Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ислам и казачество. Ч.1.

04.09.2009

Автор:

Теги:
 

Равшан Назаров - к.философ.н., Институт истории АН РУз

 

Ислам и казачество.

 

Традиционно считается, что казачество тесно связано лишь с одним религиозным направлением - православным христианством. Это не совсем так, если учесть, что среди казаков всегда было много представителей разных конфессий.  Значительными были прослойки мусульман (башкиры, татары, горцы Кавказа, казахи и т.д.), буддистов (калмыки, буряты), приверженцев местных культов Поволжья, Урала, Сибири, Дальнего Востока, в незначительной степени встречались григориане, лютеране, католики, даже иудеи.  Последнее кажется невероятным, но как отметил В.М. Викторин: «Многих представителей иноверцев в силу их профессиональной пригодности включали в состав казачьего сословия. Астраханский краевед А.А.Горшков, основываясь на данных Астраханского областного архива, приводит данные о приеме в начале 1900-х годов в донские казаки без крещения и в благодарность за проделанную работу евреев-музыкантов, создателей полковых оркестров»[1].

В настоящее время существует целый ряд концепций о происхождении казачества: - «бродницкая» теория происхождения казаков (Мавродин В.В.);

- версия о том,  «казаки - особая славяно-тюркская народность» (Быкадоров И.Ф);

- «кавказская» версия происхождения донского казачества[2] (Гордеев А.А.);

- «половецкая» версия[3] (Аджиев М.);

- версия о тюркском происхождении казачества[4] (Абдиров М.Ж.) и т.д.

В 1492 г. хан Менгли Гирей писал Ивану III, что войско его, возвращаясь из под Киева с добычею, было ограблено в степи «ордынским казаками». Об этих ордынских или «азовских» казаках-татарах неоднократно пишут русские летописцы со времен Ивана III. «Поле не чисто от азовских казаков», - читаем мы постоянно в донесениях послов и пограничных воевод государю. Татарские казаки, так же как русские и украинские, не признавали над собой власти ни одного из соседних государей, хотя часто поступали к ним на службу. Так, отряды татарских казаков состояли на службе у Москвы и Польши. Король Сигизмунд-Август призывал к себе белгородских (аккерманских) и перекопских казаков и посылал им жалованье. Но чаще всех привлекал их себе на помощь крымский хан, имевший постоянно в составе своих войск казачьи отряды. Татарские казаки были в военном, бытовом и экономическом отношении самостоятельной организацией, так что польские летописцы, зная четыре татарские орды (Заволжскую, Астраханскую, Казанскую, Перекопскую), причисляли к ним, иногда, пятую Казацкую[5].  

В Белоруссии, Польше, Литве служили казаки-мусульмане, так называемые литовские татары, потомки наёмников-ордынцев, служивших у Гедимина и Витовта. Это были татары-казаки (служебное боярство). Они происходили из простых воинов, которые прибывали в Речь Посполитую в обозах ордынских султанов и мурз. Они получали небольшие участки земли и несли за это не только воинскую службу, но и исполняли обязанности в пользу великого князя и его царедворцев. К ним относились транспортная, курьерская, полицейская, караульная, охотничья службы, строительные работы. Так, например, татары-казаки из пригорода Вильно выполняли курьерскую, транспортную, караульную и охотничью службу. Казаки с Сорок Татар привлекались в качестве курьеров и охотников, кроме того, они чинили дороги и мосты.

В течение первой половины XVI столетия короли постепенно освобождали татар от выполнения курьерских услуг. Такой привилегии, в частности, удостоились татары-казаки Рудамина и Немежа в 1540 году от Зигмунта Старого. Очень часто королевские управляющие привлекали к выполнению обязанностей служебных бояр, богатых татар, что квалифицировалось последними как злоупотребление властью. Об этом свидетельствуют их жалобы на имя короля. В 1503 году, например, гродненские татары жаловались в своем письме к королю на старосту князя Холшаньского за привлечение их к выполнению караульной и полицейской службы, к сбору налога скупцов, приезжающих в Гродно. Татары-казаки несли военную службу в родо-племенных хоругвях, однако создавали внутри них свои подразделения. В списках литовского войска (1528 г.) при каждой татарской хоругви числились особые отряды служебных бояр.

Историк Я. Гришин приводит такие знатные фамилии польско-литовсикх князей, командовавших казачьими дружинами как Ассанчуковичи, Баргынские, Завицкие. Кадышевичи, Карачевичи, Корыцкие, Крычиньские, Ловчицкие, Лостайские, Нурковичи, Острыньские, Пуньские, Смольские, Ширинские, Тальковские, Тарашвиские, Уланы,  Юшыньские[6]. В его списке отсутствуют некоторые известные фамилии, например Глинские, Сулькеввичи, Туган-Барановские и т.д. Несмотря на то, что фамилии звучат на польский лад, хотя и видны тюркские корни (Ассанчуковичи, Баргынские, Карачевичи, Ширинские), имена у польско-литовских татар-казаков были вполне мусульманскими - Абдрахим, Асан, Азубек, Ахмет, Малик, Солтан, Хабил, Хусейн и т.д.

Литовская метрика XVI в. Также сохранила многочисленные имена казаков-мусульман: Чобанъ Акга Яходча, Кгонкгене Акга Менашъ, Кульчанъ Дчекишъ, Мустуфа Акга Бокаичикъ, Дчарликгады Акга Бай Сеит, Сипътеркганъ Акга Тюкгеи, Акгаолла Акга,  Карая Акга, Бакгаи Акга Аличелебеи, Дчанышъ Саврибашъ, Босанъ Алии Бишъ, Аллабердыи Мусса, Магметъ Скинъдер Киркъ и т.д.[7] Часто встречающийся в именах элемент «агка» - это известный тюркский термин «ага» (букв. - «дядя»), означающий «старший». «уважаемый», «почтенный» и т.п. Легко узнаваемы и другие элементы имен - «сеит» («саид» - потомок пророка), «бай» («богатый») и т.д. Выходцами из польско-литовских татар были активные деятели белого движения генерал Магомет Сулейманович Сулькевич, полковник Мустафа Якубович Соболевский и т.д.

В XVI в., в период захватов Ермака уже были известны казачьи подразделения из тоболо-иртышских татар и «прочих магометян»[8].

 Надо отметить, что «полиэтничность (и поликонфессиональность - Р.Н.) была характерной чертой не только яицкой казачьей общины, но и казачьих общин других регионов в период их зарождения и становления»[9].  Тогда же в конце XVI в. на Тереке были основаны такие слободы как Черкасская, Окоцкая, Татарская, Кумыкская, Ногайская, Новокрещенская, основанные кабардинцами, чеченцами, кумыками, ногайцами и т.д.[10]

Первыми казаками-мусульманами на Дону были этнические ногайцы в количестве около 120 бойцов (с семьями), переселившиеся на Нижний Дон и в 1623 г.добровольно поступившие в казаки - под условие сохранения своей веры. Донцы называли их «донския татаровя», «наши татаровя»... Основной их службой была разведка - наблюдение за местными тюркоязычными кочевыми племенами. Со временем мусульманская община увеличивалась, и в 1687 г. близ Черкасска была основана станица Татарская. В 1802 г. в ней уже насчитывалось 117 домов и 1 мечеть.

Широко известен и институт служилых татар. Служилый татарин-князь ( а таковых было много - Данияр, Джанибек, Касим, Нурдаулет, Якуб и т.д.) должен был являться на русскую войну со всеми своими «уланами, мурзами и всеми казаками». Служилые татары - не столько национально-этническая категория, сколько именно служебная, войсковая категория. Чиновники не особо различали национальности и записывали в служилые татары не только татар, но принимаемых на службу башкир,  чувашей, удмуртов, мордву, марийцев[11]. Впервые наименование «служилые татары» появилось лишь в 1520-е годы. До этого в источниках служилые люди из татар в основном именуются казаками. Известны знатные татарские фамилии казачьих командиров - князья Деберские, Еделевы, Ирзины, Пощазарские,  Ромодановские и т.д.[12]

Близкой к татарам-казакам группой были мещерские (мишарские) казаки. Казаки Мещерские (они же мещера, они же мишари) - жители области Мещера (юго-восток современной Московской, Рязанская, частично Владимирская, Пензенская, север Тамбовской и далее до среднего Поволжья области) с центром в городе Касимов, составившие в дальнейшем народ касимовских татар и русского субэтноса мещеры. Станы мещерскиe были разбросаны по всей лесостепи верховьев Оки и севера Рязанского княжества, находились даже в Коломенском уезде (село Васильевское, Татарские Хутора, Мещерино, Колычево, Юсупово, а также в Кадомском и Шацком уездах...

Мещерские казаки - вольные удальцы лесостепной зоны, влившиеся позже в состав верховых донских казаков, касимовских татар, мещеры и русского населения юго-востока Московской, Рязанской, Тамбовской, Пензенской губерний. Сам термин мещера, предположительно имеет параллель со словом «можар», «мадъяр», т.е. по-арабски «сражающийся человек». Станицы мещерских казаков граничили и со станичниками Северного Дона. Самих мещеряков также охотно привлекали к государевой городовой и сторожевой службе. Мещера -  в основе тюркизированные финно-угры, ассимилированные половцами. Заметим, что в иерархическом плане у касимовских татар казак - звено в цепи - хан, султан, улан, сеит, бек, казак, однако в языке казанских татар слова казак нет. Мещерские казаки в годы Смутного времени поддержали Самозванцев. После Смуты патриарх Филарет распорядился выгнать мещерских казаков из Московии. Часть из них ушла в Литву, к караимам, часть осела в Костромском крае, среди берендеев, где их считали за татар. Часть касимовских татар в дальнейшем стали называться мишарскими казаками, другая часть была приписана к Оренбургскому и Башкирскому казачьим войскам. Мишари, именовавшиеся в некоторых источниках как городецкие (от ещё одного названия г. Касимова - Городец-Мещерский) становятся казаками во многих городах Московской Руси. Казакование было природным предназначением вольных скотоводов мишарей. Великий князь московский Василий Дмитриевич охотно нанимал мещерских казаков и селил их слободами в окрестностях Коломны. Н.М.Карамзин так описывал мещерских казаков: «Сие имя означает вольницу наездников, удальцов, но не разбойников». Из числа мещерских казаков создавались отряды сопровождения дипломатических миссий в Крым, Турцию, Сибирь и т.д.[13]

Предания о значительном числе мусульман в составе Яицкого (Уральского) казачьего войска были зафиксированы А.И. Левшиным и А.С. Пушкиным. Так сообщалось о том, что в отряде Василия Гугни из 30 человек поначалу был 1 татарин, но позже число его соплеменников неуклонно увеличивалось. Как отмечал А.С. Пушкин, «бабушка Гугниха» рассказывала, что «с казаками, ее пленившими, при ней соединялось много татар»[14]. По данным переписей 1718-1724 г. в Уральском казачьем войске было 6 % казаков неславянского происхождения, прежде всего - татар и башкир[15]

Согласно Указу императрицы Елизаветы Петровны от 27 июля 1744 г. «О зачислении в Оренбургское казачье войско всех пришельцев, поселившихся в крепостях Оренбургской губернии» казачий статус получили ногайцы, которые вошли в мусульманскую группу войска.

По свидетельству П.С. Палласа посетившего Яицкий городок в 1769 году, среди казаков было немало «некрещеных татар и кизельбашей (туркмены и каракалпаки)»[16].

В 1765 г. в Уральском казачьем войске служили мусульмане - войсковой старшина Мавлекей Ицмагулов, командир 31-й Татарской сотни сотник  Сапар Альметьев, хорунжие  Амин Караганов и Абдулла Мемеков, подхорунжие и урядники Камбар Асанов, Кунмурза Асанов, Халил Асанов, Сатбай Асанов, Абдулла Асанов, казаки Аптакарим Тангаев, Муртаза Татарин, Асан Муханаев, Курган Ильбибаев и т.д.[17]

Этнограф А.И. Назаров провел тщательный историко-лингвистический анализ и выявил очень большой пласт уральских казачьих фамилий (в период с конца XVIII по начало XX вв.), значительная часть которых (более 300 фамилий) явно тюрко-мусульманского происхождения: Абдрахманов, Абдрашитов, Абдулгафаров, Абдулкадыров,  Байтуллин, Бекарасланов, Бектимиров, Вагапов, Вахитов,  Габайдуллин, Гайнуллин, Джайнбаев, Джангаев, Джаналиев, Джангулов, Джанзаков, Джантурлин, Женалиев, Жулдаев, Зайнетдинов, Зубаиров, Искендеров, Исмаилов, Кенжебеков, Кунакбаев, Мансуров, Менлибаев, Мурзарахимов, Мухаммедов, Насыров, Нигматуллин, Рахимбердин, Рахманкулов, Сатыбаев, Сеитов, Сулейманов, Тахматуллин, Тухтамишев, Узбеков, Уразаев, Файзуллин, Фаткуллин, Хазимуратов, Хамитов, Шамилев, Шарипов, Юсупов и т.д.[18]

В конце XVIII в. на Левобережье Дона было поселено 30 тыс. ногайцев, вошедших с в состав казачьего сословия, а также представителей других тюркских этносов (турки, крымские татары, волжские татары и т.д.)[19]

В конце XVIII - начале XIX вв. на Кавказе образованы станицы Александрийская, Гривенская, Луковская, Ново-Осетинская, Черноярская, Шелковская и др., основное население которых составили горцы-казаки, которых было также много в Кизляре, Терском городке и т.д.[20] (Российский Кавказ. М., 2007. С.). Основными мусульманскими группами среди казаков являлись ногайцы и татары - на Дону, представители адыгских народов (черкесы, шапсуги и т.д.) - на Кубани, представители горских народов (вайнахи, осетины, кумыки и т.д.) - на Тереке[21].

В параграфе 43 «Устава об управлении инородцев» от 22.07.1822 г. указано: «Казачьи полки из кочующих, для охранения границ составленные, комплектуются по прежнему»[22]. Таким образом, было отмечено существование целых полков, составленных из «инородцев». Правда, не все они были мусульманами, было довольно много буддистов (калмыки, буряты), язычников (эвенки, финно-угорские племена и т.д.). Но мусульмане составляли значительный процент.

Так, «в северокавказские казаки, так же как и в донские, волжские, уральские, оренбургские, сибирские, официально принимались лица мусульманского, буддийского и иных вероисповеданий»[23].

Наряду с русскоязычными школами в казачьих регионах создавались школы для казачьих детей из татар, башкир, ногайцев и т. д. Открытие таких заведений диктовалось тем, что казаки-мусульмане, входившие в войска, держались своих обычаев и не знали русского языка, что затрудняло их общение в казачьей среде.

Продолжение следует.

[1] Викторин В.М. Приоритетное направление государственной службы казачества и принцип толерантности взаимоотношений в его внутренней среде// Государственная служба российского казачества: от тихого Дона до Тихого Океана. Владивосток,  1998.

[2] Гордеев А.А. История казаков. - Ч.1. - М., 1991.

[3] Аджиев М. Мы - из рода половецкого! Из родословной кумыков, карачаевцев, казаков, балкарцев, гагаузов, крымских татар, а также части русских и украинцев. - М., 1992.

[4] Абдиров М.Ж. История казачества Казахстана. - Алматы, 1994

[5] Новосельский А. А. Борьба Московскаго государства с татарами в первой половине XVII века. М.-Л. 1948

[6] Гришин Я.Я. Польско-литовские татары (наследники Золотой Орды). Казань: Татарское книжное издательство, 1995.

[7] См. документ: Литовская Метрика, книга 564:  том 50. от 1561 года//  http://forum.fstanitsa.ru/cgi-bin/yabb/YaBB.pl?board=1;action=display;num=1081439049

[8] Копылов Д.И. Ермак. Иркутск, 1989. С. 193.

[9] Дубовиков А.М. Многонациональный состав Уральского казачьего войска в XVIII-XIX вв. // Военная летопись Отечества// http://www.mil.ru/files/20(06).doc               

[10] Российский Кавказ. М., 2007. С. 227.

[11] Айзатулин Т.А.  Теория России. Казань, 1999.

[12] ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 1343. Л. 119

[13] http://dankovkazak.by.ru/

[14] Пушкин А.С. История Пугачева // Полное собрание сочинений: В 17 т. М., 1995. Т. 9. С. 86, 87.

[15] Карпов А.Б. Уральцы: исторический очерк. Уральск, 1911. С. 892.

[16] Паллас П.С. Путешествия по различным провинциям Российской империи. СПб., 1809. Ч. I. С. 412.

[17] РГВИА. Ф. 653. Оп. 1. Д. 1. Л. 11, 46-57, 501-511, 514, 521-525.

[18] Назаров А.И. Очерки по истории фамилий уральских (яицких) казаков. - Алматы: Комплекс, 2003.

[19] Российский Кавказ. М., 2007. С. 232.

[20] Там же. С. 228, 285.

[21] Там же. С. 231.

[22] Устав об управлении инородцев// Полное собрание законов Российской империи с 1849 г. Т. 38. № 29.120. $ 43. С. 397.

[23] Российский Кавказ. С. 285.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение