Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Евразийская дуга нестабильности. Процесс «балканизации» в ЦА

25.08.2009

Автор:

Теги:
 
Александр Шустов - Специально для Столетия источник - stoletie.ru

Сформулировав в 1997 г. на страницах «Великой шахматной доски» свою концепцию «Евразийских Балкан» - обширной зоны нестабильности, протянувшейся от Северного Кавказа и восточных районов Турции через северные провинции Ирана и Центральную Азию до Афганистана и Синьцзяна, З. Бжезинский четко обозначил контуры евразийской дуги нестабильности, которая сегодня находится в центре внимания мировых СМИ. Тогда же стало очевидно и ключевое значение новых независимых государств Центральной Азии, занимающих на «Евразийских Балканах» срединное положение. Все составляющие это дуги, включая страны Центральной Азии, в течение мая-июля 2009 г. испытали на себе резкое обострение военно-политической ситуации.

Эхо таджикской смуты

Когда в начале этого года против талибов активизировались военные действия НАТО в Афганистане, и правительственных сил - в Пакистане, никто не предполагал, что эти события могут отразиться на Центральной Азии. Однако в мае 2009 г. на территории Тавильдаринского района Таджикистана появился один из бывших полевых командиров Объединенной таджикской оппозиции Мулло Абулло (Рахимов), ранее находившийся в составе сил талибов на территории пакистанской «зоны племен». После окончания гражданской войны в Таджикистане условия мирных соглашений 1997 г. приняли не все. В их числе оказался Мулло Абдулло, ушедший со своим отрядом в Афганистан, а после начала в 2001 г. операции США в Афганистане выдавленный вместе с другими силами талибов на территорию «зоны племен» в Пакистане.

В течение длительного времени пакистанские власти пытались проводить по отношению с талибам политику умиротворения, воздерживаясь от проведения полномасштабных карательных операций. Однако в начале 2009 г. ситуация обострилась. В середине апреля 2009 г. новый президент Пакистана Асиф Али Зардари подписал с талибами мирное соглашение, по которому в контролируемой ими долине Сват должны действовать законы шариата, а талибы обязались прекратить военные действия и не пытаться захватить другие регионы страны. Вскоре мирное соглашение было нарушено, и талибы попытались установить контроль над территориями в 100 км от Исламабада. В ответ 2 мая пакистанская армия начала против талибов широкомасштабную военную операцию с целью установить полный контроль над долиной Сват. В ходе ожесточенных боев по официальным данным к середине мая было убито около тысячи боевиков, а количество беженцев достигло 2 млн. чел.

Резкое обострение ситуации в Пакистане и вызвало перемещение отряда Мулло Абдулло в Тавильдару, которая ранее являлась его опорной базой. 15 мая власти Таджикистана начали операцию «Мак-2009» по борьбе с выращиванием опиума и деятельностью наркоторговцев в Раштской долине, расположенной в 150 км от Душанбе. Цели этой операции сразу же вызвали у наблюдателей подозрения, так как хорошо известно, что климатические условия для выращивания наркотиков здесь отсутствуют. Точная численность отряда Мулло Абдулло неизвестна.

Количество боевиков-талибов в зоне племен составляло 4-7 тыс. чел., а доля иностранцев среди них достигала 1/5. Оценки численности отряда Мулло Абдулло колеблются от 100 до 1000 человек, хотя первая цифра представляется все же более правдоподобной.

Вернувшись на родину, М. Абдулло попытался установить контакты с властями и бывшими соратниками по оппозиции. Однако диалога с властями не получилось, а бывшие лидеры ОТО желанием воевать с властями не горели. Одним из немногих лидеров оппозиции, находившихся к тому времени на свободе, был Мирзо Зиеев, являвшийся в свое время командующим вооруженными силами ОТО. В отличие от М. Абулло он принял условия мирного соглашения 1997 г., сыграл видную роль в подавлении мятежа полковника М. Худойбердыева в 1998 г., и вплоть до 2006 г. занимал пост министра по чрезвычайным ситуациям. В 2006 г. М. Зиеев был отправлен в отставку и поселился в своем особняке в Тавильдаре. Возвращение боевиков он воспринял с тревогой, так как повторения гражданской войны никто не хотел.

В среду, 8 июля между правительственными силами и отрядами боевиков произошло вооруженное столкновение, в ходе которого с обеих сторон было убито 17 человек. По информации «Независимой газеты», ссылающейся на соратника М. Абдулло З. Низамова, правительственные войска устроили засаду на мосту через реку Сурхоб, предварительно объявив, что все дороги разблокированы. В результате два боевика были убиты. В свою очередь, формирования М. Абулло напали на райотдел милиции в поселке Чилдара. Еще один бой произошел вечером в среду в окрестностях Тавильдары. Череда этих событий напомнила ситуацию времен гражданской войны, когда оппозиция умело вела партизанские действия в горных районах, а правительственные силы без особого успеха пытались их оттуда выбить.

По версии таджикских властей, озвученной заместителем министра внутренних дел Р. Рахимовым, М. Зиеев перешел на сторону боевиков и участвовал в вооруженном столкновении на мосту через Сурхоб. По словам Р. Рахимова группировка, которую возглавлял давний соратник М. Зиёева, Н. Азизов, связана с «Исламским движением Узбекистана» и финансирует свою деятельность за счет торговли наркотиками. В ходе столкновения 8 июля М. Зиеев и часть других членов группы были арестованы. Он согласился сотрудничать с властями, показать места хранения оружия и вступить в переговоры с боевиками. Однако 11-го июля между правительственными войсками и боевиками произошла перестрелка, в ходе которой М. Зиеев был убит.

Такое поведение бывшего главы таджикского МЧС, переходившего то на одну, то на другую сторону, вызвало подозрения наблюдателей. Имея за плечами длительный опыт гражданской войны, М. Зиеев должен был осознавать, что против официального Душанбе воевать сейчас не имеет никакого смысла. Эти подозрения еще более усугубил лидер «Исламского движения Узбекистана» Т. Юлдашев, по словам которого М. Зиеев никогда не был членом ИДУ, и был убит спецслужбами в результате «интриг правительства». Судя по всему, М. Зиеев хотел оказать помощь в урегулировании конфликта и пытался вступить в переговоры с боевиками, а власти явно опасались его перехода на сторону М. Абдулло. Это, по-видимому, и предопределило его гибель.

По официальной информации к 15 июля ситуация в Тавильдаринском районе стабилизировалась. Однако 17 июля стало известно о новом боестолкновении в Раштской долине. По информации таджикского информагентства «Азия плюс» накануне в Нурабадском районе был обстрелян пост Национальной гвардии, ранено пять военнослужащих правительственных сил и убито шесть боевиков, предположительно кавказцев по происхождению. У одного из них был найден паспорт гражданина России.

5 августа было объявлено о прекращении операции. Спецподразделения из восточных районов республики вернулись в места своей постоянной дислокации. По информации начальника пресс-центра МВД республики Махмадулло Асадуллаева в ходе операции была полностью уничтожена группировка Негмата Азизова, пятеро членов которой оказались гражданами РФ. Кроме того, 30 человек, включало шестерых наемников из России, были арестованы. Изъяты 50 автоматов и пулеметов, 10 гранатометов, более 5 тысяч патронов, а также военные средства связи.

Тем не менее, ситуация в Таджикистане продолжает оставаться напряженной. Возвращение части трудовых мигрантов и сокращение денежных переводов от них усугубляют и без того сложное социально-экономическое положение. От радикальных действий жителей республики удерживают воспоминания о недавней гражданской войне, в которой по разным оценкам погибло от 50 до 150 тыс. таджикистанцев.

Андижан-2009

Вскоре после начала в Таджикистане операции «Мак-2009» вооруженные столкновения произошли в Узбекистане. В ночь на 26 мая группа вооруженных людей напала на блокпост и здание, в котором располагались отделы внутренних дел и Службы национальной безопасности пограничного Ханабада. По информации Генпрокуратуры Узбекистана на блокпост напали 2-3 человека, в результате ранение получили один сотрудник милиции и один из нападавших, которому в результате удалось скрыться. Позднее, в Андижане на улице Фитрата неизвестным был произведен самоподрыв, приведший к гибели одного сотрудника милиции и ранению нескольких граждан. Картина нападения, которую рисуют неправительственные источники, заметно отличается от официальной. По их данным, в нападении участвовали как минимум 20 вооруженных автоматами боевиков, а в Андижане произошел не один, а не как минимум четыре взрыва, в результате которых погибло не менее 16 человек.

Власти Узбекистана обвинили в нападении Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которое является основным военным противником правящего режима. Однако позднее ответственность за нападения взяла на себя малоизвестная организация «Исламский джихад», в заявлении которой утверждается, что «группа моджахедов подразделения «Маверанахр»... провела вооруженное нападение на отделения милиции и СНБ города Ханабада Андижанской области. Моджахеды выполнили свои задания и благополучно, без потерь вернулись в свою ставку». Свои действия «Исламский джихад» объяснил «местью репрессивному режиму президента Каримова, повинному в убийствах невинных мусульман». Поскольку заявление «Исламского джихада» появилось уже после завершения столкновений, и никаких деталей, способных подтвердить его достоверность, в нем не фигурировало, ряд аналитиков сомневались в правдивости сообщения, как впрочем, и в существовании этой организации вообще.

Впрочем, вооруженные столкновения в Андижанской области, вполне возможно, не были для властей большой неожиданностью. В сообщениях информационных агентств всплыли интересные детали, предшествовавшие нападению на блок-пост и здание ОВД/СНБ в Ханабаде. Так, «Фергана.Ру» сообщила о возможной перестрелке в Кургантепинском районе Андижанской области, расположенном на границе с Киргизией, и о том, что в течение двух последних недель в области находились две группы спецназа, которые местные жители называли «Man» и «Espero», прикрывавшие некую операцию по нейтрализации неизвестных экстремистов и террористов.

По мнению узбекских властей, участники нападения пришли с территории Киргизии, о чем свидетельствовали чрезвычайные меры по охране границы. 26 мая вся линия государственной границы между Андижанской областью Узбекистана и Джалал-Абадской областью Киргизии была полностью закрыта со стороны Узбекистана. В Киргизию пропускали только жителей расположенного на ее территории узбекского анклава Сох, а также приграничных районов. К границе были стянуты внутренние войска, в Андижан введена бронетехника, на дорогах появились блокпосты, все чайханы, увеселительные заведения и общественные места в Ханабаде были закрыты. В ряде районов Андижанской области, граничащих с Киргизией, по распоряжению местных властей была отключена сотовая связь. Кроме того, был заблокирован доступ к некоторым новостям на российских Интернет-ресурсах Newsru.com и Lenta.Ru.

Со своей стороны, Киргизия обвинения узбекских властей опровергла. По словам заместителя председателя Пограничной службы Кыргызстана Чолпонбека Турусбекова «Заявление Генпрокуратуры Узбекистана вызывает у нас удивление. Это дезинформация». Впрочем, для подозрений по поводу того, что нападавшие прибыли из Киргизии, у Узбекистана были некоторые «исторические» основания. В ходе вторжения вооруженных формирований Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в 2000 г. они проникли в приграничные районы республики именно из Киргизии.

9 июня стало известно, что Узбекистан приступил к строительству заградительных сооружений на границе с Киргизией, делимитация которой до сих пор не завершена. Тем не менее, строительство фортификационных сооружений велось и на спорных участках. Рвы шириной и глубиной три метра рылись на границах Сузакского, Аксыйского и Ноокатского районов Киргизии, а в Риштанском районе Ферганской области вдоль границы строились бетонные стены высотой семь метров. Кроме того, Узбекистан начал отселять от границы тех своих граждан, дома которых расположены в непосредственной близости от приграничной полосы.

Пограничные проблемы Киргизии и Узбекистана осложняются тем, что линия границы нередко проходит через населенные пункты, часть которых оказывается на территории одного государства, а вторая - другого, причем вне зависимости от этнической принадлежности их жителей. Типичный пример - расположенное на границе Джалалабадской области Киргизии и Андижанской области Узбекистана село Чек, разделенное на две части Пахтаабадским каналом. Из ста восьмидесяти двух семей, проживающий на киргизской стороне Чека, двадцать четыре после распада СССР оказались на территории Узбекистана, а остальные - Киргизии. Причем проживающие в Чеке граждане Киргизии в большинстве своем являются узбеками.

Примечательно, что решение о строительстве на границе с Киргизией заградительных сооружений было принято как раз накануне состоявшегося 14 июня в Москве саммита ОДКБ, на котором были подписаны соглашения о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР).

Узбекистан наряду с Белоруссией подписывать соглашения о создании КСОР отказался, тогда как другие государства Центральной Азии, участвующие в ОДКБ - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - их подписали.

Этот демарш узбекской стороны совпал с циркулировавшими в прессе слухами о том, что американская авиабаза в киргизском Манасе, которая вскоре должна быть закрыта, будет перенесена в Узбекистан.

Киргизия: предвыборные зачистки

Спустя месяц контртеррористическая операция началась на территории Южной Киргизии. 23 июня спецслужбы республики провели операцию по нейтрализации группы боевиков, засевших в одном из жилых домов Ташбулакской сельской управы Сузакского района, находящейся в пригороде Джалал-Абада. Операцию проводило спецподразделение «Альфа» Госкомитета национальной безопасности республики. Боевики забаррикадировались в доме и оказали упорное сопротивление. Все они в ходе штурма были убиты. Во время операции погиб один и был тяжело ранен другой киргизский спецназовец. На месте боя было большое количество огнестрельного оружия, инструкции по изготовлению взрывчатых устройств и восемь комплектов униформы смертников черного цвета. Примечательно, что по одной из версий именно теракты с использованием смертников были осуществлены 26 мая в узбекском Андижане. В ночь на 28 июня в Узгенском районе Ошской области были уничтожены еще трое боевиков, причем потерь среди подразделений ГКНБ на этот раз не было.

По данным правоохранительных органов республики, которые приводит киргизское информационное агентство «24kg», убитые в пригороде Джалал-Абада боевики были членами «Исламского движения Узбекистана». Группа, в которую входил родственник одного из обезвреженных боевиков, была причастна к ряду громких терактов на территории Киргизии и Таджикистан в течение 2004-2006 гг.

Ликвидация боевиков под Джалал-Абадом стала для Киргизии хорошим поводом для того, чтобы объявить о сохранении американской военной базы в аэропорту Манас.

Ее решено преобразовать в транзитный центр, через который будут перебрасываться исключительно невоенные грузы, что позволит сохранить всю инфраструктуру. По словам депутата Жогорку Кенеша (парламента) Киргизии Р. Тагаева «подписание соответствующего Соглашения между правительствами Кыргызстана и США - своевременное решение в рамках действий, направленных на ужесточение борьбы против терроризма и обеспечение мира и стабильности в регионе». Кроме того, операция стала хорошим предвыборным пиаром президента Киргизии К. Бакиева, одержавшего 23-го июля убедительную победу на очередных президентских выборах.

Операция по ликвидации боевиков в Киргизии еще раз подтвердила высказанное аналитиками сразу после событий в Ханабаде и Андижане предположение о том, что участники нападения пришли из пакистанской «зоны племен» на границе с Афганистаном. Кроме того, тесная взаимосвязь событий в Пакистане, Афганистане и новых независимых государствах Центральной Азии показала, что дестабилизация ситуации в одном из них может вызвать цепную реакцию по всему региону.

Ахиллесова пята Китая

К началу июля волна нестабильности на «Евразийских Балканах» добралась до Китая. В наиболее взрывоопасном регионе КНР - Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) вспыхнул острый межэтнический конфликт, в который оказались вовлечены два крупнейших этноса - китайцы (ханьцы) и уйгуры. В западных СМИ циркулирует версия, что столкновения между уйгурами и ханьцами начались еще в июле с конфликта на одной из фабрик города Шаогуан, расположенного в южной провинции Гуандун. Согласно этой версии один из жителей города разместил в сети Интернет сообщение о том, что шестеро уйгуров изнасиловали двух девочек. Китайские власти считают эту информацию ложной. Тем не менее, сообщение вызвало ожесточенную драку между работавшими на фабрике уйгурами и ханьцами, в результате которой 2 уйгура погибли и еще 118 человек были ранены.

5 июля беспорядки перекинулись на центр Синьцзян-Уйгурского автономного района - город Урумчи. Вышедшие на демонстрации уйгуры стали жечь автомобили, нападать на прохожих и сотрудников органов безопасности. Вскоре число участников демонстрации выросло с нескольких сот до нескольких тысяч. По утверждению китайского информационного агентства «Синьхуа» демонстранты были вооружены ножами, камнями и дубинками. Кадры видеосъемки, распространенные китайским телевидением, демонстрировали раненых ханьцев, горящие машины и разгромленные дома. В результате столкновений было убито 184 человека. В городе был отключен Интернет, который демонстранты использовали для связи друг с другом, не работала сотовая связь. Ночью китайские власти ввели в Урумчи комендантский час.

В ходе подавления беспорядков было задержано около 1400 уйгуров. Во вторник 7 июля уйгуры вышли на улицы с требованием освободить задержанных, в результате чего беспорядки вспыхнули с новой силой. По информации ВВС, в акциях протеста участвовали сотни пожилых уйгурских женщин, которые требовали освободить их арестованных родственников. К вечеру вторника на ответную демонстрацию вышли вооруженные ножами и дубинами ханьцы, которые стали нападать на уйгуров и громить принадлежащие им магазины. В среду помимо полиции и внутренних войск, которые применяли против демонстрантов водометы и слезоточивый газ, в город были введены армейские части и бронетехника.

Помимо Урумчи акции протеста уйгуров проходило и в других населенных пунктах СУАР. В понедельник около 200, а по другим сведениям - 300 человек, выкрикивая лозунги «Аллах акбар», собрались у мечети в древней столице края - Кашгаре, но были разогнаны полицией. О том, что ситуация в Синцзяне может выйти из-под контроля, свидетельствует решение председателя КНР Ху Цзиньтао покинуть саммит «Большой восьмерки» в Италии и вернуться в Пекин. Кроме того, по сообщению агентства «Синьхуа», Ху Цзиньтао отменил свой государственный визит в Португалию.

Власти КНР и проживающие за рубежом уйгуры высказывают противоположные версии причин беспорядков. По мнению официального Пекина волнения были спровоцированы и управлялись из-за рубежа, а ответственность за них несет Ребийя Кадир - проживающая в США глава «Всемирного конгресса уйгуров», которая раньше вела успешную предпринимательскую деятельность в Китае. По словам китайского официоза «Жэньминь жибао», опубликовавшего в связи с событиями в Урумчи редакционную статью, беспорядки «были подготовлены реакционными силами из-за рубежа для того, чтобы... добиться раскола и препятствовать развитию нашей страны».

Уйгуры же главной причиной беспорядков считают миграционную, социально-экономическую и этнокультурную политику китайских властей - массированное переселение в районы их традиционного проживания ханьцев, привилегированное экономическое положение последних, в связи с чем коренному населению СУАР трудно найти работу, а также стремление ассимилировать уйгуров, ограничивая распространение их языка и религии. Кроме того, уйгуры обвинили китайские власти в том, что они отдали приказ стрелять по демонстрантам, что повлекло за собой многочисленные человеческие жертвы. По сведениям уйгурской стороны всего в ходе беспорядков в Урумчи были убиты не 184, а 840 человек, причем 90% из них - уйгуры.

В прошлом Синьцзян не являлся этнической территорией ханьцев. В состав Китая он вошел в XVIII веке в результате завоевательных походов Цинской империи. Тем не менее, вплоть до последней трети XX века радикальных изменений в этническом составе его населения не происходило. В период кризиса китайского государства Синьцзян не раз охватывали освободительные восстания. Окончательно он вошел в состав КНР в 1949 г. После начала радикальных экономических реформ власти КНР начали переселять на территорию СУАР ханьцев, которые должны были укрепить влияние Пекина в этом неспокойном регионе. К 2000 г. уйгуры составляли 45,2% (8,3 млн.), а ханьцы - 40,6% (7,5 млн.) жителей СУАР, почти сравнявшись с ними в числе. Еще 6,7% (1,2 млн.) населения района составляли родственные уйгурам казахи.

Столь значительные изменения в составе населения региона, еще недавно являвшегося преимущественно тюркоязычным, не могли не вызвать у уйгуров опасений по поводу сохранения их национально-религиозной идентичности. В гораздо меньшей степени, чем ханьцам, им доставались и плоды бурного экономического роста, наблюдавшегося в КНР на протяжении последних десятилетий. И как бы ни старались китайские власти отрицать объективные факторы беспорядков, списывая все на происки внешних сил, игнорировать их наличие вряд ли получится. Национальная политика КНР, включая декларации о «сплоченности всех национальностей» и «социалистическом правовом государстве», вызывает у аналитиков устойчивые ассоциации с СССР.

И судя по масштабам волнений в Синьцзяне, которые по оценке ВВС стали крупнейшими беспорядками со времени событий на площади «Тяньаньмэ́нь» в июне 1989 г., опасения Китая повторить судьбу СССР далеко не беспочвенны.

Однако, наличие объективных причин беспорядков не исключает участия в них внешних сил. О роли последних свидетельствует характер событий. Так, по мнению заместителя директора Института Дальнего Востока РАН Андрея Островского массовые беспорядки в Синьцзяне были построены по тому же сценарию, что и события в Тибете в марте 2008 года, которые произошли как раз перед началом Олимпиады в Пекине.

* * *

Волна вооруженных столкновений и беспорядков на «Евразийских Балканах» затронула отнюдь не только Центральную Азию. Еще более серьезная ситуация складывается на российском Северном Кавказе, где активность террористов, похоже, только набирает обороты. Массовые беспорядки с многочисленными человеческими жертвами сопровождали завершившиеся в июне этого года президентские выборы в Иране. Далекой от стабильности остается ситуация в Афганистане и Пакистане. В этих условиях тенденция дестабилизации Центральной Азии как ключевой части «Евразийских Балкан» вполне может приобрести долговременный характер.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение