Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ГЕОРГИЙ МИРСКИЙ: «ЕСЛИ СИТУАЦИЯ ВОКРУГ ИРАНА БУДЕТ РАЗВИВАТЬСЯ ПО ИНЕРЦИИ, МЫ СТАНЕМ СВИДЕТЕЛЯМИ БОЛЬШОЙ БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ВОЙНЫ»

01.10.2009

Автор:

Теги:



Вопрос ядерной программы Ирана всегда имел актуальное значение для мирового сообщества, однако, в последнее время мы наблюдаем еще большую активизацию этой тематики в публичном пространстве. Махмуд Ахмадинежад, как будто провоцируя мировое сообщество, делает заявления о том, что такой страны как Израиль не должно быть на карте земного шара. Дмитрий Медведев, по сути, признал возможность применения санкций против Тегерана. Мировое сообщество охватывает беспокойство по поводу программы нераспространения ядерного оружия. В этой чреде событий и хитросплетений «Политком.ру» помог разобраться Георгий Мирский, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН 

- Как вы прокомментируете новую позицию Медведева по иранскому вопросу? 

- Медведев сказал, что санкции часто не действуют, но есть случаи, когда нужно применять санкции. Естественно, все это восприняли как прямой намек на то, что Соединенные Штаты и Россия вместе с остальными странами примут санкции против Ирана, если он не пойдет на встречу. И, похоже, Медведев склоняется к такой позиции. 

Напомню, что еще несколько лет тому назад они предлагали Ирану в обмен на прекращение дальнейшего процесса обогащения урана всевозможные льготы, в частности, строительство атомных электростанций, отмену всех предшествовавших санкций и резолюций против Ирана, приятие этой страны в ВТО, предоставление инвестиций и технологий, запчастей для гражданской авиации, которая у них разваливается. Эти предложения потом вновь были озвучены, но Тегеран оба раза их отклонил. 

Далее, Россия несколько лет тому назад предлагала Ирану такой вариант: если ему действительно нужно для развития мирной ядерной энергетики обогащение урана, то пусть это будет происходить на российской территории: Россия обязуется предоставить Ирану все необходимое топливо для загрузки первой в Иране атомной электростанции в Бушере. Это было очень выгодное предложение для Ирана, поскольку Россия фактически берет на себя всю тяжелую работу – предоставляет Ирану топливо, необходимое для производства мирной атомной энергии и электричества. Тегеран вновь от этого отказался. 

- Почему? 

- Ответ, по-моему, здесь только один: они понимают, что если обогащение урана будет происходить на российской территории, то оно будет находиться под российским контролем. Соответственно, уран, произведенный для загрузки атомной электростанции, будет низкообогащенным, из которого нельзя создать атомную бомбу. А если это будет происходить без внешнего контроля, то Иран сможет обогащать уран сколько угодно, что сейчас и делает и имеет более 8000 центрифуг, количество которых, по планам властей, только будет увеличиваться (до 54 тысяч). То есть они будут обогащать уран до такой степени - например, до 80%, - чтобы можно было изготовить бомбу. Все то, что я сказал, свидетельствует об одном – иранцы и дальше намерены заниматься обогащением урана с тем, чтобы это могло иметь военное значение. 

- Значит ли это, что они действительно хотят создать атомную бомбу? 

- Я думаю, что нет. Эта бомба им не нужна. Им не на кого ее сбрасывать. Про Европу и Америку даже говорить не приходится, Израиль как будто бы является наиболее подходящим объектом. Но я думаю, что иранцы на это не пойдут, даже если у них будет атомная бомба. Даже если им удастся пробиться через израильскую систему противоракетной обороны, что тоже сомнительно, потому что США снабдили эту страну сильной системой ПРО, то каков результат? Погибает 6 миллионов евреев, но одновременно погибает 6 миллионов арабов, которые живут и в самом Израиле, и в Газе, и на Западном берегу. Страна, которая претендует на то, чтобы стать лидером всего мусульманского мира, конечно, не захочет стать виновником гибели миллионов мусульман. Я думаю, что гипотетическая атомная бомба Ирана - это, скорее, политическое оружие, рассчитанное на то, чтобы довести процесс обогащение урана до состояния 5-минутной готовности, для того, чтобы разговаривать со всем миром с позиции силы. Вот чего они добиваются! 

- А есть ли возможность у России, США и «Шестерки» повлиять на Иран сейчас? 

- Вот в этом-то и заключается главный вопрос! Никаких признаков возможного влияния нет. Более того, Иран откликнулся на предложение Обамы начать все с чистого листа, американский президент протянул руку и сказал: «Вы тоже разожмите кулак». Но иранцы сейчас согласны на диалог, в котором будут обсуждаться все проблемы кроме ядерной программы Тегерана. Тут они стоят на смерть и говорят, что этот вопрос вообще не подлежит компетенции ООН, подчеркивают, что это вопрос МАГАТЭ. И если МАГАТЭ докажет, что Иран развернул военную программу, то они будут над этим думать. Но дело в том, что МАГАТЭ ничего не может доказать, потому что технология обогащения урана имеет двойное назначение. До какого-то момента, до определенной красной черты, когда будет понятно, что они точно перешли мирную стратегию и речь идет о высокообогащенном уране, из которого можно сделать бомбу, МАГАТЭ будет давать отчеты об отсутствии точных данных о характере ядерной программы Ирана. Тегеран это прекрасно понимает, поэтому-то и утверждает, что будет иметь дело только с МАГАТЭ. Вот такая игра в кошки-мышки продолжается уже несколько лет. И сейчас, после того как были вынесены три резолюции, налагавшие на Иран санкции в связи с его отказом прекратить обогащение урана, наступает момент, когда уже что-то нужно делать, особенно учитывая позицию Израиля. 

Вот представим себе, что у Ирана есть атомная бомба, ну и что? У многих других стран есть бомбы – у великих держав есть бомбы, у Индии есть бомба, у Пакистана – что такого, если и у Тегерана будет? Дело в том, что это положит начало гонке вооружений на всем Ближнем Востоке, потому что тогда соседние страны, например, Турция, Египет, Саудовская Аравия, Алжир, скажут: «Чем мы хуже?». Если у Ирана есть бомба, то у арабских стран, особенно суннитских, появится полное оправдание для того, чтобы создавать свои бомбы. Это положит конец всей системе нераспространения ядерного оружия! Это первое отрицательное последствие. Второе – и Россия, и США, и европейские страны могут жить при наличии у Ирана ядерной бомбы, но есть одна страна, которая спокойно существовать не сможет – это Израиль. Руководители Ирана открыто говорят, что Израиль должен быть стерт с лица земли. В Тель-Авиве действительно появляются опасения в возможном развитии такого сценария. Вот тут-то кроется основная опасность - если все будет так плыть по течению, то напряжение будет нарастать, и не исключено, что Израиль нанесет удар по иранским атомным объектам. Тогда будет большая ближневосточная война, в которой проиграют все! И ничего хорошего это не сулит России. Вот поэтому, я думаю, Россия понимает сейчас, что надо положить этому конец. 

Если после 1 октября, когда состоится встреча «Шестерки», Иран в очередной раз заявит, что не будет обсуждать свою ядерную программу, тогда возникнет вопрос о санкциях. 

- А что значат санкции для Ирана? 

- По-настоящему смертельными санкциями являются две меры. Во-первых, наложить полное эмбарго на вывоз иранской нефти, от которой зависят 80% доходов страны, во-вторых, прекратить ввоз бензина в эту страну. Хотя Иран располагает вторыми в мире запасами нефти после Саудовской Аравии, он не имеет нефтеперерабатывающей промышленности и вынужден ввозить бензин. Это парадокс, но, тем не менее, факт. Если применить эти две санкции, то тогда Тегеран окажется в исключительно тяжелом положении. Но сможет ли «Шестерка» на это пойти? До этого момента две страны - Россия и Китай - были категорически против подобных санкций. Даже если сейчас позиция Россия несколько изменится, то неясно, как быть с Китаем. Дело в том, что Пекин заключил соглашение о ввозе больших количеств сжиженного газа из Ирана, Китай заинтересован в иранской нефти, в поставке бензина в Иран. И, судя по всему, Китай свою позицию менять не собирается, он может наложить вето на решения других стран. А вето есть вето, тогда весь процесс просто встанет. К сожалению, я думаю, это наиболее вероятный вариант развития событий – все это кончится разговорами, второстепенными санкциями. Если так и произойдет, то ситуация будет ухудшаться. Я не так давно присутствовал на встрече российских и американских экспертов в рамках East West Institute в Москве. Эксперты, глубоко исследовав эту проблему, пришли к выводу, что примерно через 6 лет Иран в состоянии сделать ракеты, способные достичь Израиля, и будет иметь возможность установить на эти ракеты ядерные устройства. Вот в течение этих 6 лет, если что-то не изменится, тогда можно ожидать очень неприятную ситуацию на Ближнем Востоке. Неприятную и тяжелую для всего мира. 

Беседовала Ольга Мефодьева 

Политком

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение