Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов: «Ожидать серьезного прорыва в вопросе правового статуса Каспия не стоит»

28.08.2009

Автор:

Теги:

Эксклюзивное интервью 1news.az с руководителем информационно-аналитического центра по проблемам СНГ при МГУ, главным редактором информационного портала «Вести Кавказа» Алексеем Власовым

- Как вы считаете, стоит ли ожидать от предстоящего 13 сентября в Актау Саммита прикаспийских государств каких-либо подвижек по правовому статусу Каспия? Насколько прикаспийские страны готовы к решению данного вопроса? 

- Я полагаю, ожидать серьезного прорыва на Саммите в вопросе правового статуса Каспия, наверное, все-таки не стоит, это были бы завышенные ожидания. Сближение позиций происходит, но гораздо медленнее, чем этого хотелось бы всем участникам каспийского диалога. Но любая многосторонняя встреча - это дополнительная возможность поиска консенсуса. Тем более, подходы Москвы, Астаны и Баку постепенно сближаются, а наиболее неопределенной остается точка зрения Ашхабада. 

С другой стороны, многие эксперты скептически относятся к возможности в ближайшей перспективе побудить Иран к более эффективному диалогу по всему комплексу вопросов, связанных с каспийской тематикой. Но оформление «Союза четырех», включая Туркменистан, как раз напротив, заставит Тегеран несколько скорректировать собственную позицию, с учетом мнения других игроков. Хотя, все это пока что не более чем сценарии.

Кстати, создание Организации каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС) может ускорить переговорный процесс, в том числе и по правовому статусу Каспия, хотя, как я понимаю, Россия и Азербайджан по-разному понимают цели и задачи этой структуры. Но еще раз подчеркну: фундаментом для развития конструктивного диалога неизбежно станет сам факт того, что в вопросе разделения дна Каспия Россия, Казахстан и Азербайджан не будут иметь претензий друг к другу. Уже сейчас все противоречия возникают тогда, когда в рамках диалога стороны переходят к обсуждению проблем транспортировки энергоносителей. Это - корневой вопрос.

- По мнению экспертов, нынешняя активизация переговорного процесса по статусу Каспия связана с подвижками в реализации газотранспортного проекта Nabucco, и желанием активизировать обсуждение проекта строительства Транскаспийского трубопровода. Так ли это?

- Я полагаю, это один из важнейших факторов, которые дополнительно стимулируют развитие многостороннего диалога. Но почему только Транскаспийский или Nabucco? Помимо вопросов, связанных с Nabucco, есть целый комплекс проблем, которые носят откровенно конфликтный характер. Например, желание Туркменистана в Международном суде оспаривать принадлежность месторождений нефти и газа, которые уже осваиваются Азербайджаном.

Хотя нужно признать, если будет достигнуто соглашение по вопросу раздела Каспия, то одной проблемой по Транскаспийскому проекту станет меньше.

Кстати говоря, создание ОКЭС может стать дополнительным аргументом для отстаивания позиции России в той ее части, где российская сторона настаивает на многостороннем формате принимаемых решений по прокладке трубопроводов по дну Каспия. Как я понимаю, Казахстан и Азербайджан придерживаются в этом вопросе несколько иной точки зрения. Можно ли найти компромисс? В перспективе - да. Но, еще раз подчеркну, сводить весь смысл российской позиции к противостоянию с Nabucco и Транскаспийским трубопроводом, крайне ошибочно.

У меня складывается ощущение, что вопрос о Nabucco в некоторых случаях «пробрасывается» искусственно с тем, чтобы побудить Россию к дополнительным уступкам в переговорах по поставкам энергоресурсов.

- На саммит не приглашен Иран - единственный союзник России по части «российской версии» соглашения о разделе Каспия. Можно ли считать, что Азербайджан, Казахстан и Туркменистан действительно готовы снизить позиции России на Каспии? В том числе и по энергоресурсам?

- Можно иначе посмотреть на этот вопрос, т.е., Россия и Казахстан могут способствовать нормализации отношений Азербайджана с Туркменистаном и Ираном. Если вести игру с нулевой суммой возможностей, то переговорный процесс будет идти еще лет сто. Переход к открытым стратегиям взаимодействия как раз и возможен в рамках ОКЭС. Важно только достичь полного взаимопонимания в вопросе о статусе и правах этой организации.

И потом, как Туркменистан будет «ограничивать» Россию, если у него очень серьезные противоречия с Баку? Тактика ситуативных альянсов к добру в таком принципиальном вопросе не приведет. Что касается позиции Ашхабада, то я не очень верю, что на Саммите будет заявлено о ее кардинальном изменении. Это предмет торга. И можно предположить, что он будет достаточно длительным, но общий итог, скорее всего, будет благоприятным для Азербайджана.

- Кстати, ваш комментарий относительно оспаривания Туркменистаном принадлежности ряда месторождений Азербайджану. Возможно ли обсуждение этого вопроса на Саммите и может ли он помешать определению статуса, если, конечно, таковой будет определен...

- Вообще, я полагаю, что на Саммите, как правило, обсуждаются только те вопросы, которые хотя бы в какой-то степени прошли процедуру предварительного согласования, поскольку само слово «обсуждение» предполагает формат, по меньшей мере, двустороннего диалога, а пока что нет ощущения, что Ашхабад к такому шагу готов.

Но, несомненно, представители Азербайджана в той или иной форме этот вопрос затронут. А российская сторона, скорее всего, будет акцентировать внимание на том, что в многостороннем формате такие вопросы будет решать много легче, поскольку будут оформлены единые и прозрачные правила игры, одинаковые для всех.

Так что каждый из участников переговорного процесса будет вести собственную игру. При нынешнем раскладе, я думаю, это неизбежно. Но там, где есть хотя бы малейшая тенденция к сближению, этот шанс нужно будет по-настоящему использовать. 

Алена Салаева


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение