Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кайрат Келимбетов: феномен политика от экономики

06.10.2009

Автор:

Теги:

Талгат Адилов продолжает наш цикл "Киты казахстанской политики".

*****************************************************************************



     В политико-административной элите Республики Казахстан Кайрат Келимбетов, являющийся с октября 2008 года председателем правления Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», занимает особенное место. Не являясь выходцем из партийно-комсомольской номенклатуры советского периода истории Казахстана, он, однако, пользуется большим доверием и расположением у президента страны Нурсултана Назарбаева. А, будучи представителем того поколения государственных управленцев и бизнесменов, которых в свое время прозвали «младтюрками», он в отличие от многих из них сумел удержаться во властной «обойме».

«Зеленый свет» для карьерного роста Келимбетова загорелся в 1997 году, когда он в качестве замдиректора департамента стратегического анализа Агентства по стратегическому планированию и реформам стал одним из авторов Стратегии «Казахстан-2030». В результате на следующий год последовал резкий рывок вперед на пост заведующего социально-экономического отдела президентской администрации. А в 1999 году Келимбетов встал у руля своего некогда родного Агентства по стратегическому планированию.

Казалось бы, живи, радуйся и двигайся дальше по властному Олимпу, Кайрат Нематович. Однако поколенческая и личная солидарность с такими же близкими по духу и замыслам людьми привела его в ноябре 2001 года в ряды основателей и членов политсовета общественного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Даже риск утраты должности первого вице-министра финансов и выпадение из властной «обоймы», что, собственно говоря, и произошло, не остановил.

А вот далее происходит то, что можно считать первоосновой феномена Кайрата Келимбетова. В отличие от своих единомышленников и соратников по ДВК он не попал ни под уголовный прессинг властей, ни в глухую опалу к ним. Более того, не прошло и трех месяцев после отставки, как его вернули на государственную службу в прежнем статусе. Вот так и закончился весьма недолгий и непонятный с точки зрения духовно-политического развития самого Келимбетова период его пребывания в оппозиции. Причем его возвращение во власть было таким же тихим, как и уход из нее. В этой связи Келимбетов, за что надо отдать ему должное, не замарал себя публичными покаяниями, отречениями от своих взглядов и разоблачениями вчерашних соратников.

Скорее всего, в лице Келимбетова профессиональный экономист и хороший управленец руководящего уровня оказался более нужен «Ак Орде», нежели один из опальных и обиженных оппонентов. К тому же на его примере власти дали четко понять «смутьянам» из ДВК и партии «Ак жол», что тех, кто не сильно переусердствовал в «борьбе за демократию и права человека», ждут полное прощение и дальнейшая карьера.

Второй волной развития феномена Келимбетова стало неожиданное назначение его, бывшего тогда председателем правления Фонда устойчивого развития «Казына», в июле 2007 года заместителем председателя Народно-демократической партии «Нур Отан», каковым был и остается президент страны Нурсултан Назарбаев. При этом в том же году Келимбетова ждало «боевое крещение», когда вместе с министром культуры и информации Ермухаметом Ертысбаевым ему пришлось «скрестить шпаги» со своими вчерашними соратниками Булатом Абиловым и Оразом Жандосовым на предвыборных теледебатах. При этом, по мнению ряда зрителей, новоявленные социал-демократы потерпели тогда серьезное поражение.

Наконец, еще больше феномен Кайрата Келимбетова заблистал после того, как в январе 2008 года он был назначен руководителем администрации президента РК. При этом ему был дан карт-бланш на то, чтобы провести определенную реструктуризацию данного органа и несколько «экономизировать» работу некоторых его подразделений. Скорее всего, такое стремительное восхождение Келимбетова по «акордынским» ступенькам стало реакцией главы государства на набирающий обороты финансово-экономический кризис.

Но уже в октябре того же года Келимбетов был возвращен в родную ему экономическую стихию. Кто-то говорит, что он не справился с управлением такой мощной государственной «машины», как АП. А кто-то утверждает, что он как то мавр сделал свое дело и вернулся восвояси. С одной стороны, переход в ФНБ «Самрук-Казына» из президентской администрации, где можно было чувствовать себя чуть ли не вторым человеком в государственной иерархии, стало для Келимбетова понижением. Но, с другой стороны, получив в свое распоряжение структуру, сконцентрировавшую в себе активы таких национальных и частных компаний, как «Казатомпром», «КазМунайГаз», «Казахмыс», «Казахтелеком», «Казахстан темир жолы» и т.д., социально-предпринимательских корпораций, а также «спасенных» государством от дефолта двух системообразующих банков, Келимбетов, в какой-то мере, стал дополнительной, кадровой точкой опоры для экономического блока правительства.

На этом поприще не забыл он и родной «Нур Отан», возглавив созданный при нем экономический клуб «Орлеу». В условиях реализации государством антикризисной программы Келимбетов является одним из ведущих ее идеологов и пропагандистов, задающих нужный «Ак Орде» тон дискуссиям относительно правильности и эффективности данного направления государственной деятельности.

Кайрат Келимбетов не стесняется делать шаги, которые, казалось бы, выходят за пределы его компетенции. Чего стоит недавнее заявление о необходимости объединения Национального банка и Агентства финансового надзора. Но все же бесспорно одно: в большой политике Казахстана Келимбетов был и остается экономистом, а в правящей элите – управленцем, не искушенным в отличие от партийно-комсомольских и идеологических «зубров» в аппаратных «телодвижениях». В связи с этим он может опираться здесь только на востребованность главой государства. В этом сила, в этом же и слабость его положения. Впрочем, он остается при этом одним из немногих казахстанских элитариев, пытающихся делать ставку не на нужных людей, а на тренды. Пока что в этом смысле  Келимбетов выглядит "белой вороной", но кто знает что станет с местной элитой, когда произойдет обещанное повышение ее качества?

Очевидной слабостью Келимбетова кажется его чрезмерная мягкость и неумение (или нежелание) играть в информационные войны с целью укрепления собственных позиций. Поговаривают, что такое политическое вегетарианство ему может дорого стоить. Кроме того, под его началом нет сильного think tank, что также кажется довольно странным, учитывая наличие в "ближнем круге" Келимбетова профессионалов очень высокого уровня. Что это? Нерешительность? Или может понимания особых правил игры, предписанных с самого верха? 

С другой стороны, кто как не он способен улавливать и грамотно формулировать "главные тренды". Для тех, кто в этом сомневается, рекомендую перечитать последнее выступление Келимбетова на 10-и летии "Стратегии-2030": "Мы видим, что именно концептуальные работы Нурсултана Назарбаева "Ключи от кризиса" и "Пятый путь" формируют новую повестку дня не только для Казахстана, но и на уровне глобальных геополитических и геоэкономических трендов. В этом смысле, казахстанский лидер является не только своего рода национальным брендом, с которым для многих за рубежом ассоциируется независимый Казахстан, но и политиком, от мнения которого, от сформулированной стратегии действий зависит будущее теперь уже не одной страны, а всей мировой архитектуры, формирующейся в посткризисную эпоху... Мы сформировали самобытную и, в то же время, обладающую целым рядом универсальных черт национальную модель развития. И основой для достижения этой задачи, безусловно, стал фактор национального лидера".
        


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение