Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Политическое влияние Турции

22.10.2009

Автор:

Теги:






Политические амбиции Турции в Евразии были подкреплены бурным развитием ее экономики в начале 90-х годов, то есть в период распада советской системы и экономического упадка бывших советских республик.

Рост ВВП Турции привел к приближению реальной покупательной способности национального продукта к 6 тыс. долл. на душу населения. Займы государствам Южного Кавказа и Центральной Азии составили к 2007 году 1,5 млрд. долл. Стоимость экономических проектов Турции в этих регионах составила 4,5 млрд. долл. Для активизации турецкого политического, экономического и культурного присутствия в Центральной Евразии созданы Турецкое агентство международного развития и Центр культуры и искусств.

Турция не проявила большой активности в ходе проведения выборов и других политических процессов в государствах Южного Кавказа. Это обусловлено, главным образом, значительными внутри- и внешнеполитическими проблемами Турции. Однако отсутствие активности не означало отсутствия позиции. Турция весьма озабочена происходящими процессами. Прежде всего, Турцию беспокоит перспектива снижения ее роли в стратегии США, поиск Вашингтоном новых 'опорных' точек и региональных партнеров, которые могли бы вытеснить Турцию из американской внешней политики. В связи с этим, Турция в настоящее время несколько иначе рассматривает цели США по утверждению своего военного присутствия в Южном Кавказе.

США демонстрируют свои намерения создать небольшие точки военного базирования в Грузии и Азербайджане, как альтернативу базирования на территории Турции. В результате накопленной политической и военной практики во время подготовки и проведения военной операции в Ираке выяснилось, что авиабаза в Инджирлике не может иметь столь большого значения, как раньше. Осуществляемый вывод американских войск из Европы и выдвижение их на Балканы и в Польшу подтверждает опасения Турции о возможном сокращении и полном выводе американских сил с ее территории. Контроль США над Ираком и такими странами, как Иордания, Кувейт, Катар, Оман, позволяет Вашингтону игнорировать важную прежде геостратегическую роль Турции в регионе и в мире. Использование американскими вооруженными силами аэродромов, портов и других объектов на территории Грузии и Азербайджана приводит к геополитическому 'обходу' Турции. Исходя из этого, США не хотели бы чрезмерного усиления турецкого военного присутствия и политического влияния в Грузии и, особенно, в Азербайджане.

Всеобъемлющая поддержка Вашингтоном Ильхама Алиева и ограничение давления оппозиции может быть отчасти объяснена нежеланием США усиления радикально протурецких политических сил в Азербайджане, прежде всего, в лице партии 'Мусават'. В свою очередь, Анкара не желает наращивания американского влияния в Азербайджане, в результате чего снижается роль Турции. Данная позиция Турции носит противоречивый характер, если рассматривать ее стратегические интересы в более отдаленной перспективе. Конечно же, Турция надеется с помощью экспансии США полностью преодолеть влияние России на Южном Кавказе, но в ближней перспективе - до пяти лет - столь быстрое усиление военного присутствия США не соответствует ее интересам.

Турция активно вовлечена в создаваемую США региональную систему безопасности. Турция предприняла решительные ответные шаги в момент, когда Иран угрожал Азербайджану, в связи с проблемами эксплуатации нефтяных месторождений в Каспийском море. Турция связана с Азербайджаном и Грузией соответствующими договоренностями по проблемам безопасности. Поэтому американо-турецкие противоречия носят пока латентный характер и Турция не заинтересована в их проявлении. Это обусловило, практически, бездеятельность Турции в создавшейся ситуации. Вместе с тем, Турция располагает разветвленной агентурной сетью и агентами влияния во многих властных, силовых и политических структурах в Грузии, Азербайджане и на Северном Кавказе.

Очевидно, что неудачные попытки осуществить политическое и экономическое внедрение в регионы Центральной Евразии будут учтены Турцией, и ее политика в этих регионах станет более многосложной и разносторонней. Турция переживает небывалый в ее современной истории экономический, политический и государственный кризис и не способна одновременно проводить активную политику в нескольких геополитических направлениях. По оценкам экспертов, данное положение в Турции продлится от пяти до семи лет. Называются сроки в 12 - 15 лет, что также возможно, если в стране усилится социальная нестабильность. По представлениям многих американских аналитиков, политическая и военная элита Турции не стремится к расширению территории страны и придерживается принципов Мустафы Кемаля о территориально компактном государстве. Однако сами реплики американских экспертов на этот счет подчеркивают наличие территориальных проблем в неформальных доктринах турецкой элиты.

Турция семь десятилетий ожидала распада СССР и готовилась к осуществлению геополитического броска на Восток, то есть, у нее есть опыт выигрывать время и она готова пережить неблагоприятный период и подготовиться к новому этапу экспансии. Нет никаких признаков того, что Турция отказалась от экспансии на Восток. Однако, Турция, изучив условия Южного Кавказа, Центральной Азии и Каспийского бассейна, поняла, что без военного присутствия ни одна держава, в том числе США и Россия, не могут рассчитывать на серьезные позиции. В Турции понимают, что необходимо разработать различные подходы в части военного присутствия в государствах данных регионов, с учетом их отношений с другими державами, внутреннего политического режима и социально-экономических условий. Турция способна осуществить эти планы исключительно в режиме тесного сотрудничества с США и при одобрении НАТО.

США и Турция практически никогда не планировали осуществления военного присутствия Турции в Центральной Азии, даже в период проведения военной операции в Афганистане. У Центрального командования США были некоторые замыслы по использованию ограниченных военных контингентов Турции в Киргизии и Узбекистане в период агрессии исламских радикалов против правящих режимов этих стран. В этот период Турция не была расположена к участию в данных операциях против исламских радикалов, прежде всего потому, что не желала выступать в Центральной Азии против какого либо политического движения, тем более религиозно-политического. Кроме того, эти проблемы были в целом решены государствами Центральной Азии при поддержке России и отчасти Китая. США вполне устраивали результаты этих процессов. США и Турция, возможно, были заинтересованы в увязании России в новой войне в этом регионе. Тем не менее, Турция имеет во всех столицах государств Центральной Азии военных атташе, довольно сильную агентуру, пытается создать протурецкие лоббистские группы и политические партии, которые работают на укрепление военно-политического сотрудничества своих стран с Турцией. В Казахстане и Узбекистане присутствовали в разное время военные инструкторы Турции.

Ранее США демонстрировали интерес к военному сотрудничеству с Туркменистаном, в связи с проблемами реализации проектов по транспортировке природного газа и с целью упредить влияние Ирана на это государство. Американские аналитики серьезно считали, что Туркменистан, как не самодостаточное в военном отношении государство, будет испытывать сильное давление со стороны России и Ирана. Кроме того, американцы весьма опасались агрессии режима Талибан против Туркменистана. Есть информация, что США предложили Туркменистану гарантии безопасности.

Военное сотрудничество Турции с государствами Центральной Азии не может успешно осуществляться без полной материальной и политической поддержки США. Турция не располагает средствами для предоставления существенной помощи данным государствам, чья безопасность предполагает глобальные мероприятия по усилению защиты государственной границы, ПВО и специальных сил безопасности. Турция не уверена, что значительные ее затраты в сфере оказания военно-технической помощи государствам Центральной Азии будут сопровождаться усилением ее политического и экономического влияния.

Тем не менее, можно сделать определенные прогнозы в отношении турецкого военного присутствия в Центральной Азии. Эти оценки даны военно-политическими аналитиками США. Учитывая реальные экономические и политические условия в Турции, Анкара может ограничиться только оказанием помощи в военно-образовательной сфере. Однако и это направление военного сотрудничества может привести к усилению влияния турецких военных в Центральной Азии. Участие Турции в операции в Афганистане заметно повысило ее авторитет и привлекательность для данных государств. В связи с этим, Турция рассматривается США как пример и модель секулярного государства и общества для государств Центральной Азии и Ближнего Востока, что более важно для США, нежели усиление ее военного присутствия в центрально-азиатском регионе.

Наряду с тесным сотрудничеством с Турцией, США весьма серьезно относятся к задачам контроля над ее политикой, что предполагает постоянную корректировку турецкой политики, прежде всего, в регионах. США, продолжая делать ставку на военную элиту Турции, вместе с тем, понимают, что турецкие военные характеризуются большими внешнеполитическими амбициями и способны на неожиданные и непрогнозируемые шаги. Поэтому США всегда дают понять Турции, что ее амбиции не могут быть удовлетворены со стороны США.

Политика Турции на Южном Кавказе и в Центральной Азии не может не учитывать всего комплекса европейской политики в данных регионах, особенно на Южном Кавказе. Хотя Европейское сообщество не обладает операционной системой управления на Южном Кавказе и тем более в Центральной Азии, европейцы оказывают усиливающееся влияние на процессы, происходящие в Центральной Евразии. Государства Южного Кавказа рассматриваются ЕС как 'ближайшие соседи' и в плане инициативы по 'Восточному партнерству'. Если США продолжают рассматривать Турцию как страну Ближнего Востока, и ее роль в Европе видится американцами как инструментарий, то Южный Кавказ США рассматривают как европейский регион, что в некоторой мере усиливает политику европейцев в этом регионе. Поэтому цели и задачи Турции на Южном Кавказе следует рассматривать через призму европейской политики. Во всяком случае, Турция будет считаться с ЕС в части своей кавказской политики, пока будет иметь надежды на вступление в ЕС. Вместе с тем, европейская политика на Южном Кавказе может войти в противоречие с турецкими стратегическими интересами уже в ближайшее время. В связи этим, представляет интерес рассмотрение политики Евросообщества и ведущих европейских государств на Южном Кавказе. Вместе с тем, американо-турецкое военно-политическое сотрудничество приобретает новые оттенки, тем самым выявляя некоторые моменты, явно не устраивающие Турцию.

Турция проводит активную работу с Грузией в подготовке военных кадров и кадров системы национальной безопасности, сотрудничестве в сферах охраны государственной границы, в том числе морской границы, совершенствовании военно-воздушных сил, в деятельности генерального штаба, в укреплении материально-технической базы бронетанковых войск, частей связи. Между Турцией и Грузией имеются договоренности о создании совместных воинских частей по защите стратегических коммуникаций, морских портов, нефтепроводов, железных дорог, аэропортов.

Турция также курирует вооруженные сил Азербайджана (военно-образовательные программы, оперативная работа, проведение учений до уровня полка, проведение реформ в вооруженных силах, с целью создания небольшой профессиональной армии, воссоздание ВВС и ВМС, военной разведки). США возражают против полного подчинения вооруженных сил Азербайджана Турции и военно-политической интеграции этих стран на исключительно двусторонней основе, а также против создания постоянного представительства Генштаба Турции в Нахичеванской области; США одобряют дислокацию в Азербайджане, особенно в Нахичеванской области, эскадрильи боевых вертолетов Турции, это допускается на временной основе без осуществления мероприятий по постоянному базированию. США и Турция разработали совместные действия в случае возникновения серьезного вооруженного конфликта между Ираном и Азербайджаном, включающие использование ВВС и десанта турецкой бригады. США весьма опасаются вооруженного вмешательства Турции в случае возобновления военных действий в Карабахе и считают данное вмешательство недопустимым. США, несомненно, опасаются самостоятельного развития турецко-азербайджанского военного альянса, так как это может создать условия для возникновения цепной реакции вооруженных конфликтов.

Переосмысление Турцией своих позиций особенно ясно видно на примере Евразии. Турция не просто стремится зарекомендовать себя светским и толерантным мусульманским государством, но и пытается найти способы влияния на ситуацию в регионе. Однако наблюдая за налаживанием тесных личных отношений между президентами США и России, в Анкаре должны понять, что в достижении своих целей Россия и США могут обойтись и без Турции.

Игорь Мурадян

Перевод Гамлета Матевосяна

"Иравунк de facto", Армения

Текст www.inosmi.ru

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение