Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Исламский вопрос в Российском Туркестане: или была ли альтернатива политике игнорирования. Ч.2

04.09.2009

Автор:

Теги:
 

 

Мухамедов  Ш.Б.-  Докторант  Института  Истории  АН  РУз.

 

Исламский   вопрос  в  Российском  Туркестане:  или  была  ли  альтернатива    политике  игнорирования. 

продолжение.

начало - http://ia-centr.ru/expert/5753/

 

 

Политика   Кауфмана   не   означала   полного   игнорирования    Ислама   в Туркестане.  Именно   при  его правлении    был   отменен   закет(  подушный   налог,   один   из пяти  столпов   мусульманской    религии Ш.М.).  Руководитель   Андижанского  восстания ( 1898г.)  Дукчи-ишан   говоря   о  причинах  выступления   говорил   следующее: «После   завоевания   края  русскими   в   народе   началась   сильная   порча  нравов,   отступление   от   требований   шариата,   пьянство,   разврат  и   были   подорваны   семейные   начала.   Русская   власть,   хотя   обращалась   с   народом   мягко  и   гуманно,   но   в   то   же   время   запрещала   паломничество   в   Мекку,   отменила   уплату   закета   и   лишила   доходов   вакуфные   учреждения,   не   заботясь   о   поддержании   нравственности  и      чистоты   семейных   нравов.»[1]

Мусульманский   мир народов   Туркестана  в   корне     отличался    от   мира   русского   православного.  Это   имело   немаловажное   психологическое   значение   в   повседневной   жизни   когда   эти   два   мира   соприкасались   между   собой.   Личности   Туркестанских   Генерал-губернаторов   их   отношение   к   местным   народам,  поездки   их   по   областям   края   позволяли   им   узнавать,  то   чем   живут   простые   люди, какие   проблемы   их    беспокоят и   в   целом   определяли  их политику   в  отношении   к   исламу.

       Вот, что   пишется  по   этому   поводу,  в   отчете   ревизии    графа   Палена:  «Поездки   Генерал - губернаторов   по    Высочайше   вверенному   им   краю,  вследствие   их   кратковременности   и   посещения   только   крупных   центров   ( главным   образом   областных   городов )   могли   дать   лишь   мимолетные   путевые   впечатления:  своеобразная  же   жизнь   каждой   области,   с  ее   насущными   живыми   интересами,   оставалась   малоизвестной.   Главным   начальникам   края   и  они  были   поставлены   в   необходимость   знакомиться   с   ней      только   путем   канцелярским.»[2]

         Естественно,   что   от   того   какие   кадры   работали   в   администрации   Туркестанского   Генерал -губернаторства   зависело   и   качество   принимаемых   решений. Ведь   Ислам   в   Туркестане   был   не   только   религией   но   и   образом   жизни.   Поэтому   ошибки   в   управлении    воспринимались    как   притеснение   религиозных   убеждений.  

         Как    отмечается   в   отчете  ревизии    Палена,    личный   состав   канцелярии Туркестанского   Генерал-губернатора  поражает   своим   невысоким    образовательным   уровнем.  Так,   в   числе   3-х   делопроизводителей,   являющихся   начальниками   и   непосредственными   руководителями   отделений   канцелярии, нет    ни   одного   даже   со    средним   образовательным   цензом:   один   из   них   окончил   Ташкентское   городское   4-х   классное   училище,     другой   Киевскую   фельдшерскую   школу,   а   третий   получил   домашнее   образование.[3]  Невысокий   уровень   образовательного   ценза   чинов   канцелярии,        отражался   на   качестве   и   продуктивности   ее   деятельности.

         При   туркестанском   краевом   правлении   не   было   специального  аналитического     центра,   который   бы   определял   исламскую   политику   в   регионе, то   есть   при   преобладающем   мусульманском   населении (более  90%)   отношение   к   нему   было   пущено   фактически    на    самотек.    Наиболее   сложные   проблемы   решались   с   помощью   специалистов   из   столицы   империи.   Если   бы   не   такая   помощь   то   краевая   власть   «наломала   бы   дров»   в   решении   вопросов   ислама.

         Главными   специалистами по   вопросам   ислама  при   Туркестанских    Генерал-губернаторах   являлись    в   основном   два   человека-   В.П Наливкин   и   Н.П.Остроумов.

Знаменитые   востоковеды,   посвятившие   свою   жизнь   Туркестану,   прекрасно   знали   жизнь   народов   края.   В.П.   Наливкин   с  1891   по   1896     в   учебном   ведомстве   Туркестана   отвечал   за   мусульманские   учебные    заведения.  Им  написан   ряд   работ   освещающих   вопросы   ислама   и   деятельности    мадраса   в   крае.[4] Необходимо   отметить, что   в   период     деятельности   Генерал-губернатора   С.М. Духовского     именно   Наливкин   и   был   главным   советником   последнего   по   вопросам   Ислама.  Под   его   руководством   и  были   разработаны   указанные   выше   сборники   по   исламу,   а   так   же   главным   исполнителем   доклада   «Ислам   в  Туркестане»   так   же   считается   В.П.Наливкин.   Человек   прекрасно   знавший   местные   народы,   проживший  несколько   лет   вместе   с   семьей   среди   кипчаков   в   Ферганской   области (1878-1883гг), человек  знавший   Ислам   и   его  основные  позиции   создает  ряд   антимусульманских   работ.  Необходимо   сделать   пояснение,   что   сам   Духовской   был   очень   больным   человеком   и   практически   краем   управлял   за   него Н.А.  Иванов- назначенный   в   1898году   помощником   Туркестанского   Генерал-губернатора .[5] 

        Взгляды   В.П.Наливкина   меняются   по  вопросу   ислама неоднократно.  Наливкин категорично говорит о том, что мусульмане сами по себе непредсказуемы, и что в любое время от них можно ожидать выступлений подобных Андижанским событиям[6]. И вообще душа мусульманина никогда не будет расположена к России и к русским.

         Для того, чтобы в будущем не попасть впросак В.П.Наливкин предлагает держать в Туркестане достаточное количество Российских войск, для немедленного подавления любого недовольства[7].

        Определенной итоговой работой по изучению ислама, быта и нравов народов Туркестана, трансформации сознания последних под влиянием Российского присутствия в регионе  является книга «Туземцы: раньше и теперь» написанная в 1913 году. Автор подробно анализирует состояние мусульман до Российского завоевания. Наливкин приходит к мнению, что ислам  довольно сложное учение, которое фактически было не понятно  простым людям. Мелочная регламентация всей жизни мусульман приводила, в конечном счете, к несоблюдению ряда положений шариата[8]. Ограничения по шариату  приводят мусульман к отрицанию всего нового. Любые изменения в жизни становятся - ересью[9].

            Отрицание всего нового в жизни привело, по мнению автора, в прошлом великие народы к застою и показному благочестию[10]. Наливкин считает, что после Российского завоевания, в жизни коренных народов происходят  изменения. Прежде всего, это связано с техническими новшествами - имеются в виду почта, телеграф, постройка железной дороги и др. Благодаря этим  изменениям, местные народы смогли познакомиться с основами европейской цивилизации и христианской морали[11]. О колониальном   характере этих  изменений  автор  не упоминает.

            По причине постройки железных дорог местное население получило возможность путешествовать и сравнивать развитие Запада и Востока. Наливкин самокритично пишет и о положении России в этот период через рассказы путешественников. «Побывавшие в Западной Европе повествовали о виденных ими фарангах, инглисах и немис; о великолепии и благоустройстве европейских городов, о богатстве и культурности виденных ими стран; о том насколько отстала от них обширная, но сравнительно бедная и малокультурная Россия[12]».

            Наряду с «положительными», по мнению автора, сторонами Российского присутствия в Туркестане, В.П.Наливкин пишет и об отрицательных явлениях, которые принесли с собой царские чиновники и просто переехавшие сюда люди. Пьянство, разврат, взятничество и высокомерие, по мнению автора, оттолкнуло местное население от красивой на первый взгляд европейской жизни.[13]

            В завершении автор пишет о том, что он поделился своими  сорокалетними наблюдениями для того, чтобы «избавить будущее от повторения темных пятен прошлого»[14], и ,забыв все старые счеты «идти рука об руку далее по широкому пути общечеловеческого прогресса и общечеловеческого единения»[15]с народами края.

Н.П.Остроумов   в   1917   подводя   итоги    Российского   правления   в  Туркестан,  называет   ряд   причин  провала    имперской  политики.  

«Покровительствуемые  ...Кауфманом    русские   ученые   занимались   изучением   внешней   природы   Туркестана,   но   на   духовный    склад   туземного   населения,   на   его   психологию   не   обращали   внимания.... Многие   администраторы   в   Туркестане   даже   ни   считали   нужным    придавать   Корану,   Шариату   и    мусульманской   школе   значение   в   культурной   жизни   туземного   населения...».[16] 

По   мнению   Остроумова,  Кауфман   ошибался,  не   придавая   большого   значения   мусульманской   культуре,  и   потому   игнорировал   ее,   тогда   как   через   50   лет   русского   правления   в   Туркестане, «мы   не   увидим   ни   ослабления   в   крае   мусульманской    культуры,   ни   сближения   туземцев   Туркестана   с   Россией»[17]

Делая   определенные   выводы   необходимо   отметить, что   политика   игнорирования   ислама   в   Туркестане   только   на   словах   выглядела   как   невмешательство   в   дела  мусульманских   религиозных  институтов.   На   самом   деле   процесс   проходил   гораздо   сложнее.  Деятельность   исламских   учебных   заведений   была   под   постоянным   контролем,   и   в   ее   жизнь   шло   постоянное   вмешательство.   Например,  порядок   избрания   мударисов  (заведующих   учебной   частью. Ш.М.) в   медресе.

         Вакуфные  (имущество   религиозных    заведений  Ш.М.)   дела   были   под  постоянным   контролем   Туркестанской   краевой   администрации   и   областных   правлений.  Под   различными   предлогами   имущество   мусульманских   учреждений   сокращалось,   и   ставился   ряд   препятствий   к   образованию   новых   вакуфов.  Основная   цель   заключалась   в   том, чтобы    помочь   исламу   быстрее   уйти   в   небытие.

  Много   изменений   в   жизнь   местных   народов   приносят   новые   экономические   отношения,  принесенные   Российским   капиталом. Требует    тщательного   изучения   переселенческая   политика    Российского   государства   и   ее  влияние    на   взаимовлияние   исламской    религии   и   христианства.  Требует   своего   освещения   проблема   межконфессиональных   отношений  в   регионе    и   политика   колониальной   администрации   по  отношению   к   «инославным»   религиям   вообще  (иудеи,католики,армяно-грегорианская  церковь  и др.  Ш.  М.).

Политика   самодержавия    в  отношении   других   религий   имела  много   общего.  В   качестве   примера  можно   указать   запрет    на   преподавание   «Закона   Божьего»,  кроме   православного,   в   Российских   учебных   заведениях   Туркестанского   края. Просьбы  представителей  многих   религиозных    конфессий    о  снятии    этого   запрета   фактически   были   проигнорированы   краевой   администрацией. Это   являлось  одной   из   причин   того,   почему  родители   детей   мусульман       не  отдавали   их     в  русско-туземные   школы.

         Несомненно, что  период,   который   нами   рассматривается   очень   сложный   и   неоднозначный.   Требуется   проделать  большую  работу  для   объективного  изучения  истории   наших   стран.   Огромное   количество   архивного   материала   ждет   своих   исследователей.                



[1] ЦГА РУз.Ф.И-1,оп 27,Л.1об.

[2] Пален К.К.  Краевое   управление. СП.б.1910. С.56.

[3] Пален  .К.К.  Главные   выводы,   отчета   ревизии   Туркестанского   края. СП.б.1910. С.25.

[4] Наливкин .В.П.: «Очерк   благотворительности   у   оседлых   туземцев   Туркестанского   края». Самарканд . 1897.; « Ислам   и   закон   Моисея» .Самарканд.1899.; «Что   дает   Среднеазиатская   мусульманская   школа   в   общеобразовательном   и   воспитательном   отношениях ?» . СПб 1900.; «Положение   вакуфного   дела   в   Туркестанском   крае   до   и  после   его   завоевания». Ежегодник   Ферганской   области . 1904.Т.3.  и др.      

[5] «Н.А.Иванов». Туркестанский   курьер..№108.1914г.

[6] Наливкин В.П. Записка о возможных соотношениях между последними событиями в Китае и усилением  панисламистского движения.(составл. в 1899г.) Военно-исторический журнал. 2002, №6, стр. 41. 

[7] Там же, с.42.

[8] Наливкин В.П. Записка о положении вакуфного дела  в Туркестанском крае до и после его завоевания. 6 июня 1900г. Ташкент. ЦГА Р.Уз. Ф.И- 1, оп.24, д.680.

[9] Там же, с.44.

[10] Наливкин В.П. Туземцы: раньше и теперь. С.47.

[11] Там же, с.78-79.

[12] Там же, с.120.

[13] Там же, с. 142.

[14] Там же, с. 144.

[15] Там же.

[16] ЦГА РУз.Ф.И-1009,оп 1,Д104,Л5.

[17] ЦГА РУз.Ф.И-1009.,оп1,Д 104,Л 6.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение