Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Мы не сдадимся /Интервью главы Организации по атомной энергии Ирана Али Акбара Салехи журналу "Spiegel"

24.09.2009

Автор:

Теги:

Spiegel: Г-н Салехи, когда в июле Вас назначили главой Организации атомной энергии Ирана, чтобы управлять ядерной программой Вашей страны, Вы заявили, что Вашей целью является 'восстановление доверия'. Что Вы можете показать своим коллегам на Западе в качестве знака Вашей готовности к компромиссу?

Салехи: Мое назначение не связано ни с какими переменами в курсе нашей ядерной стратегии. Фундаментальные решения принимаются революционным лидером аятоллой Али Хаменеи и президентом Махмудом Ахмадинежадом. Но существует определенная свобода маневра. Я немедленно выполнил свое обещание двумя способами: мы позволили инспекторам МАГАТЭ проинспектировать практически достроенный тяжеловодный ядерный реактор в Араке и усилить наблюдение за объектом в Натанзе, где происходит обогащение урана. Это показывает, что мы заинтересованы в сотрудничестве.

Spiegel: И то, и другое - это давно просроченные обязательства, которые Иран наконец выполнил.

Салехи: Это то, как вы видите ситуацию. Но мы действуем строго в соответствии с рабочим расписанием, которое мы подготовили вместе с МАГАТЭ. Эти пункты в списке были не выполнены, а теперь они выполнены.

Spiegel: Для международного сообщества самый взрывоопасный пункт по-прежнему остается предметом спора. Обогащение урана в Натанзе, которое закрывает цикл ядерного производство, может создать сырье для ядерной бомбы.

Салехи: Мы имеем право производить низкообогащенный уран для гражданских целей. И мы не откажемся от этого права - ни одно иранское правительство не сделает этого, ни при каких обстоятельствах.

Spiegel: Крайний срок, назначенный вам Западом, истекает в конце месяца. Если Иран не согласится на предложение, сделанное Соединенными Штатами и Европой, Вашей стране придется подготовиться к усиленным санкциям.

Салехи: Вы хотите угрожать нам? Вы снова и снова намекаете, что мы хотим ядерное оружие, но повторение этих заявлений не делает их более правильными. Вы - и весь Запад, вы просто выдумываете.

Spiegel: Участники иранской оппозиции в изгнании разоблачили существование установки по обогащению урана в Натанзе, когда она еще строилась, в 2002 году, когда Вы были представителем Ирана в венском офисе МАГАТЭ. В центрифугах был найдет высокообогащенный уран.

Салехи: В то время у нас было еще много времени, чтобы зарегистрировать установку в Натанзе. Высокообогащенный уран в центрифугах был не нашим, он был произведен на других установках, где мы приобрели подержанное оборудование.

Spiegel: На международном черном ядерном рынке.

Салехи: Да, возможно, мы допустили некоторые ошибки. Но взгляните на ежегодные отчеты МАГАТЭ. В них задокументированы и ошибки других стран. Однако, на эти ошибки закрывают глаза. За эти ошибки наказывают только нас, чтобы привести в политическое соответствие.

Spiegel: Тяжеловодный ядерный реактор в Араке не кажется особо целесообразным с точки зрения энергетической политики, но он может привести к созданию плутония для ядерных боеприпасов. Разрабатывая ракеты дальнего действия, которые можно будет использовать для ядерных боеголовок, и накапливая более 1400 килограммов низкообогащенного урана, которого, если его обогатить дополнительно, будет достаточно для создания как минимум одной бомбы:

Салехи: ... продолжайте, продолжайте. Мы - суверенное государство с автономной политикой, и это касается и нашей энергетической стратегии тоже.

Spiegel: Вы провоцируете дополнительные санкции.

Салехи: Это не наше намерение. И именно поэтому мы и демонстрируем готовность сотрудничать.

Spiegel: Ваше правительство поощряет недоверие именно через 'отсутствие сотрудничества', как было написано в последнем отчете инспекторов МАГАТЭ.

Салехи: Это имеет отношение к документам, которые, как утверждают, пришли из Ирана и должны были подтвердить наши амбиции в создании ядерной бомбы. Но это были подделки, как мы уже объяснили.

Spiegel: Генеральный директор МАГАТЭ Мохамед Эль-Барадеи говорит, что эти планы 'подходят и имеют смысл'.

Салехи: Но это не является доказательством их подлинности. Вы создаете для себя образ Ирана, который не имеет ничего общего с реальностью.

Spiegel: Выборы президента 12 июня показали, что, если уж на то пошло, именно ваше правительство занимается созданием своей собственной реальности. Победа Ахмадинежада очень спорна - как во всем мире, так и в Иране.

Салехи: Миллионы людей поддерживают его правительство, избранное в результате демократического процесса, хотя конфликты и разногласия во мнениях действительно существуют.

Spiegel: Возможно, иранские лидеры могут задушить оппозицию в стране, но Запад продолжит настаивать на разрешении ядерной проблемы. МАГАТЭ также хочет поговорить с Мохсеном Факхризаде-Махабади (Mohsen Fakhrizadeh-Mahabadi), который предположительно является учеными, ответственным за ядерные планы, которые видели инспекторы.

Салехи: Каждый раз, когда мы отвечаем на вопрос, за ним следует новое требование. Для Запада проблема не в нашей ядерной программе. Вопрос в том, как покорить Иран.

Spiegel: Если вам нечего прятать, тогда дайте вашим экспертам ответить на все вопросы.

Салехи: Мы - умные люди. Мы не пойдем на поводу у неоправданных требований. Кроме того, у санкций есть и положительные аспекты.

Spiegel: Вы не можете говорить серьезно. Или Вы хотите сказать, что в случае санкций люди объединятся в поддержку правительства президента Ахмадинежада, вместо того, чтобы оставаться к нему в оппозиции?

Салехи: Не стоит недооценивать эффект солидарности. Посмотрите, чего мы добились, несмотря на 30 лет американского эмбарго - мы даже послали на орбиту спутник, и мы единственная мусульманская страна, которая сделала это.

Spiegel: Но иранцы замерзнут зимой, и им придется перестать пользоваться своими машинами, если Запад введет эмбарго на поставки природного газа и бензина. Неужели Вам настолько наплевать на благополучие людей и экономику страны?

Салехи: Конечно же, нет. Но если Запад настаивает на санкциях, у нас есть способы и возможности противостоять им. Даже если ближайшее будущее выглядит мрачно, в долгосрочной перспективе мы победим все трудности.

Spiegel: Но обозленное население Ирана наверняка предпочло бы немного благосостояния здесь и сейчас. Тегеран неделями не отвечал на самое последнее предложение, сделанное главой внешнеполитического ведомства ЕС Хавьером Соланой. Неужели европейские партнеры Ирана потеряли свою значимость?

Салехи: Мы поражены наглости европейцев и тому, как плохо они понимают нашу точку зрения. В долгосрочной перспективе мы будем нужны европейцам больше, чем они нужны нам. И, кстати, г-н Солана получил наш ответ. Иран начнет переговоры с пятью постоянным членами Совета безопасности ООН и Германией 1 октября.

Spiegel: Но вы не сделали никаких конкретных предложений.

Салехи: Мы готовы к переговорам, но без предварительных условий. Мы хотим, чтобы с нами обращались как с равными, а не диктовали нам, что делать. Разве это не важно, если мы хотим разговаривать с Западом о региональных проблемах вроде Ирака и Афганистана?

Spiegel: Да, но на этом далеко не уедешь в том, что касается ядерного вопроса. Даже традиционный партнер Ирана Германия уже усиливает давление в пользу новых санкций.

Салехи: И где мы окажемся в результате этого? Мы можем лишь посоветовать нашим европейским партнерам и нашим немецким друзьям: пожалуйста, будьте реалистичны и продемонстрируйте побольше прагматизма.

Spiegel: Тогда, возможно, израильтяне правы, когда утверждают, что ядерную программу Тегерана может остановить лишь военный удар?

Салехи: Мы очень серьезно оцениваем каждую угрозу. Но Израиль не будет столь глуп, чтобы напасть на нас. Израиль не может себе позволить совершить такую смертельную ошибку.

Spiegel: С подобной оценкой Вы можете очень сильно просчитаться.

Салехи: Мы очень бдительны. И мы готовы к худшему. Но мы не подчинимся.

Spiegel: На прошлой неделе Юкия Амано (Yukiya Amano) из Японии был выбран преемником Эль-Барадеи на посту генерального директора МАГАТЭ. Будет ли у Ирана ядерное оружие к концу первого срока Амано, через четыре года?

Салехи: Нет. Мы хотим полностью владеть ядерной технологией безо всяких ограничений. Но мы прекрасно понимаем, что создание ядерной бомбы не принесет нам безопасности - на самом деле, оно приведет к обратным результатам.

 

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение