Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Нана Какабадзе: «Ситуация с правами человека в Грузии с брежневских времен только ухудшилась»

18.10.2009

Автор:

Теги:

 

 

Нана Какабадзе – известная и влиятельная в Грузии правозащитница. В советское время была арестована по обвинению в антисоветской деятельности и провела в тюрьме несколько лет. Сейчас возглавляет неправительственную организацию «Бывшие политзаключенные за права человека».

- Что вы считаете приоритетом - защиту от произвола властей или просвещение общественности, повышение ее интереса к правозащитной тематике?

- Наша главная цель – защита гражданских и политических прав человека в Грузии. Мы работаем и над просвещением общественности по этой тематике, но все-таки в основном занимаемся именно борьбой (подчеркиваю борьбой) против тех властных структур, которые нарушают права человека. Мы не политики, но в современной Грузии эта тема приобретает политическое звучание, с учетом масштабности проблем. Наша организация объединяет бывших политических заключенных, испытавших на себе гнет тоталитаризма еще в 1970-х годах. Мы жили в эпоху, когда коммунистические власти все-таки пытались соблюсти хоть какие то нормы, не выходить хоть за какие-то ограничения и вести себя чуть цивилизованнее, чем раньше. Это была эпоха позднего «брежневизма». Коммунистов 1930-х годов мы, к счастью, не видели. Но когда сравниваем наш опыт брежневских времен с тем, что происходит в Грузии сейчас, приходим к печальному выводу, что ситуация с тех пор не только не улучшилась, но в какой то степени и ухудшилась.

Приоритетным направлением нашей работы стала защита прав заключенных, в первую очередь, осужденных по криминальным статьям, но с политической подоплекой. Условия содержания заключенных в тюрьмах настолько ужасное, что мне трудно сравнивать даже с брежневской эпохой. Я имею моральное право это утверждать, поскольку сама видела и испытала многое. В советский период общее число заключенных в Грузии составляло 10 тысяч человек. Сейчас – около 30 тысяч! Эти сухие цифры свидетельствуют о том, насколько суровые и беспощадные нормы уголовного права действуют в нашей стране. Президент Саакашвили декларировал политику «нулевой толерантности» за малейшее преступление. Итог такой политики налицо - беспощадно караются женщины и дети с 14 лет! Тюрьмы переполнены, а 70% заключенных вообще не представляет, за что их арестовали и посадили, заявляя о своей невиновности. Суды принимают абсолютно безответственные, безумно жестокие решения за малейшую повинность. Но они убеждены, что никто с них спрашивать не будет. Под предлогом «защиты судебной независимости» парламент принял законы, гарантирующие судьям, что они не будут никогда отвечать ни перед кем за свои жестокие решения.

- Насколько грузинское общество готово принять философию защиты прав человека?

- Общественность в Грузии очень активна и неоднократно выражала протест в связи с произволом правоохранительных органов. Сотни тысяч людей выходили на улицы в ходе акций оппозиции, но получили в ответ новые репрессии. Многие из них оказались в тюрьмах, хотя не совершали никаких преступлений, а лишь участвовали в митингах и манифестациях - власти нашли разные предлоги. Одних обвинили в хранении наркотиков, других – оружия, третьих – в сопротивлении полиции. Многие потеряли работу. Людей запугивают, арестовывают в прямом эфире якобы за коррупцию, но на самом деле, чтобы запугать общественность. Такие методы, к сожалению, оказались действенны – общество запугано.

- Как же вы объясните, что международные правозащитные организации, хотя и критикуют грузинские власти (как и власти других стран) за нарушение прав человека, все-таки не оценивают ситуацию столь мрачно. Во всяком случае, не считают, что положение ухудшилось по сравнению с брежневскими временами, и мы находимся на полпути между поздним «брежневизмом» и сталинским террором?

- В брежневский период заключенные были хотя бы сыты и существовала нормальная медицинская помощь. Условия не идеальные, но хотя бы удовлетворительные. В уголовных делах были хоть какие-то доказательства. Сегодня прокуратура и следствие не удосуживаются подкреплять свои обвинения доказательствами. Просто говорят - совершил то-то и то-то, осужден на столько-то лет. И все! А на каком собственно основании? Вот вам и президентская «нулевая толерантность» в действии!

Что касается оценок международных организаций, тут действует определенная конъюнктура. Наши власти сами по себе были продуктом «западного проекта». Сегодня Запад не хочет признать реальность и закрывает глаза на очевидные вещи. Именно поэтому, долгое время вообще воздерживались от любых критических оценок и реагирования. Наши власти восприняли это как индульгенцию и еще больше ужесточили свою позицию.

Хотя, в последнее время, когда они перешли все границы, на Западе появились правдивые публикации, но наше правительство настолько привыкло к нарушению закона, что сменить эту политику для него невозможно. Самое главное, что те страны, от которых власти зависят, продолжают им оказывать финансовую помощь. Правда, они говорят, что помогают не режиму, а стране, но реально это помощь властям.

- А если сравнить ситуацию с правами человека в Грузии с обстановкой в других постсоветских странах?

- Часто президента Саакашвили и его режим сравнивают с Лукашенко или Путиным. Но здесь ситуация сложнее. Дело в том, что у руководства России или того же Лукашенко есть устойчивый имидж. Они не считаются демократами и нарушение ими прав человека никого не удивляет. Но Грузия считается демократической страной и нам, правозащитникам, еще более сложно донести до Запада нашу правоту. Часто на Западе верят тем доводам, которые приводят грузинские правоохранительные органы при расследовании тех или иных уголовных дел.

- Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию?

- Надо добиться того, чтобы сам закон был справедливым и гуманным, то есть законодательство, регулирующее данную сферу, служило общественному благу. Причем только улучшение законодательства ничего не даст, если в стране не будет политической воли, обеспечивающей верховенство права. Без верховенства права как государственного принципа, никакое изменение законодательства не принесет результат. Так что, это два взаимосвязанных процесса – обеспечение верховенство права как проявление политической воли и гуманизация законодательства. Это идеальный вариант. Хотя, до такой гармонии нам в Грузии еще далеко.

Беседовал Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для ВК


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение