Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Как язык проглотили...

21.09.2009

Автор:

Теги:

В Америке в свое время за употребление родного языка индейцев заставляли полоскать рот мыльным раствором - чтобы очистить от скверны. На Тайване вообще можно было оказаться в тюрьме.

Из имеющихся на планете шести тысяч языков почти половина находится на грани исчезновения

"Мат ташынты кыкап" - это на селькупском языке означает "я тебя люблю". За такие слова лет 50 назад можно было бы лишиться обеда в сибирской школе. В Америке в свое время за употребление родного языка индейцев заставляли полоскать рот мыльным раствором - чтобы очистить от скверны. На Тайване вообще можно было оказаться в тюрьме. Кажется дикостью, но именно такую политику проводили цивилизованные державы по отношению к малым народам и к их языкам. В результате средства общения стремительно исчезают. Недавно ЮНЕСКО представило обновленный атлас исчезающих языков мира. Судя по нему, процесс вымирания идет быстро: из более 6000 имеющихся на Земле языков 2500 растворяются на глазах, а многие уже прекратили свое существование. Чей язык кому враг - разбирались "Итоги".

В опасности

В предыдущем выпуске атласа (от 2001 года) список исчезающих языков состоял из 900 наименований, то есть за 8 лет в него вошло еще 1600. Как считают? ЮНЕСКО оценивает жизнеспособность языков по девяти критериям - абсолютное число носителей, передача языка от поколения к поколению, число членов общества, считающих язык родным, изменение ареала использования, отношение к языку официальных институтов - официальный статус и использование, тип и качество документации, подверженность влиянию со стороны, доступность учебных материалов и литературы, соотношение числа носителей языка к общей численности населения. Далее языки классифицируются по шести категориям: "находится в безопасности", "положение вызывает опасение", "находится под угрозой исчезновения", "находится в серьезной опасности", "в критическом состоянии" и "язык исчез". Причем от первой до последней ступени можно скатиться очень быстро. Так, по словам известного лингвиста, члена-корреспондента РАН и заведующего кафедрой филфака МГУ Александра Кибрика, в наши дни пропадает язык алюторцев - одной из народностей северной Камчатки: "Мы серьезно занимались алюторским языком, работали над грамматикой. Однако дети в школе не воспринимают его как родной, поскольку родители на нем не говорят. К тому же азбука создавалась на основе корякского языка, который хотя и родственный, но все же отличается. Учителя преподают язык по нашим высоколобым учебникам, а дети зевают. КПД от такого учения низкий..."

Если в 1956 году, как вспоминает ученый, местное население говорило на алюторском языке, то в 1971-м уже практически им не пользовалось. Могли произносить простейшие фразы типа "я был на рыбалке с папой", "девочка упала в снег". "В 2008 году мы приехали на Камчатку, чтобы озвучить устные записи. Но выяснилось, что уже трудно найти носителей, способных воспроизвести длинные слова и сложные предложения. Одна местная жительница, с которой мы познакомились, когда ей было 18 лет, стала пенсионеркой, и этнографические записи 50-летней давности для нее во многом непонятны, - говорит Александр Кибрик. - Язык стал уходить с приходом цивилизации. У местного населения изменилось питание - люди узнали, что такое сахар, соль и алкоголь (раньше они ели в основном сырую рыбу), и сразу стали терять зубы, заболевать туберкулезом и прочими болезнями. В оборот входит совсем другая речь. С уходом языка постепенно стирается и память о своей истории".

Поговорили и забыли

Примечательно, что на территории СССР, США да и прочих крупных держав исчезновение языков часто происходило схожим образом - сам народ постепенно отказывается от своего языка. Вот, например, как выглядит история кускоквимского языка, которым пользуется небольшой народ Аляски. Его подробно изучал сын Александра Кибрика Андрей, доктор филологических наук. Сейчас он проводит третью экспедиционную сессию на Аляске. Деградация языка началась в 1948 году, когда в поселение, живущее в районе верхнего течения реки Кускоквим, приехали две активные протестантские миссионерши. Они, ясное дело, хотели как лучше: открыли школу и усиленно стали обучать детей английскому. Чтобы обучение шло эффективнее, за разговоры на родном языке детей наказывали. Неудивительно, что эти дети, когда выросли и обзавелись собственным потомством, избавили сыновей и дочерей от неприятностей, с рождения разговаривая с ними по-английски. Через поколение кускоквимский язык стал исчезать. Сейчас осталось всего 25 носителей. "Проблема еще и в слабом содействии самих кускоквимцев, - рассказывает Андрей Кибрик. - Жизнь на севере Аляски довольно суровая, люди в основном элементарно выживают. Теоретически они, конечно, за то, чтобы учить кускоквимский язык, но на практике получается так: когда встает вопрос, чем заняться - пойти учиться или ловить рыбу, то выбор делается в пользу последнего". Впрочем, даже если для народа не стоит вопрос выживания, находится масса других причин, по которым родной язык отодвигается на задний план.

Например, в новом выпуске атласа ЮНЕСКО среди вырождающихся языков оказался караимский - на нем изъясняются всего шесть человек в Крыму. Караимы - один из самых загадочных древних народов Черноморского побережья. Точно неизвестно, откуда эти люди появились, но известно, что они выполняли важную миссию - были хранителями в татарских крепостях. Нет единого мнения о том, принадлежат ли караимы к иудейскому или тюркским народам, поскольку язык близок к тюркским, а исповедовали они иудаизм. С течением времени караимы переселялись, общины есть в Польше и Литве, а язык приобретал разные диалекты. Однако сохранить его все труднее. "Мой дед знал караимский язык, он даже занимался литературной обработкой известных произведений, но материалы не сохранились, - говорит председатель московского общества караимов Александр Майкапар. - Я, к сожалению, караимским не владею, как и мой сын. Жизнь заполнена множеством дел, а на язык времени не остается..." Община московских караимов насчитывает примерно 300 человек, молодежь собирается на тусовки, а потом все разбегаются по своим делам.

Надежда на детей

По оценкам специалистов, язык попадает в группу риска, если остается меньше 100 тысяч его носителей. Обратный процесс - ревитализация - требует больших усилий и времени. Нужны специальные программы, правильное отношение со стороны властей, а главное - желание самих людей говорить на родном языке. Примерно до 70-х годов прошлого века развитые державы мало обращали внимания на то, что происходит с языками малых народов. А потом, словно спохватившись, правительства стали принимать различные программы поддержки. И все же, несмотря на это, успешных примеров ревитализации в мире, в том числе и в России, и по сей день не так много. Самый яркий, конечно, это иврит, ставший языком целой страны. Впрочем, некоторые специалисты не считают этот пример чистым экспериментом: "Строго говоря, иврит (точнее - древнееврейский, ставший базой для развития иврита) никогда не был мертвым языком, он постоянно функционировал в религиозной сфере", - комментирует заведующая лабораторией автоматизированных лексикографических систем научно-исследовательского вычислительного центра МГУ Ольга Казакевич. Зато, по ее мнению, интересен пример восстановления родственного ирландскому языка острова Мэн. В 70-е годы, когда осталось несколько пожилых носителей мэнского языка, к ним отправились лингвисты, сделавшие аудиозапись большого количества текстов. В дальнейшем на их базе создали учебные материалы для преподавания.

В США теперь существуют разные программы по ревитализации - и федеральные, и на уровне штата. Есть, например, такая программа, как ученичество: когда студент ходит за носителем и записывает за ним буквально каждое слово. В рамках сохранения исчезающих языков в разных странах стали создавать так называемые языковые гнезда: по сути, детские сады или ясли с погружением - все сотрудники между собой и с детьми говорили только на малом языке. "Это единственная полезная мера, - уверена Ольга Казакевич. - Преподавание малых языков в школе нередко оказывается неэффективным. А в детских садах с полным погружением дети живут с языком и быстро его усваивают, ведь в детстве новый язык дается без усилий, практически даром".

Примечательна также история корнского языка, едва не исчезнувшего в Британии в конце XVIII века. Около 200 лет он не использовался вообще. И вот в начале XX века преподавательница колледжа в Корнуолле составила грамматику на базе богатой средневековой литературы и разослала ее своим коллегам с призывом выучить язык предков. Постепенно возникло движение по возрождению корнского языка. После Второй мировой войны велись жаркие дебаты на тему, какой из его вариантов следует возрождать - средневековый времен расцвета литературы или тот, который был ходу в XVIII веке. Сегодня, по данным Европейского исследовательского центра "Меркатор", осуществляющего мониторинг использования малых языков Европы в образовании, корнским языком владеют около 300 человек, а еще примерно полторы тысячи могут сказать на нем несколько фраз, что уже неплохо. "Парадокс в том, что образование всегда и всюду было одним из самых мощных инструментов для подавления языков, - говорит Ольга Казакевич. - Но сейчас именно образование может и должно работать на их поддержку и возрождение".

Соблюсти баланс

Казалось бы, зачем надо искусственно восстанавливать нежизнеспособное средство общения? В конце концов, динозавров тоже жалко, но что делать, если они не выдержали хода истории. А если люди не говорят на том же селькупском языке, зачем им его навязывать? Эксперты, отвечая на этот вопрос, проводят параллель с животным миром: "У нас как членов человеческого общества вымирание языков должно вызывать такую же тревогу, как и уменьшение во всем мире числа видов растений или животных, оскудение биологического разнообразия", - считает главный редактор "Всемирного атласа вымирающих языков" ЮНЕСКО Кристофер Мозли. Действительно, если исчезновение одного вида бабочки может нарушить баланс флоры и фауны и вызвать изменение климата, то, наверное, и исчезновение языка способно повлечь за собой серьезные последствия.

Собственно, самое губительное для малых языков, но широко распространенное в разных странах заблуждение состоит в том, что для человека естественно владеть только одним языком. Конечно, при таком подходе выбор делается в пользу самого распространенного и дающего перспективы в образовании и социальной адаптации - например, английского или русского. Однако, как подчеркивают специалисты, многоязычие дает человеку массу преимуществ. "Такие люди более адаптивны, обучаемы, хорошо переключаются и овладевают новыми знаниями. Кроме того, полиглоты отличаются толерантностью, ведь через другой язык и культуру они узнают другой народ", - отмечает Ольга Казакевич. Попадая в иную языковую среду, получаешь более объемный взгляд на мир. Можно сказать, начинаешь жить в другой реальности. Лишая себя такой возможности, человечество беднеет. Пожалуй, это все равно что сказать: зачем нам столько видов бабочек - хватит одной капустницы. Но ведь, согласитесь, будет скучно.

Вита Мач

Текст http://www.itogi.ru/  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение