясно, что позиции России в Абхазии, в стратегическом, то есть долгосрочном плане не столь прочны.
Во-первых, сразу после признания Россией независимости Абхазии, абхазские лидеры прекратили все разговоры об «ассоциации с РФ» или «ассоциированном членстве в РФ», о чем они часто говорили раньше, опасаясь компромисса за их счет между Тбилиси и Москвой.
Во-вторых, все договоры, подписанные между Москвой и Сухуми, в том числе по совместной охране внешних границ, морской акватории и размещении в Абхазии российских военных баз, предусматривают необходимость их ратификации парламентом Абхазии, либо содержат положение о возможности односторонней денонсации и отказа от пролонгации. Совершенно ясно, что Сухуми не согласится передать Москве «контрольный пакет» своей экономической, энергетической и транспортной инфраструктуры, а также не разрешит приватизацию недвижимости (главного своего богатства – земли) негражданами Абхазии.
Причина ясна - в отличие от Южной Осетии, стремящейся к объединению с Северной Осетией в составе России, абхазское национальное движение ставило и ставит целью создание полноценного независимого государства. В этой связи примечательна статья президента Багапша в The Washington Times, в которой он упрекает Запад в нежелании сотрудничать с Абхазией, давая понять, что именно такая позиция Европы и США вынуждает Абхазию решать все вопросы своей безопасности и экономического развития с Москвой.
Главным конкурентом России в Абхазии уже в среднесрочной перспективе станет даже не «классический Запад», а Турция, где живет многочисленная и довольно влиятельная абхазская диаспора. Анкара ведет в этом направлении очень искусную, можно сказать ювелирную дипломатическую игру, постепенно создавая условия, которые позволят Турции развивать отношения с Абхазией без ущерба своим отношениям с Грузией, чего по ряду психологических, субъективных и исторических причин, за последние десятилетия никак не смогла добиться Москва.

Жарихин: Расширение влияния других игроков может произойти лишь в том случае, если они признают Абхазию, чему Россия будет очень рада. Позиции самой России в республике достаточно сильны. Достаточно отметить, что Россия обеспечивает безопасность абхазских границ, что гарантирует само существование республики. Что касается расширения влияния других стран, то повторюсь, что эти государства должны признать независимость Абхазии, а в этом как раз есть проблема, которая в ближайшее время вряд ли может быть разрешена.

22.10.2009 / Автор: ВК

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение