Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Дональд Рейфилд. Русско-грузинская война: год спустя

27.08.2009

Автор:

Теги:

Дональд Рейфилд. Русско-грузинская война: год спустя

 

Попытка дать определенную оценку войне между Грузией и Россией, произошедшей8-12 августа 2008 г., может показаться преждевременной, и тому есть оченьвеская причина. Дело в том, что более широкий конфликт, частью которого сталэтот катастрофический взрыв, еще далек от завершения. Прошел год, но Грузия всееще находится в водовороте политических и военных противоречий. Часть еетерритории всё еще занята российскими войсками; оппозиционные силы неустанно ведуткампанию по смещению президента Михаила Саакашвили с должности; проигранныегрузинские территории – Южная Осетия и Абхазия – как никогда далеки отвозвращения.

В таких обстоятельствах эта незаконченная история, в которой всё постоянноменяется, неизбежно пополнится новыми событиями. Наглядный пример тому –грядущий доклад исследовательской комиссии Евросоюза о подлиннойпоследовательности событий, сопровождавших спровоцировавший войну конфликт вЦхинвали 7-8 августа 2008 г.

Таким образом, история войны 2008 г. еще не завершена. Тем не менее, вполневозможен ясный отчет о прибылях и убытках Грузии. Общие очертания результатовпредставляются отчетливыми даже при том, что детали самой войны еще предстоитвыяснить.

Грузия: убыток в четырех областях

В свете сказанного, прошедший год показал, что Грузия понесла несомненныеубытки в четырех сферах.

Две территории

Во-первых, Грузия проиграла пользующимся российской поддержкой сепаратистампятую часть своей бывшей территории, и эта потеря представляется невосполнимой.Миграция населения из «собственно Грузии» (или «грузинской Грузии») в Абхазию иЮжную Осетию теперь сократилась до тонкой струйки пешеходов (а в случае с ЮжнойОсетией и вовсе прекратилась в обоих направлениях с приближением годовщинывойны).

Поддержка территориальной целостности Грузии со стороны США и Евросоюзаоказалась пустыми обещаниями, которые, возможно, принесли больше вреда, чеммогла бы принести честная переоценка ситуации.

Абхазия смирилась с изменением своего конституционного и политическогостатуса (де-юре она стала изгнанником под защитой, де-факто – частью РоссийскойФедерации). Ее враждебность ограничивается тем, что грузинских крестьян непускают на их плантации фундука, или требованиями, чтобы грузинские рабочие собщей гидроэлектростанции на реке Ингури (граница с Грузией) приняли российскоегражданство.

Образованная элита, возглавляющая абхазское правительство в столице Сухуми,допускает дискуссии между абхазскими и грузинскими интеллектуалами, которыеобсуждают будущее территории и дальнейшие отношения с Грузией. Эти дискуссиипроходят при содействии исследовательского центра Berghof (BerghofResearch Centre) в безопасных и отдаленных местах, где актуальность ихпроблем очевидна (например, в Косово).

Ситуация с Южной Осетией иная: она отражает те различия, которые всегдасуществовали между двумя «отколовшимися» маленькими государствами (хотя ихзачастую рассматривают как одно целое). Южноосетинское правительство в гораздобольшей степени представляет собой кукольный театр, которым руководят бандиты ибывшие спецслужбисты из России. Новый премьер-министр Вадим Бровцев,строительный магнат из Челябинска, имеет столь же незначительное отношение кОсетии, как и предыдущие правители.

Руководство в Цхинвали продолжает придерживаться в отношении Тбилиси крайнеагрессивной позиции. Оно требует, чтобы Грузия отдала Южной Осетии территории,которые никогда не принадлежали этому региону (например, Трусовское ущелье,которое 65 осетинских семей считают домом своих предков). Не приходитсясомневаться в том, что периодические минометные обстрелы границы с осетинскойстороны и этнические чистки против оставшихся грузинских крестьян будутпродолжаться и впредь с целью спровоцировать серьезный конфликт.

Американско-российский фактор

Политический расчет Михаила Саакашвили, что благодаря воинственной позиции вотношении России он получит больше поддержки со стороны США, привел к обратнымрезультатам. Если президент Грузии действительно полагал (или, что хуже, на этонамекали его американские советники), что провоцирование России выльется вкровавое столкновение, которое известный любитель Грузии и кандидат впрезиденты от республиканцев Джон Маккейн мог бы использовать как стартовуюплощадку на пути к Белому дому, то ошибочность этого суждения превзошла всеопасения.

Один только вид заместителя Барака Обамы, вице-президента США Джо Байдена,слабо пожимающего руку Саакашвили во время своего визита 22-23 июля 2009 г.(чувствовалась почти такая же неприязнь, как в случае неловкой реакции аятоллыАли Хаменеи в ответ на поцелуй Махмуда Ахмади-Неджада) был более красноречив,чем любые слова о том, как сильно Грузия отстала от передового политическогомышления Америки.

В более широком смысле стратегическая значимость Грузии для Вашингтона – нев последнюю очередь, в качестве транзитного пути для энергетических поставокЗападу – оказалась в тени более крупных интересов. Соединенные Штаты нуждаютсяв России гораздо сильнее – например, чтобы перелетать Центральную Азию по путив Афганистан и чтобы заручиться поддержкой в работе по ограничению иранскойядерной программы.

Экономический осадок

Августовская война 2008 г. нанесла колоссальный ущерб грузинской экономике иинфраструктуре. Российские войска разрушили значительное количество грузинскоговоенного оборудования и физического капитала (включая мосты, здания и дороги).Из-за них лишились жилья около 20 000 грузин, которые – вдобавок к тысячамбеженцев, пострадавшим из-за конфликтов в начале 1990-х гг., - нуждаются вновых домах и которым необходимы средства для питания и получения медицинскойпомощи.

Переселение и восстановительные работы идут; труднее укрепить пошатнувшеесядоверие иностранных инвесторов, а также международных и местных компаний.Наконец, сейчас продолжается период экономических трудностей, который толькообостряет проблемы почти 40% грузинского населения, живущего в бедности (сюдавходят приблизительно 30% населения, страдающих от недоедания).

В этом аспекте серьезную тревогу внушают две группы цифр. Во-первых, сянваря по июнь 2009 г. Грузию посетили только 600 000 туристов – по сравнению с1,3 млн. туристов за тот же период в 2008 г. (притом, что Тбилиси считаеттуристами всех приезжающих иностранцев, будь то американский полковник илитурецкий бармен в гостинице). Для страны с населением в 4 млн. человек такойотток посетителей означает потерю огромной статьи доходов.

Во-вторых, план по постройке железной дороги между Тбилиси и турецкимгородом Карсом на восточной границе – о котором громко трубили в 2005 г. иначало действия которого было назначено на 2010 г. – почти не подает признаковжизни. Турки вяло строят свои 80 километров к грузинской границе, к городуАхалкалаки, в то время как грузины говорят о модернизации узкоколейной железнойдороги от Тбилиси. Но по данным на 30 июля 2009 г., спонсоры железнодорожногопроекта – азербайджанцы, которые полагали, что постройка дороги для Баку дажевыгоднее, чем для Тбилиси, - дали только 25 млн. долларов из обещанного (и необходимого)кредита в 200 млн. долларов.

Привлекательная перспектива посадки в поезд на лондонском вокзалеКингс-Кросс и высадки через несколько дней в Тбилиси (что само по себе зависитот того, когда достроят Босфорский тоннель), пожалуй, всегда относилась скореек сфере туристических фантазий, чем к будничной реальности (особенно учитываясостояние дороги Анкара-Карс и затруднительные пограничные процедуры в Грузии),и ее значение всегда преувеличивалось. Но символическая важность железнойдороги, как и трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, превышает ее экономическийпотенциал. Признаки стагнации в этом деле имеют действительно большое значение.

Политическая карусель

Общественно-политическая жизнь Грузии поставила под сомнение перспективыуспехов в демократической сфере. Михаил Саакашвили запятнал свою некогдаблистательную политическую репутацию уже тогда, когда закрыл независимуютелекомпанию, а затем (в ноябре 2007 г.) жестко подавил оппозиционнуюдемонстрацию; но еще больше репутация президента пострадала из-за его поведенияво время августовской войны 2008 г., сочетавшего в себе безрассудство ижестокость.

Итоги пагубного нападения на Цхинвали – когда мирное население городаподверглось обстрелу, но при этом не был заблокирован Рокский туннель(единственный путь, которым мог воспользоваться враг для ответного вторжения),и когда на зарубежных политиков и журналистов хлынул поток очевиднойдезинформации, причем вся она легитимизировалась в почти истеричных публичныхвыступлениях Саакашвили – привели к тому, что от президента отвернулисьполитические союзники и значительная часть его избирателей.

Результаты этого заметны повсеместно, и в некоторых случаях они внушаюттревогу. Бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе – третий член триумвирата«Революции роз» (наряду с таинственно погибшим Зурабом Жванией и самимСаакашвили) – сейчас недвусмысленно стремится вытеснить президента и занять егоместо, используя для этого уличные протесты. Еще более подозрительны некоторыеиз появившихся претендентов на президентский пост. В их числе АлександрЕбралидзе (которому приписывают чуть ли не руководство петербургской мафией) иГеоргий Таргамадзе (пророссийский лидер Христианско-демократической партии, впрошлом помощник Аслана Абашидзе, бывшего главы юго-западного грузинскогорегиона, Аджарии) (заметим, что отношения между этими «претендентамивыстраиваются не лучшим образом – вспомним недавний иск первого ко второму засюжет с обвинением петербуржца в убийствах – «Полит.ру»).

Наиболее уважаемая фигура в грузинской общественной жизни – это СозарСубари, омбудсмен страны, ее народный защитник; в прошлом журналист, а такжедиакон православной церкви - в 2007 г. был зверски избит по поручениюСаакашвили. Он оставит свой пост 16 сентября 2009 г., и на его место придетизвестный подпевала Георгий Тугуши. Это, пожалуй, самый тревожный примерголовокружительной карусели в Тбилиси, где министров постоянно увольняют инанимают таким образом, что это только усугубляет исходную порочность иконтрпродуктивность грузинского политического процесса.

Подобным примерам имя легион. Из-за внезапного решения министерстваэкономики намного повысить транзитные пошлины на морскую контейнерную перевозкугрузов – это одна из главных статей дохода Грузии – и без того непомерныепортовые сборы еще возросли. В результате Поти стал втрое дороже Шанхая аперевозчики тяжелых грузов устроили недельную забастовку. Эта и другие частициркового представления, устроенного Михаилом Саакашвили (например, когда онсознался Wall Street Journal в своих катастрофических просчетах, а потомотрицал собственные слова, отправляя в отставку своих министров иностранных делсо смехотворной импульсивностью) дают другим странам понять, что позиция Грузииперестала быть последовательной и уравновешенной.

Грузия: выгоды в четырех областях

Утверждение, что Грузия чего-то достигла по итогам такого очевидноговоенного поражения, может показаться абсурдным. Однако я докажу, что по итогамавгустовской войны 2008 г. Тбилиси оказался в выигрыше также в четырехаспектах.

Новый реализм

Во-первых, сама очевидность поражения подразумевает, что Грузия в принципетеперь может сосредоточиться на процессе национальной реабилитации – этуситуацию можно сравнить с положением человека, которому ампутировалипрекрасные, но пораженные гангреной ноги. Если с болью утраты еще полностью несмирились, то по крайней мере можно сказать, что угасла лихорадочная и опаснаяриторика на тему восстановления проигранных территорий.

В какой-то степени урок, видимо, действительно усвоен. Около 250 000 армян,живущих (преимущественно в бедности) на юго-западе Джавахети – еще однобеспокойное меньшинство, - больше не подвергаются беззаконным арестам иизбиению за отстаивание своих взглядов и прав. Часто обострявшиеся отношенияГрузии с Арменией (железнодорожный проект Тбилии-Карс, запланированный в обходармянской территории, был одним из раздражающих факторов) значительноулучшились.

Кроме того, на северных грузинских границах стоят хорошо вооруженныероссийские войска – в достаточном количестве, чтобы за несколько часов разнестии парализовать всю страну; само их присутствие заставило Тбилиси запуститьволну стратегических проектов долгосрочного значения. Среди них: открытиенового аэропорта в Батуми (он также обслуживает турецких граждан,направляющихся в Хопу и Ризе и обратно); строительство новых путей коммуникациивосток-запад ближе к югуг Грузии и реконструкция находящегося сейчас в ужасномсостоянии маршрута, который соединяет Болниси с Ахалкалаки и Батуми; планпревратить Кутаиси, подлинный центр Грузии, во вторую столицу (в частности,переместить туда национальный парламент).

Если эти инициативы действительно продиктованы соображениямидецентрализации, они оживят провинции и сельскохозяйственное производство вних. Если сюда прибавить стремление к хорошим межэтническим отношениям (вусловиях, когда, например, десятки тысяч осетин мирно уживаются с грузинами вгородах и деревнях вокруг Тбилиси), то в результате можно ожидать подлинноговосстановления общественной жизни.

Российское зеркало

Поражение Грузии в августовской войне 2008 г. не стало российской победой.Москва ставила себе целью сменить режим в Тбилиси, а добилась обратного: еслибы не она, Саакашвили рисковал подвергнуться унизительному изгнанию,инициированному разъяренной толпой. России, самое большее, удалось «выкрастьправа» на владение территорией, которую она и без того уже присвоила.

Война развеяла последние сомнения в том, что Россия не движется к демократиии не ориентируется на Европу. Зверства осетинских нерегулярных войск ичеченских вооруженных сил Рамзана Кадырова превзошли военные преступления,совершенные грузинскими войсками в Цхинвали. В результате грузины оказалисьжертвами, вызывающими сочувствие. Несмотря на то, что им не стали помогать ввозвращении Абхазии и Южной Осетии, им дали много денег и материалов, чтобы онимогли восстановить разрушенное. Этим энергично пользуются в нынешних финансовыхусловиях, когда грузинский лари надежно зафиксировался по отношению к доллару,и инфляция сведена к минимуму.

Дверь открывается

В общественной жизни Грузии появилось пространство для политической игражданской свободы. Внесудебных задержаний и нападений на оппонентов сталоменьше. Грузинские журналисты стали еще смелее. Даже в 2007 г. они на свойстрах и риск устроили в тбилисском парке Ваке показ фильма, в которомдоказывалось, что смерть Зураба Жвании (якобы в результате неисправностигазообогревателя) на самом деле была убийством; этот фильм тогда посмотрели3 000 человек. Сейчас такие материалы свободно транслируются в эфире и впечати.

После августовской войны 2008 г. в печально известном (пусть и недостаточноосвещавшемся) поведении Михаила Саакашвили появились заметные изменения клучшему. Перестали появляться фотографии и истории, повествующие о такихскандалах, которых постеснялся бы даже Сильвио Берлускони; егоправительственная машина больше не тормозит при виде хорошенькой девушки(бывало, он выходил и предлагал ей вступить в ряды президентского секретариата,что напоминало отвратительные сцены из жизни Лаврентия Берии).

Режим в Грузии всё еще остается более авторитарным, чем в 2003 г.: люди состорожностью говорят по мобильным телефонам и пишут в Интернете; иностраннымфирмам сейчас трудно найти себе независимых исследователей. Но культурнаяобстановка изменилась. Публикуется множество сатирических романов, стихов ипьес; некоторые из них просто оскорбительные – например, рассказ Лаши Бугадзе«Первый русский», который осудили и патриарх, и парламент; с другой стороны,короткие стихотворения Коте Кубанеишвили («котеклизмы» и «котестрофы»)обнаруживают появление политической мудрости:

Снова пули стали летать,

русский язык вернулся в эфир,

ячмень с отрубями подорожал,

НАТО не сможет освободить…

Горький урок

Самое важное - грузинам напомнили о горькой политической правде, что за ихдолгую историю случалось примерно раз в столетие. Эту мысль проще выразить спомощью примеров из прошлого.

  • В XII в. царь Давид Агмашенебели («Строитель») посылал войска в крестовые походы, а в итоге иерусалимский король Болдуин отнял принадлежавшие Грузии церкви на Святой земле.
  • В 1240 г. послам, отправленным к папе римскому Григорию IX, сказали, что отношения с монголами слишком ценны и рискованны и что Грузии поэтому придется смириться с монгольским игом.
  • В 1492 г. грузинский царь послал делегацию к испанской королеве Изабелле с обещанием принять католицизм, если испанцы поддержат их в борьбе против оттоманских турок. Ему ответили, что торговля с турками имеет слишком большое значение, чтобы ею пожертвовать.
  • В 1715 г. посольство дяди царя Вахтанга VI к Людовикам XIV-XV получило ответ, что торговые отношения с Ираном важнее, чем политическое и духовное спасение грузин.

В 2009 г. Барак Обама предложил «перезагрузить» отношения с Россией. ВГрузии этот жест истолковали верно: он представлял собой всё тот жестратегический расчет и послужил надежным руководством к действию в ихситуации.

Реальность неотвратима. Большинство европейских лидеров, которые во время ивскоре после войны горячо изъявляли готовность поддержать Грузию, - затихли.Стратегический контекст (в том числе необходимость газовых поставок в Европу)оказался проще, чем предполагалось. Например, лидер британских консерваторов ДэвидКэмерон больше не заявляет, что российские покупатели отныне не смогут заходитьв лондонский дорогой магазин Selfridges. Это Грузия отныне не сможет ожидать отсвоих мнимых идеологических союзников готовности пожертвовать литрами крови илимиллиардами долларов: здесь царит реальная политика.

Грузия теперь впитывает опыт и советы других «лимитрофных» государств (т.е.соседей России вроде Эстонии или Латвии), которые научились противостоятьРоссии с помощью расчетливой хитрости. Согласно некоторым опросам, большинствогрузин больше не поддерживают стремления страны к членству в НАТО. Более того,они всё сильнее разочаровываются в политических лозунгах и риторике.

Сложные структуры из стальной арматуры, купленные Нино Бурджанадзе ирасставленные ее сторонниками в качестве «клеток» на проспекте Руставели,представляли Грузию в виде полицейского государства и были наиболее нагляднымсвидетельством волны оппозиционных протестов; теперь их демонтировали. Толпы,угрожавшие силой прогнать президента с должности, рассеялись. В перспективенанесенный ущерб может быть компенсирован возрастающей политической зрелостью.Проблема одна: Грузии не хватает нового талантливого политика, который взял бына себя высокую ответственность руководства – из имеющихся самым обещающимстало появление бывшего посла Грузии в ООН Ираклия Аласания.

Перспективы Грузии

Насколько этот отчет о прибылях и убытках по итогам августовской войны 2008г. позволяет нам судить о дальнейшем курсе Грузии?

Жесткая позиция Дмитрия Медведева и Владимира Путина по отношению к Грузии вгодовщину войны только усугубляет напряженность ситуации во всем регионе. Ночто касается Грузии, она не собирается предпринимать или провоцировать новыеакты агрессии.

Логика взятого Тбилиси курса предполагает движение к экономическойсамодостаточности. Нынешние торговые условия, отражающие амбиции «шелковогопути» - превратить Грузию в важнейший перекресток путей мировой торговли, –менее реалистичны, чем решения на основе имеющегося материала. Например, длявозрождения промышленности и государственных служб можно прибегнуть кгрузинским интеллектуалам.

Говоря в политических терминах, Грузия сейчас, несомненно, будет стремитьсясоответствовать минимальным европейским стандартам, пусть даже она пока так жедалека от вступления в Евросоюз, как и от членства в НАТО. Это означаетнеобходимость реформировать судебную систему, которая всё еще подозрительнонапоминает таковую в путинской России (если судьи и не берут больше взяток, тоони до сих пор следуют указаниям правительственных чиновников).

Нерешенным остается и вопрос руководства. Я полагаю, что у власти останетсяМихаил Саакашвили: на то есть как минимум три причины.

Во-первых, потерять свою позицию для него было бы опасно: ему будет нелегкообеспечить себе иммунитет против разбирательств и преследований замногочисленные преступления, в которых его подозревают; в том числе запринудительное отстранение его оппонентов и коллег от должностей.

Во-вторых, он – при всех серьезных недостатках – остается самым умным,энергичным и гибким человеком среди грузинских политиков. В отличие от своихконкурентов, он не принадлежит к числу представителей бывшей коммунистическойноменклатуры, позднее превратившейся в монополизировавшую все элиту,процветавшую при режиме Эдуарда Шеварднадзе. Саакашвили может свободно общатьсяс европейскими политиками, несмотря даже на то, что в их глазах он давноутратил свое обаяние. В его пользу также свидетельствуют многочисленныевнутриполитические достижения. Например, ему удалось преобразовать таможенные службыи полицию так, что они перестали вымогать взятки (для Кавказа в целом этоскорее исключение); он также реформировал систему высшего образования так, чтопоступление в университет и назначение на работу стали зависеть от соответствиястандартам квалификации и от личных достижений.

Третья (и главная) причина состоит в том, что у каждого его соперника – заисключением, пожалуй, уходящего в отставку народного защитника Созара Субари –есть серьезные недостатки. Саломе Зурабишвили умна и рациональна, но онародилась во Франции. Ираклий Аласания – дипломат, которого уважают во всеммире, но он не приемлет излишнего накала (по итогам голосования среди читателейодной газеты он оказался «самым конструктивным политиком» Грузии; при этом егобуквально тошнит от злоупотреблений, к столкновению с которыми должен бытьготов любой политик, и от тех людей, с которыми он вынужден сотрудничать). НиноБурджанадзе, видимо, ориентируется на образ Маргарет Тэтчер, а одевается так,что ее фотографию мог бы опубликовать Vogue; но она за всю свою карьеру несделала и не сказала ничего подлинно выдающегося (кроме того, ее компрометируютсемейные связи со старым комсомолом, а также ее огромное состояние неизвестногопроисхождения).

Во время визита в Тбилиси Джо Байден встретился с четырьмя претендентами напост президента: Георгием Таргамадзе, Нино Бурджанадзе, Ираклием Аласания ибизнесменом Леваном Гачечиладзе. Можно с уверенностью предположить, что послеэтого вице-президент США пришел к выводу: американцам лучше иметь дело с ужезнакомым злом.

Абхазское предложение

Все расчеты могут смешаться из-за главной проблемы (и первоначальной причинывоенных действий) - из-за вопроса о судьбе Абхазии и Южной Осетии. Здесьреалистический подход и политика Тбилиси даже важнее, чем непрерывностьпрезидентства. Южная Осетия Эдуарда Кокойты не сможет стать жизнеспособнымгосударством – чего нельзя сказать об Абхазии. Поэтому первостепенное значениеимеют именно отношения с Сухуми.

Здесь можно предложить следующее. Допустим, Евросоюз и Соединенные Штатысделают смелый шаг и согласятся признать независимость Абхазии, но только приследующих условиях: Россия выводит свои войска; Грузия гарантированно ненападает; Абхазия получает прямые пути сообщения с Турцией по морю и с Европойпо воздуху. Тогда первоначальная ярость Грузии сменится в итоге приятием,потому что грузины увидят, что подлинно независимая Абхазия (а это как раз то,чего хотят многие абхазы и на что, скорее всего, Россия не согласится) –гораздо более приятный сосед, чем просто еще один регион неуравновешенногороссийского Кавказа.

Произойдет ли это? Мечтать не вредно…

 

Дональд Рейфилд – почетный профессор русского языка Школы современныхязыков Колледжа королевы Марии Лондонского университета. Автор ряда книг, в томчисле «Жизнь Антона Чехова», «Понимая Чехова»(Understanding Chekhov), «Сталин и его палачи» (Stalin and his Hangmen),«История литературы Грузии» (The Literature of Georgia: A History). Главныйредактор двухтомного «Полного грузинско-английского словаря» (Garnett Press,2006 г.), включающего в себя 1 440 000 статей и около 1 800 страниц.Составитель книги: Щепкина-Куперник Т.А. Избранные стихотворения и поэмы.М.: ОГИ, 2008.

 

Публикация сайта www.polit.ru  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение