Россия, Москва

info@ia-centr.ru

С.Чериков: Кто в Кыргызстане враг госязыка.

12.10.2009

Автор:

Теги:


Проблема внедрения государственного языка в Кыргызстане с самого начала вызывала острые дискуссии и горячие споры. Что само по себе вполне закономерно. Ведь речь идет не о новой форме консервной банки или стиле футболки. Язык – это очень большая политика, притом требующая исключительной грамотности и компетентности, глубоких знаний и практики. К великому сожалению, в последние годы языковой вопрос у нас толкует всякий, кому не лень, и на свой лад: неважно, разбирается ли, сей толкователь в такой тончайшей, требующей специальных знаний и большого такта сфере межнациональных отношений, и, тем более, – продумывает ли сии толкователи возможные последствия своих "толкований".

Я не зря говорю "толкователи" вместо "специалисты". Поскольку в последние годы в языковую сферу нагло вторгаются откровенные недотепы и люди, плохо разбирающиеся в этой важной проблеме. Но хуже всего, когда языковеды, ученые-лингвисты подыгрывают сим толкователям языковых "снов". А сны толкователям видятся подобающие: торжество примитивизма и безграмотности в угоду непомерным личным амбициям во вред подлинно научному и профессиональному решению проблемы. И, как печальный итог и завершающий акт трагикомедии, подобный экстремизм, как это ни странно, иногда выплескивается в плоскость политических решений в виде законов, указов и постановлений. Вот этих языковедов, открывшим дорогу дельцам от языка, и следовало бы назвать врагами кыргызского народа, вредителями его родного языка. А не русских и других, которым, по большому счету до лампочки до проблем кыргызского языка, поскольку на то есть титулованные специалисты, целая армия кандидатов и докторов филологических наук, и, наконец, сами кыргызы, которые должны в первую очередь думать и заниматься проблемами родного языка. Предвижу истошный визг мнящих себя суперпатриотами титульных перевертышей-гапонов, мол, а почему они, то есть, другие национальности, не болеют, не принимают госязык.

Думаю, бесполезно спорить и доказывать этим дельцам от языка. Привычка - вторая натура. Посему, видимо, кому-то невтерпеж дурью помаяться, а не по-настоящему болеть за нравственное здоровье и прогресс нации. Именно подобные личности призывают всех вернуться в феодальное прошлое, проповедуют изоляционизм и мракобесие. Вы почитайте, посмотрите и послушайте кыргызскоязычные СМИ, побывайте в моноязычной среде. При виде реального положения высокопарно называемого государственным кыргызского языка, у образованного и благовоспитанного кыргыза волосы дыбом станут, отпадает желание вообще общаться на родном языке. Не потому ли даже на базарах тачкисты и другой базарный люд стремится при удобном случае говорить на русском, чтобы быть нормально понятым? И, при чем тут русский язык, который выступает в роли последнего средства нормального общения самих кыргызов и здоровых общественных отношений? Это к вопросу и в ответ истошному вою тех же национальных лицедеев о том, вот мол, везде говорят только на русском, а кыргызского не слышно и он не звучит на разных уровнях. Вот куда надо смотреть, уделить утроенное внимание госмужам, суперпатриотам госязыка, бить в набат и поднимать тревогу! Наконец, раскрыть глаза на незавидную участь материнского языка кыргызов.

Но, вместо этого ярые сторонники госязыка сплошь и рядом заняты охотой на ведьм, превратили языковой вопрос в предмет политического торга и получения дивидендов. Хотя при нормальных порядках, профессиональном взгляде на, во многом искусственно порождаемую проблему, придумывать велосипед в данном вопросе вовсе не надо. Как и не надо придумывать разного рода бюджетные кормушки для новых чиновников от языка в виде нацкомиссий и отделов, плодить в госорганах полуграмотных специалистов по госязыку. Единственной работой подавляющего большинства которых является перевод ведомственных циркуляров на кыргызский, и, как венец - проведение никому не нужных ежегодных шумных шоу под названием "День госязыка". А какая реальная польза от сей, к тому же затратной, сопровождаемой умопомрачительной свистопляской, сплошной показухи? Не лучше ли вместо проведения сих языковых "свадеб в Малиновке", каждому заниматься своим делом: учителю кыргызского языка – подобающе учить детей материнскому языку, ВУЗу – готовить толковых учителей и преподавателей, Минобразованию - выпускать и закупать качественные учебники и пособия, литературу на кыргызском и по кыргызскому языку. Главный недостаток в деле качественного обучения государственному языку, как и везде – острейшая нехватка квалифицированных кадров. Во многих сельских школах язык и литературу преподают учителя других специальностей, а то и старшеклассники и выпускники. И как при такой ситуации можно волевым методом навязать всем знать и применить только кыргызский язык? И никто всерьез не задумывается над простой вещью: а достиг ли сам язык уровня государственного, и, тем более, можно ли его применить в качестве языка государственных решений? Когда как положение самого кыргызского языка требует кардинальных реформ в этом вопросе национальной значимости? У нас как это часто бывает, телега поставлено впереди лошади. Не укрепив язык, не повысив его качество, не совершенствуя обучение и преподавание самого языка, административными способами навязать его всем без исключения.

Между тем, все гениальное – просто. И, не стоило бы придумывать себе на головы новые проблемы в сфере языка. Еще на заре советской власти, Совнарком Туркестанской республики, куда входили нынешние постсоветские страны Центральной Азии, издал декрет "О введении в республике тюркского и русского языков в качестве государственных". В котором первоначально было отмечено, что "следовало бы при выборе государственного языка остановиться на киргизском языке и оседлого населения – узбекском сартовском, что нарушило бы принцип признания за отдельными народностями права пользоваться своим родным языком. Признание государственным языком основного тюркского, варьирующего во всех наречиях и вполне удопонятного для всех тюркских народностей Туркестана, может примирить интересы всего населения Вслдествие сего и ввиду необходимости установить нормальные сношения между населяющими различными национальностями Туркестана ЦК Туркестанской Республики обьявляет во всеобщее сведение: отныне в пределах Туркестанской Республики наравне с русским признается государственным – тюркский язык, на котором изьясняется преобладающая часть коренного населения".

Здесь в документе сделана ссылка на то, что киргизами тогда называли также казахов. Доказательством этому служит факт того, что в политических картах времен первых лет советской власти и гражданской войны территория нынешнего Казахстана называлась "Киргизская АССР". А этническое самоназвание "казах" и "Казахская ССР" появились только после национально-территориального размежевания в 1924 году. Во всех архивных документах царского времени и времен гражданской войны тоже казахи именовались не иначе, как киргизы. Что говорит об этническом родстве современных кыргызов и казахов. В том же языковом декрете СНК Туркреспублики отмечалось, что "больше половины населения края составляют киргизы (то есть, нынешние казахи и кыргызы. - Примечание автора.), сохранившие почти первоначальную чистоту тюркского языка". "Лишь язык дальнейших кочевников киргизов сохранился в большей чистоте".

Кстати, в пунктах 6 и 7 "Положении о введении государственного языка" данного декрета СНК Туркреспублики написано:

"6. Все ведомства обязаны также срочно озаботиться приглашением на службу в учреждениях возможно большего контингента лиц, свободно владеющих одновременно обоими государственными языками Республики: русским и тюркским.

7. Как цель ближайшего будущего должно быть поставлено требование иметь на службе во всех правительственных учреждениях исключительно лиц, хорошо знающих оба государственных языка, и потому же при определении на службе знание этих языков должно обеспечивать решительное предпочтение лицам, владеющими обоими языками, предусматривая в будущем обязательное знание обоих государственных языков при приеме на службу в правительственное учреждение республики".

Думается, эти требования девяностолетней давности и теперь не утратили свою актуальность и практичность особенно в свете нынешнего всплеска национализма в нашем регионе. Свежий пример – Таджикистан, где волевым решением главы государства русский язык утрачивает свою официальную роль, превратившись в безликий "язык межнационального общения". Эмомали Рахмон росчерком пера повелевает отныне во всех госучреждениях официальное делопроизводство вести только на таджикском языке, то есть, на фарси (персидском), отодвигая русский в задворки. Чем не изоляционизм? По мнению ряда экспертов и наблюдателей, сей шаг таджикского лидера имеет откровенно геополитическую подоплеку и имеет целью оказания нажима на Россию. Возможно, у соседнего президента на то есть основания. Но стоит ли более продвинутому в демократии Кыргызстану следовать примеру южного соседа, и поднимать бурю в стакане воды? Судя по последним заявлениям и попыткам кыргызских языковых экстремистов, им тоже не терпится побыстрее переводить делопроизводство от официального русского на государственный кыргызский язык.

Нужно было жесткое слово президента К.Бакиева, чтобы остудить горячие головы и трезво смотреть на вещи. Кыргызский глава, выступая на недавних торжествах по случаю 20-летия принятия первого закона о государственном языке Кыргызской Республики, так и сказал: "По моему глубокому убеждению, вопрос языка – это та сфера в общественных отношениях, которая требует особой деликатности и взаимного уважения. Как показал опыт, в этой сфере невозможно достичь успеха, опираясь лишь на силу законов, приказов и громких лозунгов. Давление, принуждение, требования говорить на государственном языке считаю неконструктивными и бестактными. Что называется, насильно мил не будешь". Нужны ли комментарии? Помнится, то же самое несколько лет назад говорил первый президент А.Акаев в ответ на очередные вылазки национал-патриотов. Не это ли наглядный пример того, что язык стоит выше всякой политики и подчиняется лишь своим внутренним и эволюционным законам?

А теперь, свежий и красноречивый пример безответственного отношения к языку вообще. Речь о тексте вышеназванного выступления президента К.Бакиева, озвученном на государственном языке при большой публике, который затем был опубликован в правительственных газетах "Кыргыз Туусу" и "Слово Кыргызстана". Даже при беглом их сравнении можно наблюдать разночтения в обоих текстах. В кыргызском варианте отсутствуют целые предложения и абзацы, опубликованные на официальном языке, то же самое имеет место быть в русском варианте. Порою допущены принципиальные и грубые искажения смысла оригинала при переводе на русский язык. Как мне сказал председатель Нацкомисии по госязыку Т.Жумагулов, текст выступления главы государства был подготовлен на госязыке в его ведомстве, затем был передан в секретариат президента, где и довели до ума. До какого ума довели, видно из простого сравнения текстов. Не буду вдаваться в подробности разночтений и искажений, пусть в них разбираются те, кому это нужно. Скажу лишь, что у меня, как имеющего большой опыт подготовки и перевода подобных документов первых лиц страны, вызывает недоумение подобное отношение к делам государственной важности, коими являются подготовка текстов выступления руководителя страны. Получается, что критика в отношении предыдущего перевода текста президентского Курса на обновление страны обоснованна. Тогда ответственные клерки Белого дома критику свели к злым козням мифических недоброжелателей. Если назвать вещи именами, граждане Кыргызстана в последнем случае, то есть, при знакомстве с очень важной речью президента относительно языковой политики в стране поставлены, мягко говоря, в неловкое положение. Создалась картина, в которой глава государства говорит как бы избирательно для каждого. А подобные выступления, как известно, должны обьединить и цементировать общество…

Садырбек Чериков.
Источник - Белый парус

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение