Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Приоритетные направления внешней политики Израиля: Южный Кавказ и Центральная Азия

11.09.2009

Автор:

Теги:

Артак Григорян

До недавнего времени страны СНГ и, в частности, Южного Кавказа и Центральной Азии не рассматривались приоритетными направлениями внешней политики Израиля. Только спустя 17-18 лет после распада СССР и утверждения дипломатических отношений с бывшими союзными республиками министерство иностранных дел Израиля создало в своей системе профильные подразделения, которые с января 2009г. должны целенаправленно работать со странами Южного Кавказа и Центральной Азии.

Реорганизация министерства иностранных дел Израиля

До создания вышеупомянутых подразделений рабочее направление со странами СНГ находилось в ведении департамента Центральной Европы и Евразии МИД, деятельность которого координировал один из видных представителей внешнеполитического ведомства Израиля, заместитель генерального директора(1) МИД Финхас Авиви. В составе департамента ранее действовали два отдельных подразделения - Центральной Азии и Евразии. Подразделение Евразии, возглавляемое бывшим советским гражданином Гари Кореном, занималось странами постсоветского пространства, делая основной акцент на страны европейской части СССР. Однако вышеупомянутая организация, имеющая в своем аппарате всего четыре штата, естественно, была не в состоянии на фоне активизирующихся в последние годы отношений обеспечить выполнение постепенно растущего объема работ, проводимых со странами СНГ и, в частности, Южного Кавказа и Центральной Азии. Если в 90-х гг. основным направлением вышеупомянутого подразделения была Российская Федерация, то в 2000-х гг. начали также интенсивно развиваться межгосударственные отношения с Украиной, Казахстаном, Грузией и Азербайджаном. Этому преимущественно способствовало быстрое распространение израильского бизнеса в этих странах, равно как и межгосударственное сотрудничество в торгово-экономической сфере, в частности, в области энергетики.

В середине 2008г. в израильском МИД было принято решение активизировать отношения со странами Южного Кавказа и центрально-азиатского региона, которым до этого не придавалось особого значения.

В течение следующих нескольких месяцев сменились почти все аккредитованные в странах СНГ послы Израиля. В частности, поменялись послы во всех пяти бывших среднеазиатских республиках, а из государств европейской части - послы в Беларуси, Молдове и РА. Кадровые перестановки произошли также в израильских посольствах в РФ и на Украине. В Астане и Бишкеке послом был назначен уроженец Казахстана Исраел Мей-Амин, а в Ташкенте - советник министра иностранных дел Израиля Хилель Ньюман. В РА, Туркменистане и Таджикистане нерезидентным послом был назначен Шеми Цур. В июне 2008г. замминистра иностранных дел Израиля Маджали Уахабе посетил Кыргызстан и Узбекистан. Тогда же был запланирован предстоящий визит президента Израиля Шимона Переса в Казахстан, Узбекистан и Азербайджан.

Прекрасно осознавая, что с подобным ограниченным аппаратом департамент не в состоянии проводить широкомасштабные работы, Финхас Авиви поднял вопрос о его реорганизации. После детального обсуждения вопроса в МИД Израиля было принято решение о реорганизации департамента Центральной Европы и Евразии министерства, осуществленное в конце 2008г. В результате, вместо вышеупомянутого подразделения Евразии были сформированы два новых подразделения - Евразия-1 и Евразия-2. Первое (Евразия-1) должно заниматься странами европейской части СССР, а второе (Евразия-2) - странами Южного Кавказа и Центральной Азии. Т.е., в системе МИД Израиля сформировалось новое подразделение, которое должно заниматься исключительно странами вышеупомянутых регионов, являющимися новыми приоритетными направлениями внешнеполитической деятельности Израиля.

Примечательно, что произошедшие в израильском МИД события, предполагающие активные дипломатические процессы в вышеупомянутых регионах, прошли незаметно для прессы, политических и аналитических кругов Израиля. Эти подразделения даже не отмечены в представляющем структуру ведомства разделе на сайте МИД Израиля.

С какими кадрами Израиль «движется» на Южный Кавказ и в Центральную Азию?

Отдельный интерес представляет обновленный и укомплектованный новыми кадрами аппарат вышеупомянутых подразделений.

Как и прежде, департаментом Центральной Европы и Евразии будет руководить заместитель генерального директора МИД Израиля Финхас Авиви, который сегодня считается одним из многоопытных деятелей и ветеранов дипломатического корпуса Израиля. Авиви, помимо иврита, владеет еще пятью языками. Дипломатическую деятельность начал в 1968г. За это время занимался дипломатической работой в более сорока странах четырех континентов (Европы, Азии, Африки и Латинской Америки), в том числе в должности посла. В аппарате израильского МИД руководил почти всеми департаментами центрального аппарата. До назначения на нынешнюю должность был послом Израиля в Турции (2003-2007гг.). Накопленный в Турции опыт, особенно в работах, проводимых со странами Центральной Азии (которые, за исключением Таджикистана, тюркоязычные), считается важным и весьма полезным. Хотя «территория» Советского Союза - «неродное» место для Финхаса Авиви и он не владеет русским языком, однако, судя по реакции коллег, а также других внешнеполитических структур Израиля, он проявляет себя в этой сфере весьма эффективно.

Пожалуй, определенный вклад в этом имеет также упомянутый выше Гари Корен, считающийся «правой рукой» Финхаса Авиви по вопросам бывших советских республик. Корен, как уже отмечалось, родился в Советском Союзе, точнее в Латвии. Русский язык для него «родной», он репатриировал в Израиль в 1973г. Один из первых «русских», появившихся в дипломатических кругах Израиля. В качестве дипломата Гари Корен «вырос» в регионе Советского Союза и считается одним из лучших знатоков этого региона, в частности, европейской части СССР. Довольно долго работал в посольстве в Москве, был послом Израиля в Латвии и Литве. Более двух лет руководил отделом Евразии МИД, затем, после реорганизации министерства, подразделением Евразия-1. В Евразии-1 заместителем Гари Корена были назначены Ольга Слов и Яков Ливне, которые проводили дипломатическую работу в посольствах ряда постсоветских стран. Сегодня Евразия-1 - единственное подразделение во всей государственной системе Израиля, руководитель и все подчиненные которого - бывшие советские граждане(2).

В отличие от Евразии-1, в аппарате Евразии-2, в поле зрения которой, как отмечалось, находятся страны Южного Кавказа и Центральной Азии, русскоязычных специалистов нет, и только один человек (Шеми Цур), к тому же всего несколько месяцев, осуществлял дипломатическую работу на постсоветском пространстве.

Учреждение Евразии-2 совпало с военными событиями в Газе, затем начались предвыборные процессы в Кнессет. В этих условиях временным исполняющим обязанности руководителя Евразии-2 был назначен тот же Шеми Цур.

Шеми Цур с июня 2008г. занимает должность нерезидентного посла в РА, Туркменистане и Таджикистане (резиденция в Иерусалиме). Несмотря на то, что Цур не имеет большого рабочего опыта в постсоветских странах, тем не менее, в плане развития рабочих процессов в направлении Южного Кавказа и Центральной Азии он считается весьма компетентным деятелем. Родители Шеми Цура - уроженцы Тебриза, репатриировавшие в дальнейшем в Эрец-Израиль. В 1981-83гг. занимал должность консула Израиля в Турции, а в 1995-2000гг. был послом Израиля на Кипре. За это время в портовых городах Кипра крайне активизировалась неофициальная торговля и товарооборот между Израилем и арабскими странами, в результате чего Кипр оказался в центре внимания израильской прессы и руководящих политических кругов. В 2003-2007гг. Шеми Цур занимал должности посла Израиля в Финляндии и нерезидентного посла в Эстонии.

Цур достаточно хорошо владеет турецким и персидским языками, хорошо знает также Турцию и Иран, которые в этнополитическом, религиозно-политическом и духовно-культурном плане так или иначе оказывают достаточно серьезное воздействие на протекающие в вышеупомянутых регионах развития. Знание турецкого и персидского языков, безусловно, будет полезным для Шеми Цура в отношениях с Азербайджаном и в некотором смысле также с тюркоязычными странами Центральной Азии, а также ираноязычным Таджикистаном. Кроме того, насколько нам удалось выяснить, Цур также интенсивно изучает русский язык с целью его использования на практике. Несмотря на то, что он в течение своей деятельности регулярным образом «не занимался» постсоветскими и, в частности, «проблемными» регионами, тем не менее, его нельзя считать новичком: он уже успел оставить свой след в истории израильской дипломатии в этом направлении. В 1993г. именно Шеми Цур открыл посольство Израиля в Узбекистане и некоторое время возглавлял дипломатическую миссию Израиля в этой стране.

В Евразии-2 заместителем Шеми Цура был назначен Нафтали Тамир, который вел дипломатические работы в Токио, Вашингтоне, Страсбурге, Хельсинки (в Финляндии - на должности посла Израиля) и пр. До последнего назначения Тамир был послом Израиля в Австралии. Примечательно, что в 2007г. он был освобожден от этой должности за то, что некоторые его мысли, озвученные в интервью авторитетной израильской газете «Хаарец», были квалифицированы правительством Израиля как расистские.

И Шеми Цур, и Нафтали Тамир, работая на должности послов, проявили себя как состоявшиеся, принципиальные и последовательные дипломаты. Они оба котируются в политической и дипломатической системе Израиля как деятели, способные самостоятельно принимать смелые и ответственные решения. В этом плане «авторитет» Евразии-2 достаточно высок не только во внешнеполитической системе Израиля, но и в находящихся в активных отношениях с ней иностранных политических и дипломатических кругах.

Первые процессы после учреждения Евразии-2: либермановская внешняя политика

Война в Газе стала настоящим пробным камнем для новообразованной структуры Евразия-2, которая должна была суметь предстать перед внешнеполитическими ведомствами постсоветского пространства с серьезными разъяснениями и «объяснительными работами». Хоть и Азербайджан в связи с войной в Газе выступил с жесткими заявлениями против Израиля, однако, судя по тому, что исламские государства Центральной Азии приняли нейтральную и уравновешенную позицию, абсолютно не ослабив и не поставив под сомнение темпы намечаемого с Израилем сотрудничества, можно заключить, что первое испытание в связи с этим завершилось успешно.

Первые месяцы текущего года для подразделения Евразии-2 были периодом интенсивного сотрудничества. За это время Шеми Цур дважды посетил РА, а также страны центрально-азиатского региона, в частности, Кыргызстан и Туркменистан. К визитам в РА мы еще вернемся. Что касается визитов в Кыргызстан и Туркменистан (март-апрель), то после ряда официальных встреч в этих странах Шеми Цур (в Кыргызстане) присутствовал на церемонии вручения вверительных грамот новоназначенным послом Израиля в Кыргызстане Мей-Ами президенту Курманбеку Бакиеву, а в Туркменистане, в качестве нерезидентного посла, уже он вручил верительные грамоты спикеру туркменского парламента Агдже Нурбердиеву. Проведенные в Туркменистане переговоры, по всей вероятности, были весьма эффективными, поскольку спустя около 1-1,5 месяца в израильской прессе была опубликована информация об открытии израильского посольства в этой стране. Этот факт был прокомментирован как весьма важный успех в Центральной Азии, к тому же в стране, имеющей с Ираном границу протяженностью около 1000 км.

31 марта с.г. на специальном заседании Кнессета состоялась церемония приведения к присяге нового правительства Израиля. В составе правительства министром иностранных дел Израиля был назначен руководитель партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман. Выступая в политическом поле Израиля как праворадикальный деятель, Либерман в процессе выстраивания внешней политики однозначно выступает в пользу сближения, потепления и активного взаимного сотрудничества со странами СНГ. Так что протекающие на Южном Кавказе и в Центральной Азии развития, обусловленные обстоятельством новых приоритетных направлений во внешней политике Израиля, полностью соответствовали политическим ориентациям А.Либермана.

Вступив в должность министра иностранных дел, Либерман очень быстро и четко определил следующие приоритетные направления внешней политики правительства: применение сильного давления на Иран во внешнеполитической плоскости; пересмотр принципов переговорных процессов и многовекторная внешняя политика, в частности, углубление и укрепление отношений со странами СНГ - Россией и, том числе, с центрально-азиатскими государствами. В связи с этим Либерман счел важнейшей задачей формирование политического диалога с Россией и странами вышеупомянутого региона и сосредоточение сил в направлении развития сотрудничества в сфере торговли, экономики и туризма.

В течение первых недель после официального вступления в должность, Либерман сделал два примечательные кадровые назначения. Генеральным директором министерства иностранных дел Израиля был назначен Йоси Гал, который до этого был заместителем генерального директора и считался одним из деятелей «старой гвардии». Назначение деятеля старого поколения на должности генерального директора в аппарате обновленного МИД вызвало положительную реакцию во всей системе израильской дипломатической службы. Весьма примечательным было второе назначение Либермана. Впервые в истории Израиля был назначен советник министра иностранных дел по линии стран СНГ. На эту должность был назначен бывший советский гражданин, уроженец Минска Зеэв Бен-Арие (Владимир Фланчик). Он превосходно владеет русским языком, 16 лет работал в дипломатической системе Израиля, причем исключительно в странах СНГ. Был послом Израиля в Беларуси, работал также в посольствах России и Украины. В последние годы сосредоточил свою деятельность преимущественно в направлении Южного Кавказа и Центральной Азии, в частности, после учреждения Евразии-2 вплоть до вышеотмеченного назначения несколько месяцев работал в этом подразделении. Это назначение еще раз подтверждает, что постсоветское пространство находится в эпицентре внешнеполитической деятельности Израиля.

Какие задачи преследует Израиль на Южном Кавказе и в Центральной Азии?

Активизируя деятельность на Южном Кавказе и в Центральной Азии, Израиль преследует несколько четких и конкретных целей.

Во-первых, одним из наиважнейших вопросов для Израиля является так называемая «иранская сверхзадача». При разработке своей внешнеполитической концепции Израиль исходит из аксиоматического для него положения о том, что иранская ядерная угроза - стопроцентная реальность и что мишенью номер один для нее является Израиль. Нейтрализацию ядерной угрозы Ирана Израиль рассматривает как одну из своих сверхзадач внешней политики. Причем, в связи с развязкой этой задачи экспертные центры, спецслужбы и государственные, официальные правомочные круги Израиля считают, что дипломатический арсенал противостояния иранской агрессии еще не исчерпан.

Так, во время конференции, организованной в мае с.г. Центром иранских исследований Тель-авивского университета, в которой участвовала также почти вся политическая элита Израиля, бывший начальник военной разведки Израиля Зеэви Фаркаш заявил, что «формирование коалиции с окружающими Иран умеренно суннитскими государствами (которые также остерегаются иранской ядерной угрозы) имеет чрезвычайно важное значение». В списке этих стран были отмечены страны Южного Кавказа и Центральной Азии.

На той же конференции заместитель директора вышеупомянутого Центра иранских исследований, известных израильский ирановед Узи Рабин подчеркнул, что Израиль должен любой ценой проявить довольно большую дипломатическую активность со странами, окружающими Иран. В то же время Рабин отметил, что «... для противостояния иранской агрессии необходимо сформировать в регионе несколько коалиционных объединений»

Новоназначенный генеральный директор МИД Израиля Йоси Гал еще в феврале с.г. на 9-ой конференции Междисциплинарного центра Герцлии, в докладе, посвященном Ирану, рассмотрел вопрос дипломатических действий, предпринимаемых Ираном в окружающих его странах, в том числе, вопрос слежения за осуществляемыми по дипломатическим каналам вмешательствами и инициирования соответствующих мероприятий, как одну из приоритетных задач деятельности внешнеполитического ведомства Израиля.

«Нужно дать понять странам Южного Кавказа и Центральной Азии, что Израиль может дать им больше, нежели Иран», - заявил другой ответственный сотрудник израильского МИД.

Именно поэтому вовсе не случайно, что визит президента Израиля Шимона Переса в регион многие восприняли как предпринятый в геополитической плоскости шаг. В период, предшествующий этому визиту, вполне логично предполагалось, что прием израильского президента на высшем уровне бывшими республиками СССР может быть отрицательно воспринят арабским миром, находящимся в конфликте с Ираном и Израилем. Израиль, в свою очередь, воспринимает этот визит как барометр готовности Азербайджана, Казахстана и Узбекистана по активизации отношений с Израилем.

Во-вторых, в Израиле хотят на примере конкретных стран (в данном случае, мусульманских стран Южного Кавказа и Центральной Азии) показать исламскому и, в частности, арабскому миру, что дружеские отношения и сотрудничество между Израилем и мусульманскими странами вполне возможно. И что от этого сотрудничества однозначно окажутся в выгодном положении, в том числе, исламские страны. Тем самым еврейское государство стремится доказать, что конфликта Израиль-исламский мир или евреи-мусульмане как такового в действительности не существует, а если даже существует, то не по его вине. В этом процессе, наряду с развитием и укреплением политического диалога, Израиль уделяет особое внимание, в частности, намечаемому сотрудничеству в экономической сфере. В Израиле в последние месяцы довольно часто указывают на опыт углубляющегося в последние 2-3 года сотрудничества с Азербайджаном, который сегодня можно, пожалуй, считать первой страной среди мусульманских республик бывшего СССР, взявшей курс стратегического сотрудничества с Израилем.

В-третих, активизация Израиля в южно-кавказском и центрально-азиатском регионах, по нашему мнению, обусловлена еще одним, пока незаметным фактором. Это фактор Турции.

Несмотря на заметное в последнее время охлаждение в отношениях между Израилем и Турцией, стратегическое партнерство между этими двумя странами, тем не менее, продолжается теми же темпами. Однако очевидно, что сегодня Израиль все же кое-что не устраивает. Сегодня в регионе и, в целом, во всем мире действуют правила более сложной игры, нежели были 10-15 лет назад. Существующий десятилетиями стратегический союз между Израилем и Турцией дал ответ на многие геополитические вопросы, предполагая определенные сценарии региональных развитий, которые полностью удовлетворяли обе страны. Однако в течение последних 10-15 лет в быстро меняющемся мире постепенно возникали множество новых вопросов, на которые вышеупомянутый союз зачастую не мог предложить решения. В сложившихся условиях как Турция, так и Израиль вынуждены искать решения, очень часто противоречащие логике данного стратегического сотрудничества. Еще раз подчеркнем, что это отнюдь не означает, что стратегическое партнерство между Израилем и Турцией уже переживает закат, поскольку это - выстраданное десятилетиями и состоявшееся сотрудничество, которое и сегодня имеет жизненно важное значение для двух стран во многих сферах.

Долгое время Турция была для Израиля той моделью сотрудничества, которая могла быть между еврейским государством и светскими, мусульманскими государствами в противовес радикальным исламским странам, в частности, Ирану. Эта модель сотрудничества устраивала также Запад и все международное сообщество, которые, в свою очередь, стимулировали и создали позитивную геополитическую атмосферу вокруг вышеупомянутого партнерства. Светская Турция, которая была открытой страной для сотрудничества с Израилем, в отличие от Ирана, служила моделью государственности, присущей передовым и модернизирующимся обществам. Однако нынче Турция не соответствует ни тем, ни другим критериям. Во всяком случае, так начинают думать в Израиле. В этом плане в качестве альтернативы, как было отмечено выше, вполне могут выступить центрально-азиатские государства, в первую очередь Узбекистан и Казахстан. Хотя они оба уступают Турции по своим экономическим показателям, однако, по суммарной численности населения, геополитическому позиционированию, потенциальным возможностям добычи и транзита нефти и газа с геополитической точки зрения могут сыграть не менее важную роль, нежели сегодня имеет Турция.

Уже понятно, почему визит Шимона Переса на Южный Кавказ и в Центральную Азию имеет для Израиля такое жизненно важное значение. Не вдаваясь в подробности визита (что обязательно сделаем в дальнейшем), отметим, что готовящийся с такой тщательностью визит, который, кстати, состоялся в двух из трех запланированных государств(3), является красноречивым свидетельством новых приоритетных направлений (Южный Кавказ и Центральная Азия) внешней политики Израиля.

РА в контексте региональной политики Израиля

В сложившихся условиях большой интерес вызывает «отведенная РА роль». Армения, разумеется, не мусульманская страна, однако играет на Южном Кавказе ключевую роль. Кроме того, РА имеет с Ираном 35-километровую границу и дружеские взаимоотношения. В то же время, РА находится в военном конфликте с Азербайджаном и в сложных и исторически запутанных отношениях с Турцией - стратегическими партнерами Израиля.

Активность, проявляемая в отношении РА, в числе других факторов обусловлена также определенным охлаждением, возникшим в отношениях Израиль-Турция. Так, сразу после известного инцидента, имевшего место на Давосском форуме между премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом и президентом Израиля Шимоном Пересом, авторитетная израильская газета «Маарив» написала, что «Министерство иностранных дел Израиля неожиданно начало озвучивать угрозы о возможном признании Израилем Геноцида армян». И это в том случае, когда до последнего времени на эту тему было наложено табу, дабы не испортить отношения с Турцией. Примечательно также, что всего за день до второго визита Шеми Цура в РА (16 марта) на еврееязычном сайте News1.co.il, находящемся под контролем властей, появилась посвященная Геноциду армян большая статья, в которой Турция напрямую обвинялась в организации «ужасных погромов армян». Более того, в статье делались также ссылки на факты, представленные действующей в 1915г. в Палестине подпольной сионистской организацией.

К теме Геноцида армян обратились также военно-политические круги Израиля. Один из самых влиятельных и авторитетных генералов высшего командования страны, главнокомандующий сухопутными войсками армии обороны Израиля Ави Мизраи, обращаясь к поднятой турками шумихе в связи с войной в Газе, посоветовал им «...прежде, чем обвинять в военном преступлении других, изучить собственную историю». После этого заявления вопрос обострился до такой степени, что посла Израиля в Турции Хаби Леви пригласили в министерство иностранных дел Турции с целью дать разъяснения(4).

Само собой понятно, что, во всяком случае на данном этапе, Израиль отнюдь не собирается признавать Геноцид армян, а все это делается просто для того, чтобы оказать давление на Турцию. Т.е., мы опять становимся свидетелями известной нам манеры игры. В очередной раз с целью «призвать» Турцию к «порядку», либо «указать ей ее место» в качестве методики притеснения делается попытка использования армянского фактора.

Если в связи с Турцией Израиль в последнее время хотя бы внешне больше принимает «проармянскую» позицию, то совершенно иная картина наблюдается в связи с Азербайджаном. В результате углубляющихся день ото дня отношениях с Баку, Израиль в связи с армяно-азербайджанскими отношениями и, в частности, Карабахским конфликтом, занимает максимально проазербайджанскую позицию.

Независимо от того, какую методику выбирает Израиль по «указанию Турции ее места» или какую позицию принимает Тель-Авив в связи с армяно-азербайджанскими отношениями, судя по активизирующейся деятельности Израиля в направлении Южного Кавказа и Центральной Азии, в частности, по нынешним приоритетам внешней политики Израиля и армяно-израильским отношениям последнего времени, можно заключить, что Израиль склонен к активизации отношений и налаживанию взаимовыгодного сотрудничества с РА. Кроме того, отдельные израильские политические обозреватели, говоря о новых политических приоритетах Израиля, вместо термина «Южный Кавказ и Центральная Азия» зачастую просто используют словосочетание «РА и Центральная Азия»(5).

В израильской прессе серьезные отклики и интересные комментарии вызвал тот факт, что в текущем году, за короткий промежуток времени Шеми Цур дважды посетил РА. Многие информационные источники Израиля оценили эти визиты историческими в отношениях двух стран. Во время первого визита Шеми Цур встретился почти со всем высшим руководством республики. Цура сперва принял министр иностранных дел Э.Налбандян, затем он был удостоен приема председателя НС РА О.Абрамяна, премьер-министра Т.Саркисяна и Католикоса Всех армян Гарегина Второго. Посла Израиля принял также президент РА Серж Саркисян, которому он и вручил свои вверительные грамоты.

Во время второго визита Шеми Цур имел встречи с министром культуры А.Погосян и вице-премьером А.Геворкяном.

Интересные отзывы вызвал также нанесенный 26-27 мая с.г. визит замминистра иностранных дел РА А.Киракосяна в Израиль. В связи с этим визитом все нашедшие место в израильской прессе и аналитических структурах комментарии сводились к одной общей мысли - эти страны нуждаются в «обмене посольствами».

Во всяком случае, сегодня есть все основания для двустороннего политического, экономического, торгового и регионального сотрудничества в целом между РА и Израилем. Кроме того, сегодня, вместе с тем, есть также предпосылки, которые просто заставляют РА активизировать внешнюю политику в Израиле. Это прблемы, стоящие перед армянским кварталом старого Иерусалима, местной армянской общиной и монастырской конгрегацией Святых Акопянц, а также вопрос сохранения нашего огромного богатства, которые в случае развития невыгодных для нас событий (а в последнее время тенденции именно таковы) могут стать серьезной сверхзадачей.

Если РА должна активизировать и углубить отношения с Израилем, то чем быстрее будут предприняты эти шаги, тем лучше. Если РА когда-нибудь должна открыть посольство в Израиле, то чем скорее это будет сделано, тем лучше. Этот вопрос связан с жизненными интересами Республики Армения и всего Армянства и, предполагая глубокое и всестороннее исследование, в то же время требует также быстрого и четкого решения - со всеми вытекающими отсюда действиями.

В этом вопросе время работает не на нас...
_____________
(1)Генеральный директор министерства в Израиле приблизительно такая же должность, каким у нас является руководитель аппарата.

(2)Еще одно аналогичное подразделение существует в системе АМАН - военной разведки Израиля, в которой все сотрудники аппарата профильного подразделения, занимающегося бывшими советскими странами, являются бывшими советскими гражданами.

(3)Турне Шимона Переса по Южному Кавказу и Центральной Азии, как известно, планировалось провести в трех странах - Азербайджане, Узбекистане и Казахстане. Однако в дальнейшем, как свидетельствуют дипломатические источники, президент Узбекистана И.Каримов из-за «чрезмерной загруженности» не смог найти время для того, чтобы принять своего израильского коллегу. Шимон Перес посетил только Азербайджан и Казахстан.

(4)В результате поднятой турками шумихи пресс-служба ЦАХАЛ-а (армии обороны Израиля) опубликовала информацию о том, что главнокомандующий сухопутными войсками Израиля Ави Мизраи высказал свои личные точки зрения.

(5)Авторы подобных выражений считают, что Израиль более не имеет проблем с утверждением и укреплением отношений с Азербайджаном и Грузией. Следовательно, под активизацией политики на Южном Кавказе подразумевается активизация работ, проводимых с РА.

источник: Фонд "Noravank"

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение