Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Кайрат КЕЛИМБЕТОВ: Президент фактически создал в Астане "завод по производству государственных услуг"

27.08.2009

Автор:

Теги:
 
№ 429 (16816) от 27.08.2009
Беседовала Наталья АБСАЛЯМОВА, Астана

Предстоящий год должен стать определяющим для масштабной диверсификации нашей экономики. Форсированная индустриализация провозглашена президентом как общенациональная задача. Поскольку промышленный "переворот" сулит Казахстану уникальный шанс войти в число государств - лидеров посткризисного мира. Об особенностях модернизации экономики, синергетическом эффекте агломераций и "чувстве локтя" государственных проводников промышленной политики в интервью корреспонденту "ЭК" рассказал председатель правления Фонда национального благосостояния "Самрук-Казына" Кайрат КЕЛИМБЕТОВ (на фото).

- Кайрат Нематович, как, на ваш взгляд, в идеале должна выглядеть модель диверсифицированной казахстанской экономики?
- Говоря о диверсификации, зачастую у нас любой проект, который, например, сдается в каком-нибудь регионе, к сожалению, преподносится как "вклад в копилку диверсификации". Диверсификация - это отход от зависимости экспорта сырьевых ресурсов. И мечта любого правительства - заменить их экспортом готовой продукции.
Но у каждой страны есть свои преимущества и минусы. Казахстан входит в число нефтяных стран, и фактор нефти, несомненно, влияет и будет влиять на республику, потому что мы добываем 1,4 млн баррелей в день, а в перспективе будем добывать 3 млн баррелей. Поэтому доля доходов от нефти в ВВП Казахстана очень долго будет определяющей. Надо понять, что, по крайней мере, в ближайшие 20-30 лет мы будем опираться и жить на нефтяные доходы. Но это не означает, что мы можем только добывать и продавать нефть и металлы, мы должны перерабатывать их и потом продавать.
Однако для всех стран с фактором сырьевого ресурса очень сложно развивать собственно диверсификацию. Хороший пример для нас - это Дубай, который, правда, тоже "обжегся" на недвижимости. Но там, по крайней мере, люди убедились, что нефть может закончиться, поэтому надо развивать другие отрасли. И они вложились в развитие туризма, создали в портах специальные экономические зоны, в которые привлекли мировые бренды, создали им суперльготные условия и т.д.
Еще один интересный пример - Норвегия. Она сделала акцент на развитие двух-трех ниш, опираясь на свои основные конкурентные преимущества: нефть и географическое расположение страны - выход в море и близость европейского рынка. Норвегия не просто добывает важный стратегический ресурс, но и имеет возможность тут же продавать нефть основным потребителям - европейским соседям. Но, помимо этого, норвежцы научились производить лучшее нефтегазовое оборудование для бурения на глубоководье. Кроме того, они занялись разведением рыбы осетровых пород и ее переработкой в различные деликатесы. И маленькое трехмиллионное население Норвегии сегодня кормит семгой полмира.
Одним из условий в этой стране было направление всех сверхдоходов от нефтедобычи в государственный нефтяной фонд. Средства этого фонда вложены в ценные бумаги международных корпораций и государств. Со временем норвежский нефтяной фонд стал пенсионным фондом. То есть таким образом они стерилизовали излишнюю ликвидность.
- Но согласитесь, Казахстан и Норвегия не слишком похожи, прежде всего по территории, и потом у нас нет выхода к морю. А есть примеры успешной диверсификации в более схожих с нами странах?
- Есть две страны с примерно схожей спецификой - Австралия и Канада. Работая в Министерстве экономики, мы с группой наших специалистов ездили в Канаду изучать опыт распределения бюджетных трансфертов между регионами.
У них большая граница с США, как у нас с Россией. Соответственно, как и для нас Россия, США для Канады - большой сосед с мощной экономикой, 300-миллионным населением (в Канаде - 30 млн человек).
И как вы думаете, где стремится жить простой канадец, у которого есть возможность устроиться на работу в США? На первый взгляд ответ кажется очевидным: "Конечно, в Штатах!". Понимая это, канадские власти 40 лет назад приняли стратегию конкурентоспособности городов и создали такие условия, что люди зачастую выбирают все-таки Канаду, где комфортные условия проживания, безопасность, отсутствие преступности, хорошая социальная и культурная инфраструктура, удобные дома и возможности для аренды. И самое главное - возможность получить хорошую работу. Сегодня Канада - страна с ВВП свыше 1 трлн долларов и входит в семерку самых развитых стран мира.
Стратегия была определена канадским правительством следующая: было выбрано несколько приоритетных городов, которые смогут конкурировать с американскими по уровню жизни. Это Монреаль, Торонто и Ванкувер, в развитие которых вложили серьезные деньги. В 250-километровой зоне около границы с США производится около 90 процентов ВВП Канады, а в трех городах живет около 75 процентов населения.
- Неужели все так просто: вложиться в развитие трех городов - и все?
- Конечно, не все. Эти три города создали концентрацию населения вокруг себя. Есть такое понятие - агломерация городов. Что сделал наш президент, когда перенес столицу в Астану, какой фактор производительной силы он создал? Он создал в Астане "завод по производству государственных услуг". При этом мы воочию видим, что Астана, как локомотив, "потянула" за собой развитие Караганды, Кокшетау, Борового и так далее. То есть сегодня мы видим, как выравниваются по развитию юг, северо-восток, а запад страны развивается за счет нефтяных доходов. И всем нам надо отдать должное дальновидности главы государства в решении вопроса территориального развития страны.
- А какая специализация, скажем, у Алматы?
- Алматы - уже состоявшийся финансовый центр, там есть вся инфраструктура для развития бизнеса и делового туризма, вузы, это культурно-развлекательный центр. Теперь все эти направления надо дальше продолжать, привлекать инвестиции, поддерживать бизнес-инициативу с учетом развития города, экологии, логистики.
Правительство сейчас много денег вкладывает в развитие Астаны и Алматы - это пример того, как создаются конкурентоспособные условия проживания. Но самое важное из опыта Канады в том, что, решив развивать три мегаполиса, они соблюли принцип равенства социальных услуг. То есть уровень услуг в медицине и образовании что в Торонто, что в отдаленной провинции - одинаково высокий.
- Вы думаете, у нас так будет?
- Мы же стремимся к этому, многое уже сделано правительством и делается, но немало нужно сделать. Нам тоже надо определиться с центрами роста. Два центра у нас исторически определены. Это Алматы и прилегающая Алматинская область и второй - Астана и формирующаяся агломерация, о которой говорил президент, в сторону Караганды и Кокшетау. И тогда это будет такое большое пространство, где должны жить, например, по 2-3 млн человек. Причем необязательно только в Астане, это могут быть и Косщы, Акколь, Шортанды - все будет развиваться и потихоньку приближаться к столице.
- Этих двух городов, наверное, недостаточно. Какие еще центры географической концентрации возможны?
- По мнению экспертов, которые считали по разным показателям - концентрации производства, населения, инфраструктуры, - в перспективе это Шымкент, поскольку там в агломерации с областью уже проживает свыше 2 млн человек, Актау и Актобе.
В Актау глава государства дал поручение создать региональный энергетический хаб. В рамках этого проекта уже расширяется морской порт, будет строиться новый терминал аэропорта, а это увеличение грузопотока, автоматическое развитие сервисных услуг по доставке, хранению этих грузов, логистических услуг.
А в Актобе, например, за последние 10-15 лет естественный прирост населения составил около 100 тысяч человек. Большей частью это жители западного региона и приграничных областей России, которые выбрали его как место более благоприятного проживания и перспективы. И это стало хорошей точкой роста для экономики всего региона. В свою очередь Банк развития финансирует строительство транспортно-логистического центра в Актобе, проекты в строительной отрасли и другие. Для населения региона эта экономическая активность даст новые рабочие места, новые услуги и доходы. Потому как вокруг таких производств всегда открывается много мелких предприятий. Так, только бытовое обслуживание такого количества людей (питание, развлечения) требует рабочих рук.
- Но в Актобе прирост населения произошел сам по себе. И в Алматы, и в Астану люди едут сами. Разве возможно этот процесс регулировать?
- Процесс урбанизации можно направлять и содействовать ему. Например, тот же фактор Астаны способствовал частичному перетоку населения. Десять лет назад вы наверняка не думали, что вам понравится здесь жить и работать? Чтобы управлять этим процессом, в первую очередь нужна грамотная миграционная политика с привязкой к экономической составляющей. Естественная миграция - это когда, например, молодежь, которая отучилась в университетах, остается в том же городе. Молодые люди готовы даже к сложным условиям, если там есть перспективы и есть инфраструктура - кинотеатры, ночные клубы, парки, стадионы.
Определенную часть активных людей всегда тянет энергетика больших мегаполисов. Например, в Америке 35 млн человек ежегодно меняют место работы и переезжают на новые места жительства. У нас такой мобильности нет, потому что еще с советских времен этому мешала прописка. На самом деле мобильность - это самый лучший фактор развития. Например, есть стройки в Астане - значит, надо ехать сюда и зарабатывать деньги. То же самое с Алматы, Актобе или Актау. Вот на этом факторе всегда зиждется экономическая активность.
Правительство в свою очередь через фонд недвижимости "Самрук-Казына" поможет реализовать политику стимулирования здоровых миграционных процессов путем регулирования рынка недвижимости. То есть будет финансировать достройку остановившихся комплексов, но при условии строительства рядом детских садов, школ, поликлиник или чтобы, по крайней мере, детские площадки везде были и территория обустроена.
- Давайте все-таки вернемся к диверсификации:
- Есть общее понятие - "индустриализация", которая состоит из трех частей: диверсификация первого и второго типов плюс инфраструктура. У нас 87 процентов из всего количества проектов связано с диверсификацией первого типа, то есть переработкой нефти, газа, металлов, и инфраструктурой. Да, ими надо заниматься, они создают новые рабочие места, увеличивают налогооблагаемую базу, вносят вклад в развитие социальной сферы в тех регионах, где реализуются, производят готовую продукцию с добавленной стоимостью - все эти условия соблюдены и важны. Но это все-таки то, что мы называем диверсификацией первого типа - производными от добычи сырья.
То есть, возвращаясь к опыту Норвегии и Эмиратов, мы - страна, которая должна развивать следующие переделы в таких отраслях, как нефтегазовая и металлургическая. Это наша судьба, мы от нее никуда не уйдем.
- Но в "Самрук-Казыне" есть институты развития, которые как раз и должны заниматься индустриализацией.
- По поводу институтов развития уже довольно много говорилось, потому не буду повторяться. Лишь напомню, что активы всего фонда устойчивого развития "Казына", куда входили все институты развития, были в 1,7 млрд долларов, из них 1,4 млрд приходились на Банк развития. К сожалению, этого недостаточно, чтобы добиться большого эффекта в диверсификации 100-миллиардной экономики (размер казахстанского ВВП. - Прим. авт.). Нужно вкладывать не менее 10-20 процентов от ВВП. И приоритетным направлением при выборе проектов должна быть диверсификация второго типа.
- Ну вы же и поставлены руководить фондом, чтобы этот голос был услышан.
- Очень важно, чтобы этот голос диверсификации второго типа не потонул в текучке множества дел, за которые ответственен фонд. Например, мы сегодня ежедневно заняты стройкой, банками, малым бизнесом, инфраструктурой и нефтянкой. И поэтому правительство поручило Министерству индустрии и торговли возглавить этот процесс и контролировать.
Мы в свою очередь предложили министру индустрии и торговли возглавить Совет директоров (СД) Банка развития, а представителям министерства войти в составы СД других институтов развития, которые, как вы правильно заметили, и должны были заниматься диверсификацией. И так должно быть по всем направлениям и проектам, так как для реализации проектов необходима проработка целого комплекса вопросов, решение которых находится в компетенции министерств и правительства. И если мы хотим серьезно осуществить диверсификацию и индустриализацию, то на каждый проект необходим свой "комиссар" из числа членов правительства, который будет нести за него персональную ответственность.
- А не слишком ли бюрократичная система управления?
- Если соответствовать корпоративной практике, все выливается в эффективную систему организации труда, когда принимаются решения и люди в советах директоров не просто кресло занимают, а отвечают Уголовным кодексом за принятые решения.
Еще одна мысль. Мы объявили пятилетку диверсификации. Сейчас мы можем построить заводы, но через 10-15 лет они могут технологически устареть. Вы же видите, что вся Европа переносит заводы в страны третьего мира, даже Китай переносит производства во Вьетнам. Происходит это по двум причинам. Во-первых, экологическая - эти производства создают проблемы для здоровья. Во-вторых, технологическая - многие действующие мировые промышленные гиганты работают на технологиях постдевятнадцатого века, так как машиностроение не поспевает за новыми технологиями. Поэтому весь мир уходит в небольшие, но технологически мобильные производства. Или IT и информационные технологии, которые требуют в основном качественного человеческого развития.
И будущее Казахстана, по моему мнению, как раз в таких локальных производствах, связанных с развитием человеческого капитала. То есть это хорошие университеты, больницы с высоким уровнем технологий, куда люди будут приезжать лечиться и учиться со всей Центральной Азии, современные бизнес-центры, конструкторские бюро, инжиниринговые компании и т.д. Для того чтобы это было, надо сейчас вкладываться - да, в строительство заводов тоже нужно, но базово надо вкладываться в программы образования и здравоохранения.
В целом нужно сказать, что мы не только внутри компании стремимся создавать условия для реализации способностей и талантов работников, но и вся политика холдинга направлена на создание и развитие проектов новой умной экономики. А "Самрук-Казына" является надежным инструментом правительства по реализации такой политики.

http://www.express-k.kz/show_article.php?art_id=32635

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение