Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сентябрьские перемены в верхах

06.09.2009

Автор:

Теги:

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»

 

Начало осеннего политического сезона в Казахстане ознаменовалось не только традиционным выступлением президента страны Нурсултана Назарбаева на открытии очередной сессии парламента, но и передвижением ключевых фигур на «властном Олимпе» республике.

Первым, кого коснулись данные кадровые перестановки, стал помощник главы государства и одновременно секретарь Совета безопасности РК Каирбек Сулейменов. В этой должности он проработал чуть более года.

Скорее всего, в свете реализации утвержденной президентом 24 августа Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года и его озвученных на открытии III-й сессии парламента поручений по «обеспечению административной и правовой реформ» персона Сулейменова оказалась для всего этого не подходящей.

Нельзя не вспомнить, что на прошедшем 5 ноября 2008 года заседании Совета безопасности глава государства обратил внимание на серьезные недостатки в работе правоохранительных органов и потребовал от руководителей соответствующих госструктур их устранения. Он также поставил перед своей администрацией задачу по выработке и представлению предложений по реформированию работы всех правоохранительных органов в части обеспечения их конструктивного взаимодействия и тесной координации.

Не исключено, что работа Совета безопасности во главе с Сулейменовым в этом направлении была оценена президентом страны как неудовлетворительная. Во всяком случае, каких-либо серьезных показателей улучшения работы правоохранительных органов, особенно по защите прав и свобод граждан, за последний год не наблюдалось. Практически тоже самое можно сказать и о проводимой в этих органах административной реформы.

Кроме того, в условиях антикоррупционной компании, которую с особым пристрастием ведут главным образом КНБ и финансовая полиция, Совет безопасности если и не оказался совсем в стороне от соответствующей деятельности данных силовых органов, то уж точно не выступает как ее главный вдохновитель и координатор.

В общем, все эти обстоятельства вполне могли повлиять на уход Каирбека Сулейменова с должности секретаря Совета безопасности и помощника президента. Приход же на его место теперь уже бывшего министра иностранных дел Марата Тажина способен внести новую струю в работу Совета безопасности.

Примечательно, что для самого Тажина его нынешнее назначение является четвертым, поскольку соответствующие должности он уже занимал в 1999-2001, 2001-2002 и 2006-2007 гг. Причем, как правило, его приход в Совбез совпадал со сложными и кризисными процессами в политической жизни республики, сопряженными обострением противостояния различных групп влияния и отношений между властью и оппозицией (парламентские выборы 1999 года, создание движения «Демократический выбор Казахстана», убийство Алтынбека Сарсенбайулы). Данное обстоятельство свидетельствует о высоком уровне доверия к Тажину со стороны главы государства. К тому же сейчас, похоже, как раз настал тот момент, когда его талант и усилия необходимы в сфере внутренней, нежели внешней политике.

Вполне вероятно, что во главе Совета безопасности Тажину предстоит, с одной стороны, повысить роль этого органа, в том числе в текущей антикоррупционной кампании, а, с другой стороны, несколько умерить излишний пыл финансовой полиции в этом процессе и усилить контроль за ее деятельностью. Не исключено также, что его назначение призвано успокоить ту часть представителей правящей элиты, которые склонны усматривать в действиях казахстанских силовиков избыточную жесткость.

Трудно сказать однозначно, как расценивает данное назначение сам Марат Тажин. Проделав во главе МИДа большую работу, связанную сперва с избранием Казахстана председателем ОБСЕ, а затем подготовкой республики к выполнению соответствующих обязанностей, он вполне мог рассчитывать в 2010 году делать это лично. Поэтому перевод, причем не просто на другую работу, а на ту же самую должность, которую он уже в свое время неоднократно занимал, нельзя считать для карьеры Тажина удачным. В любом случае его уход в Совбез прошел с максимальным соответствием крылатому выражению «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить».

С другой стороны, Тажин и его команда могут внести свой очередной вклад в председательство Казахстана в ОБСЕ посредством выработки рекомендаций по усилению работы этой организации и ее соответствующих подразделений в сфере борьбы с терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом наркотических средств, организованной преступностью, торговлей оружием и людьми, миротворчества и урегулирования конфликтов в зоне ответственности ОБСЕ, ядерного разоружения и т.д.

Если уход Марата Тажина до 2010 года из МИДа в принципе был предсказуем, то назначение на его место государственного секретаря Каната Саудабаева да еще с совмещением обоих соответствующих постов стало неожиданным. Учитывая всю политическую значимость предстоящего председательства Казахстана в ОБСЕ, не исключался вариант, что представлять республику на этом посту будет сам президент Нурсултан Назарбаев. Тем более, что Конституция РК не содержит для него прямых запретов на возложение на себя функций главы внешнеполитического ведомства. Однако сам глава государства, похоже, решил довольствоваться тем, что он сохраняет непосредственное руководство над будущим председателем ОБСЕ.

Назначение Саудабаева на пост министра иностранных дел и, следовательно, его выдвижение на позицию будущего главы ОБСЕ обусловлено не только его присутствием в ближайшем окружении президента страны, но и, видимо, большим опытом работы в сфере дипломатии. Нельзя, в частности, не вспомнить, что он уже успел поработать главой МИДа в 1994 году.

Но еще более важным является пребывание Саудабаева в 2000-2007 гг. на посту чрезвычайного и полномочного посла Казахстана в США. Поэтому следует ожидать, что в контексте выполнения своих обязанностей в ОБСЕ он будет использовать свои полномочия, а также опыт и связи для расширения взаимоотношений между Астаной и Вашингтоном, что особенно актуально в свете присутствия в Белом доме администрации демократов во главе президентом Бараком Обамой.

Нельзя не отметить, что с приходом Саудабаева в МИД во второй раз произошло усиление полномочий государственного секретаря, занимающего откровенно непонятную позицию среди иерархии должностей в «Ак Орде», путем возложения на него руководства внешнеполитической деятельностью республики. Первый раз совмещение двух данных должностей имело место в 2002-2003 гг., когда их занимал Касым-Жомарт Токаев. Безусловно, что нынешнее совмещение связано с приданием соответствующего веса Саудабаеву в ОБСЕ. К тому же отпала необходимость передвигать с места на место других высокопоставленных чиновников для того, чтобы назначить нового госсекретаря и т.д.

Таким образом, старт новым кадровым перестановкам в верхних эшелонах власти дан. Когда же в этом году будет соответствующий финиш и кто последний, так сказать, придет к нему, покажет время.

 

http://contur.kz/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение