Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Вспоминая «старую школу»: Кунаев, Назарбаев и корни народные..

31.08.2009

Автор:

Теги:


Интервью с заместителем генерального директора ИАЦ Андреем Карповым.

Джанибек Сулеев: - На сайте ИАЦ в последнее время появилось несколько публикаций, посвященных деятельности высшего политического руководства национальных республик в последние годы существования СССР. Наиболее подробно и вместе с тем полемично освещалась деятельность Динмухамеда Кунаева. С чем связан подобный интерес?


Андрей Карпов: -    Мне кажется, что мы еще не до конца осмыслили исторический опыт последних лет существования СССР. Очевидно, что многие моменты, связанные с развитием политической ситуации в таких государствах, как Казахстан, Азербайджан, Армения, корнями уходят в определенную  традицию, заложенную в начале-середине 1980-х годов, когда власть союзного центра начинает слабеть, и местные политические элиты пытались обрести «новое качество», зафиксировать свой особый статус, опираясь в некоторых случаях на достаточно архаичные, но вместе с тем, эффективные в тех условиях инструменты.

Мы помним, что Казахстан пережил ситуацию внутреннего кризиса в декабре 1986 года. С одной стороны, эти события были связаны с абсолютно «негодной» политикой Кремля, и тактически, и стратегически допустившего во время алма-атинских событий непростительные ошибки. Но с другой стороны, мы достаточно ясно видим и серьезные внутренние противоречия, истоки которых лежат в аппаратных интригах и противоборстве внутри окружения Динмухамеда Кунаева.

 

Джанибек Сулеев -Как в российской историографии оценивают личность Кунаева?

 

Андрей Карпов: -Вы знаете, в отличие от фигуры Гейдара Алиева, которая у наших историков вызывает повышенный интерес, я бы не сказал, что Казахстан начала – середины 1980-х – это тема, которая актуализируется российскими специалистами.

Пожалуй, только в мемуарах Михаила Горбачева и его ближайшего окружения «казахстанская тема», в том числе, и с точки зрения оценки личности Д. Кунаева, так или иначе, но затрагивается. Хотя какой-то серьезной, системной оценки – не ждите. Очень много субъективного и, на мой взгляд, чрезвычайно поверхностного. Не только по отношению к Кунаеву, шире - к самой проблеме истории позднесоветского Казахстана.

Есть в интернете  текст интересный, называется Анталогия российского прикола, там на эту тему очень хорошо прошлись: "можно прочитать, как серьёзные и не очень исследователи, вовсе вроде бы к странным приколам и чёрно-неоднозначному юмору не склонные, искренне вроде бы переживают: вот всё было в советской стране хорошо, а тут на тебе - в казахской столице отщепенцы - враги социализма кучку подростков напоили-накурили-на всяческие бесчинства подбили, вот оно по всей огромной стране и полыхнуло".

Юмор несколько мрачноватый, но замечание абсолютно справедливое. 

Иногда создается впечатление, что даже спустя почти 20 лет после распада СССР, в Москве все равно с какой-то внутренней недооценкой воспринимают события казахстанской истории. Допускаю, что это мое субъективное мнение, но, пожалуй, только в недавних произведениях Роя Медведева, посвященных Нурсултану Назарбаеву, делается серьезный экскурс в эпоху, когда нынешний национальный лидер еще считался выдвиженцем тогдашнего секретаря национальной Компартии.

Заметно, что наши официальные «несторы» переняли методологию казахстанской историографии: о Д. Кунаеве – в целом, уважительно, но с минимальными подробностями в изложении тех событий, которые привели к его отстранению от должности.  Вот, типичный пример - "Однако, отличительные способности его характера, ума, психологического склада, интеллекта и глубокой образованности выделяют его в ряду политических руководителей тоталитарного времени. Не потеряв своего лица, Динмухаммед Кунаев сохранил авторитет среди народа, у которого пользовался поддержкой и уважением.http://www.heritagenet.unesco.kz/kz/content/history/portret/kunaev.htm

Думаю, что эта установка идет с самого верха, и, в конечном счете, я понимаю логику этого решения.

 

Джанибек Сулеев: -Как бы Вы определили роль Динмухамеда Кунаева в развитии Казахстана?

 

Андрей Карпов: - Для того чтобы исчерпывающе ответить на этот вопрос, нужно очень глубоко и системно входить в эту тему – только тогда можно будет достаточно внятно расставить все акценты. Я скажу так: в деятельности Динмухамеда Кунаева воплотились все сильные и слабые стороны казахской политической элиты того времени.

 

Джанибек Сулеев: А она существовала?

 

Андрей Карпов: - Как часть советской номенклатуры. Со своими нравами и обычаями. Если вспомнить книгу Нурсултана Назарбаева «Без правых и левых», то там есть очень точные слова: «вряд ли, кто в такой мере испытал на себе тоталитарный пресс, как руководящие кадры на местах. Первый республики о тебе знал буквально все: к кому ты ходил в гости. С кем ты прогуливался по территории дома отдыха, с кем о чем разговаривал. Человек, вхожий в семью Д.А. Кунаева мог решить судьбу другого человека…».

Об этом вспоминал и сам Кунаев: "Сколько «разностных» кампаний начиналось с публикации в газетах «Правда» и иных центральных изданиях статей о тех или иных «националистических тенденциях» в Казахстане! Причем, жесткий контроль центра за ходом таких «кампаний» по сути дела исключал возможность оправдания республикой намеченных жертв. К тому же, как мы уже отмечали выше, многие годы идеологией в республике ведали перестраховщики, готовые с полуслова выполнять любые указания центра и полностью игнорировавшие интересы своего народа. Все это не могло ни сдерживать развитие национальной культуры". 

Но тут можно сказать и о том, что в свою очередь, республиканское руководство находилось в полной зависимости от союзного центра, хотя при Брежневе это может и было подобие «ограниченного суверенитета» как со странами Восточной Европы, но уж очень ограниченное, неполноценное.

С другой стороны, пробуждение национального духа или назовите это как угодно иначе, началось именно в эпоху Кунаева. Без той политики осторожного возрождения казахской культуры и языка, традиций – было бы кому выходить в декабре на улицы Алматы? Не уверен...

Так же как и методология азербайджанских реформ шла от Гейдара Алиева, с отклонениями на короткие промежутки времени - Муталибова и Эльчибея.

 

Джанибек Сулеев: - Нурсултан Назарбаев продолжатель линии Кунаева? 

 

Андрей Карпов: В каком-то смысле - да. Но только в инструментальном понимании. В остальном - все слишком сильно поменялось после распада СССР - новая реальность, новые вызовы, новые возможности, которыми стала обладать казахстанская элита - свободное распоряжение собственными ресурсами. 

Но знаете, Третьяков однажды высказал совершенно замечательную мысль -   почему советская элита была ближе к народу, чем нынешняя посткоммунистическая? Конечно, потому, что советская элита на 90% была рекрутирована из народа – это главное. И главное отличие между нынешней элитой и новыми её слоями и старой, советской, это то, что сейчас из народа в элиту, реальную, а не по самоназванию, не рекрутируются люди. Это фраза Третьякова - дословно.

Так вот, Назарбаев корнями из народа. В этом он наследник жизненного и управленческого опыта  Динмухамеда Кунаева. А дальше? "Комсомольцы" - еще туда-сюда, ну, а поколение тридцатилетних в РК и РФ  они знают, что есть жизнь за МКАДом и в Шаныраках?

Я не идеализирую советскую эпоху, на уже упомянутом круглом столе Вагиф Гусейнов заметил Вся информационно-пропагандистская машина была нацелена на то, чтобы продемонстрировать близость руководства страны и простого труженика. За этим стояла идеологическая целесообразность. И не больше. Согласен, но качество элиты было более ...прочным что ли. Сейчас в Кремле и Ак Орде слишком много легковесных людей, людей "случая". В этом проблема качества элиты.

Спасибо за интервью.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение