Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Узбекистан: Советская политика ликвидации частной собственности,капитала и предпринимательства.

11.10.2009

Автор:

Теги:

Д. Зияева

доктор исторических наук,

Институт истории АН Узбекистана

 

Советская политика ликвидации частной собственности,капитала и предпринимательства.

 

Экономическая политика советской власти с первых лет её существования, была направлена на установление государственной монополии во всех сферах народного хозяйства. Именно такую цель преследовала политика насильственной национализации важных экономических объектов – земли, промышленных предприятий, транспорта, банков и др. На первом этапе национализации, 26 февраля 1918 года в Туркестане, весь запас хлопка сырца объявлялся государственной собственностью, а 7 марта того же года были огосударствлены все хлопкоочистительные заводы. При этом, любому сопротивлению против исполнения этих декретов преследовал расстрел. В ходе осуществления этих декретов было изъято 19 млн. пуд хлопка у местных и зарубежных предпринимателей. Из 326 национализированных предприятий 288 составляли хлопкоочистительные заводы, 87,7 % их принадлежало русским и зарубежным, 12,3% местным владельцам. Общая стоимость средств производства составляло 1,5 млрд. золота.

Согласно новому декрету советской власти о национализации хлопковой промышленности от 9 декабря 1920 года, в республике было запрещена торговля не только хлопком, но и хлопковыми семенами, государственной собственностью объявлялись хлопкоочистительные машины и оборудования, принадлежавшие частным лицам. Все это свидетельствовало об установлении государственной монополии в сфере выращивания, переработки и торговли хлопка.

26 марта
1918 года объявлялось государственной собственностью горнодобываюшая промышленность республики, были отобраны от частных владельцев и акционерных компаний угольная, нефтяная промышленность вместе со средствами производства и товарными запасами. Основную часть владельцев составляли русские и зарубежные предприниматели.

В марте 1918 года был объявлен декрет СНК Туркестанской АССР о национализации типографий и литографий, а в августе сего года кожевенные заводы в крае. Таким образом, государственная монополия установилась во всех основных сферах производства. Именно в эти годы была национализирована транспортная сеть в республике, основная часть которой была сооружена и функционировала ранее за счет частного капитала.Таким образом, за первый год господства советской власти в республике было национализировано 330 крупны

х помышленных предприятий, а до конца 1919 года 770 частных предприятий. В отличии от центральных районов России, в Туркестане с первых лет были огосударствлены не только крупные, но и средние, мелкие предприятия.

Интенсивно шел процесс национализации садовнического хозяйства, а также недвижимости, частных домов и зданий, стоящих дороже 15 000 рублей по ценам 1914 года .

Согласно декрету от 25 марта 1918 года, в распоряжение государствоа было конфисковано около 40 крупных и малых садов Ташкентского уезда, со всеми орудиями и инструментами труда .

Осенью в этом же районе было изъято 50-60 средних садов, что привело вскоре к пагубным последствиям. Отсутствие рабочей силы, специалистов – садовников привело к потери урожая, в результате чего началась дороговизна на базарах.

В частных банках был установлен рабочий контроль и уже в конце 1917 – начале 1918 годов начался процесс насильственного изъятия денежных средств. Банки были лишены права проводить самостоятельные кредитные операции, сейфы банков распечатаны. В мае 1918 года в распооряжение государства были переведены Ташкентские отделы Русско-Азиатского, Азовско-Донского, Волжо-Камского банков, а с июля 1918 года все частные банки были включены в состав Народного банка, который фактически был государственным. Это существенно ударило по дальнейшему развитию банковского капитала, торговли и предпринимательству в крае.

Не ограничиваясь крупными предприятими, уже в середине 1918 года советская власть приступила к национализации средних и малых предприятий, владельцы которых перешли к выполнению государствееных заказов. С 1919 года национализировались шерстяное, кожевенное, текстильное, винодельное, табачное производства, которые начали работать исключительно для нужды армии.

Политика национализации, направленная в сущности на ликвидацию частной собственности и установлению государственной монополии в сфере аграрно-промышленного производства, финансовой системы и торговли привела к резкому ухудшению экономического положения в республике. Больше половины огосударствленных предприятий приостановило свою деятельность, и в 1920 году объем производства, по сравнению с 1914 годом сократилась на 80 % .

Внедрение продовольственного налога, государственная монополия на хлеб, сельскохозяйственные продукты, ограничение частной торговли привели к дефициту жизненно необходимых продуктов дороговизне и голоду.

В таких условиях советская власть была вынуждена временно пойти на уступки, разработав новую экономическую политику, направленную на либерилизацию экономики. В связи с этим, в марте 1921 года, после Х съезда РКП(б) в стране принят курс к новой экономической политике, в рамках которой прежде всего, вместо продовольственного налога вводится натуральный налог, крестянство получает право на торговлю излишными продуктами со своего хозяйства, возвращаются своим владельцам ранее огосударствленные средние и мелкие предприятия, восстанавливается свободная торговля, материальная заинтересованность дехканства, государственные предприятия выдаются на аренду частным предпринимателям.

Все это вскоре привело к увеличению обёмов производства в аграрной и промышленной сферы. В период НЭП был принят указ развитии мелких промышленных и промыслевых предприятий. Советская власть была вынуждена открыть путь к привлечению зарубежных инвестиций, сохранив однако государственную монополию на внешнюю, оптовую и розничную торговлю.

Восстонавливалась также система кредитирования торговли и производства через государственные банки. В 1921-25 годах были созданы кооперативные, акционерные, сельскохозяйственные банки, кредитные общества, которые стали активно финансировать частную торговлю, промышленность и сельское хозяйство. Новая экономическая политика, построенная на основе рыночных принципов, привела к восстановлению народного хозяйства, товарно-денежных отношений, а также предпринимательства, в результате чего за короткий срок объемы сельскохозяйственного и промышленного производсто увеличились на 2-3 раза, экономичесое положение в стране стало стабилизироваться. Большую роль в этих процессах играли частные предприниматели. Советская власть умело использовала частных торговцев и предпинимателей в товарообороте между сельскохозяйтвенными производителями и крупной промышленности. За короткий срок доля частного капитала в оптово-розничной торговле составила 50 %, розничной торговле 85 %.. По сведениям за 1925 год, отмеченным председателем СНК Узбекистана Ф.Ходжаевым, в республике в этот период действовало 20.180 частных торговых предприятий. Частный капитал занимал 49,2 % в оптово-розничной торговле импортными товарами.

Однако, сразу же после достижения определенного экономического оживления и положительных результатов, советская власть приступила к ограничению роли частного капитала и частных предпринимателей в торговых отношениях. Для установления связи между мелкими производителями и потребителями, дехканством и государственными предприятиями без посредничества частных торговцев, создаются кооперации. Главной целью при этом было усиление роли государства в оптовой и розничной торговли. За короткий срок в республике были созданы 1074 коопераций. Для усиления роли государственного сектора в экономике и торговли были приняты меры повсеместной поддержки их со стороны финансовых и налогов органов, к чему благоприятствовала денежная реформа 1924 года.

В планах хозяйственного развития республики на 1924-1929 годы, первостепенной задачей определилось резкое ограничение роли частного сектора и установление государственной монополии в торговле. В 1925/1926 годах из 195 миллионов рублей, выделенных на финансирование торговли, 35 млн. рублей передавалось кооперациям, 35 млн. рублей частным торговцам, 125 млн. рублей государственной торговле.

Из общих средств, выделенных на развитие промышленности, 84,5 % было выделено на государственный сектор, 12 % - кооперациям, и всего 3% - частному производству.

Эти меры привели в 1924-1925гг, к уменьшению доли частного сектора годах с 84,3% на 77%, то есть на всего на 7,3% . Доля частного капитала в торговле сельскими продуктами составляла - 90,6 %, текстильными изделиями - 28,4 %, хозяйственными товарами – 92,4 %, обувью – 95,5%, кондитерскими изделиями – 73,9 %.

Наиболее высокие показатели частной торговли были в сельских местностях республики - 91,7% от всей торговой системы. Частные торговцы обеспечивали сельских жителей промышленными и галантерейными товарами, готовой одеждой, покупая взамен сельскохозяйственные продукты.

В результате широкомасштабной и целенаправленной политики, государственный сектор вскоре занял главные отрасли промышленности, за исключением табачного и винодельческого производства. Однако в реализации промышленных товаров, а также кожевенного и шерстяного сырья роль частного капитала оставалась решающей.

Монополия кредитной системы со стороны государства давало большие возможности для вытеснения частного предпринимательства. Уже в 1927-1928 годах частные предприятия в стране сократились на два раза за счет кондитерских, винодельческих, пекарных и других предприятий, в результате чего, за два года численность безработных увеличивалась на два раза - с 20354 на 40 277 человек .

В целях ограничения предпринимательства запрещалось деятельность заготовительных пунктов, контракты с прибыльными предприятиями, торговля дефицитными товарами, одновременно усилился надзор и контроль со стороны налоговых органов. В результате, доля частной торговли в общей торговой системы за два года (с 1925 г. по 1927 г.) сократилась на два раза - с 46 % на 23,3 %. В таких условиях частные предприниматели в целях сохранения своего капитала, были вынуждены сотрудничать с кооперациями, что привело к резкому увелечение количества последних - с 13.6 % на 42,3 %, то есть на три раза.

В оптовой торговле доля частников уменьшается с 4,9 % на 1,4 %, в то время как доля кооперации достигает 55,6 %. В розничной торговли доля частного капитла сокращается с 67,4% на 45%. Несмотря на это, советская власть с тревогой признавала устойчивое положение частного капитла в розничной и оптовой торговле, так как торговля всеми продуктамы питания, за исключением зерна, и кустарными товарами, все еще находилась в руках частных торговцев. 83,2 % кустарных промыслей принадлежало частному капиталу, а точнее мелким предпринимателям.

В целях ограничения предпринмательства советская власть, в 1926 году, приступила к реформированию подоходного налога, в результате чего налоги с частных торгово-промышленных предприятий составляли 45 % прибыли, в то время как как налоги с государственных предприятий и коопераций составляли всего 8 % прибыли, возрастают и другие виды налогов для частных предпринимателей. В 1929 году объявляется официальный указ “О борьбе со скрываюшими своих доходов”, в котором частное предпринимательство запрещается как вредительство и спекуляция, за которого приследуется высшая мера наказания. Частные предприниматели без всякого повода стали подвергаться гонениям, преследованию и конфискации имущества, что привело к резкому сокращению предпринамтельства в экономике к концу 1920-х годов. Данный процесс завершил официальный указ от 11 октября 1931 года о ликвидации частного капитала, согласно которому, запрещались частные доходы и все виды собственности, кроме государственной и кооперации.

В 1932 году в целях огосударствления садовничьих хозяйств были отняты у частных владельцев 60 % фруктовых и виноградных садов в Узбекистане. Политика коллективизации сельского хозяйства также была направлена на ликвидацию частной собственности и предпринимательства в этой сфере. Изъятие земельного имущества крупных и средних собственников сопровождалось конфискацией всего хозяйства, включая орудия труда, скот, денежные средства и домашнюю утварь, ссылкой и изгнанием самих владельцев как классовых врагов, вредителей, «кулачества». Политика раскулачивания преследовала владельцев любого вида частной собственности – ремесленников, торговцев, предпринимателей, дехканства, имущество которых подвергалось конфискации, а сами со всей семьей ссылались в отдаленные от родины края – Северный Кавказ, Сибирь, Украина и др.

В 1931-1932 году были раскулачены и высланы из Узбекистана в вышеуказанные регионы -
61 872 человек, в среднеазиатские республики только 1932 году - 10 471
человек, в 1935-1937 годах 3 миллина человек в Таджикистан. Все они были лишены не только своего хозяйства, родины, но и гражданских прав, жили и трудились в невыносимих услових, привлекались к самим тяжелым и изнурительным трудам, в результате чего большая часть их погибла.К началу 1930-х годов государственная монополия установилась уже во всех сферах народного хозяйства. Политика индустриализации в Узбекистане, направленная на создание крупной промышленности в стране, была направлена в основном, на развитие переработавающей отрасли промышленности. 46 % советских промышленных предприятий Узбекистана, составляли мелкие заводы и фабрики с рабочем составом не более 100 человек, на которых государство выделяло очень мало средств. Но основные продукты питания, одежда, бытовая техника готовилась именно в этих предприятиях. Несмотря на рост экономических показателей в республике, благосостояние населения республики не соответствовало даже среднего уровня нормы обеспечения.

Отстуствие материальной заинтересованности в системе уравниловки и планового хозяйствования не могло удовлетворять растущие потребности народа. Уже позже, в конце 1970-х годов появились подпольные цеха, домашнее производство галантерийных изделий, товары которых продавались на лавках, что свидетельствовало о нелегальных попытках решения проблемы собственными усилиями, однако такие единичные случаи незаконные, с точки зрения советского права действия не могли решить проблему.

Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 1987 года, «О кооперации» от 1988 г., наконец то свидетельствовали о признании государством необходимости развития других форм собственности, кроме государственной. Однако кризис советского способа хозяйствования, пустивший к этому времени, очень глубокие корни, невозможно было остановить.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение