Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Светлана ТУМАКОВА. БОЛЬШАЯ ИГРА Почему сотрудничество с Ираном так важно для Казахстана

17.08.2009

Автор:

Теги:

На позапрошлой неделе состоялась инаугурация вновь избранного президента Ирана. За тем, быть или не быть второму пришествию Махмуда Ахмадинежада, мир следил пристальнее, чем за чем-либо в последнее время: слишком серьезны ставки в этой выборной игре на берегах Персидского залива. Казахстан свои ставки на Иран сделал весной этого года, и то, что Ахмадинежад остался на своем посту, может стать залогом больших дивидендов на будущее. Готовы ли мы сыграть в Большой игре?

 

Пуп Земли

Инаугурация без скандала не обошлась. Поздравить 52-летнего политика отказались США и ряд европейских стран, хоть они и признали Ахмадинежада в качестве законно избранного президента. А представитель Белого дома недавно все-таки поставил под сомнение честность выборов. Прибытие шведского представителя Европейского союза на церемонию инаугурации вовсе вызвало шквал критики и раскол среди европейских политиков.

Сами выборы проходили в не менее скандальной обстановке: протесты оппозиции против результатов подсчета голосов, массовые выступления, которые превратились в массовые беспорядки и закончились жертвами. Впрочем, жизнь в режиме ЧС - не в диковинку для Ирана: последние годы страна стабильно является центром конфликтов и в международных новостях удерживает первые строчки популярности.

Главным поводом для недовольства Запада является ядерная программа Ирана. Страна ведет активные разработки в сфере обогащения урана, используемого в качестве топлива для АЭС. Между тем, по мнению Запада, истинной целью Ирана, причисленного США к "оси зла" за якобы поддержку терроризма, является стремление обзавестись ядерным оружием.

В день инаугурации Ахмадинежада британская газета "Таймс" опубликовала сведения из некого источника в разведывательных кругах о том, что Ирану потребуется всего год на создание ядерного оружия. США, которые обладают ядерным арсеналом уже полвека и успели опробовать его на живых людях, этим очень недовольны.

С другой стороны, подоплека особо "трепетного" отношения к Ирану кроется в том, что эта страна буквально на глазах становится ведущей региональной державой, новым центром силы в ключевом регионе, где сосредоточены крупнейшие мировые запасы энергоресурсов. Сам Иран по запасам нефти находится на третьем месте в мире, а по газу - на втором.

И что примечательно, чем больше Запад давит на Иран, тем большую силу он обретает, находя союзников среди стран, которые недовольны американской и проамериканской политикой. Иран называют пассионарной державой - к ней приковано внимание всего человечества, что подстегивает ее развитие в самых различных сферах.

От осетров...

Для Казахстана, который тоже стремится занять достойное место на нефтегазовой карте, события в Иране крайне важны. У нас немало общих проектов, начало которым было положено именно при Ахмадинежаде.

Прежде всего мы с Ираном - непосредственные соседи по Каспийскому морю. И от нашего соседства зависят многие вопросы: от раздела Каспия до согласования подводных трубопроводов и квот на вылов осетровых. Проблемы Каспия, если вспомнить, были самыми актуальными в переговорах между президентами Казахстана и Ирана во время первого и пока единственного визита Махмуда Ахмадинежада в Астану весной нынешнего года.

Самое большое озеро на Земле содержит огромные газовые и нефтяные ресурсы, которые оцениваются в 18-20 миллиардов тонн. Как их поделить? Казахстан предлагает решить застарелый каспийский вопрос выделением пяти государствам прибрежных зон. Тегеран изучает этот вариант. А другую инициативу Астаны - об объявлении десятилетнего моратория на вылов осетровых - он уже принял.

Иран для нас важен как уникальный транспортный партнер, который мог бы дать нам кратчайший выход к Мировому океану. И это не дань амбициям "помыть сапоги" в Персидском заливе, а чистый экономический расчет. Ведь сейчас экспорт Казахстан ведет через десять царств, девять государств. Уже начал претворяться в жизнь проект строительства железной дороги, которая соединит нас с Ираном. Линия пройдет от казахстанской станции Узень через туркменские Кызылкия-Берекет-Этрек до иранского городка Горган, где соединится с иранской веткой. Магистраль сможет пропускать ежегодно около 10 миллионов тонн грузов.

Не меньше перспектив сулит сооружение нефтепровода Казахстан - Туркмения - Иран. Отечественное "черное золото" по нему смогло бы попадать к потребителям в Юго-Восточной Азии, где спрос на него просто огромен. Чем меньше "транспортное плечо", тем больше прибыль и отчисления в бюджет. Причем речь идет не только о сырой нефти. Если осуществить проект сооружения в Иране НПЗ с казахстанским участием, то экспортировать мы сможем и нефтепродукты.

Правда, сейчас в эти планы вмешался финансовый кризис, и Казахстан на время свернул масштабные программы, чтобы, как сказал президент Нурсултан Назарбаев, "собрать силы для нового модернизированного рывка". Но в принципе заменой нефтепроводу пока может стать серьезное расширение так называемых СВОП-операций: когда мы даем Ирану свою нефть в порту на Каспии, а он взамен - свою нефть в порту в Персидском заливе.

 

...до "ядерного банка"

Меж тем не нефтью единой Казахстан пытается диверсифицировать экспорт энергоносителей, увеличивая долю такого товара, как уран. Несколько лет назад именно Ирану Казахстан предложил сотрудничество в сфере мирного использования атомной энергии. Основу для сотрудничества по обмену технологиями подпитывают планы Казахстана построить в ближайшие годы от 3 до 10 ядерных реакторов. Очевидно, Ирану важно и то, что Казахстан является ведущим в мире, наряду с Австралией и Канадой, производителем урана. На территории нашей страны находится 20 процентов от суммарного объема общемировых запасов уранового сырья.

Казахстан в рамках ШОС уже предлагал стать участником совместного предприятия по обогащению урана для иранской ядерной программы. США поддерживают такое предложение, реализация которого может продемонстрировать открытость ядерной программы Ирана и способна снять напряженность вокруг "иранского досье" в Совбезе ООН и МАГАТЭ.

Весной этого года Нурсултан Назарбаев на встрече с Махмудом Ахмадинежадом высказал идею создания на казахстанской территории международного банка ядерного топлива. "Если будет создан банк ядерного топлива для ядерной энергетики, Казахстан мог бы рассмотреть возможность размещения его у нас - как в стране, подписавшей договор о нераспространении ядерного оружия и добровольно отказавшейся от ядерного оружия", - заявил казахстанский президент.

Такой идеей Казахстан убивает сразу двух зайцев. Во-первых, прямая экономическая выгода. Во-вторых, выход на совершенно новый международный уровень. Если предложение главы государства по созданию у нас банка ядерного топлива будет принято, то Казахстан может стать серьезным глобальным игроком. Двойная выгода здесь и для Ирана. С одной стороны, он получит доступ к "мирному атому", а с другой стороны, избавится от претензий в создании ядерного оружия.

 

Восток - дело тонкое

По большому счету, Иран для Казахстана может стать инструментом для расширения доступа на мировой рынок и увеличения своего веса в международной политике. Необходимо грамотно использовать этот инструмент. Делать это нужно чрезвычайно тонко, потому как в отношениях с Ираном замешаны интересы великих держав. Запад совсем не приветствует сотрудничество с Ираном. Хотя экономическая потребность в таком сотрудничестве настолько очевидна, что она пробивает дорогу, несмотря на все политические препоны.

Все вышеназванные перспективы - повторимся - это пока лишь потенциал. Чтобы его реализовать, нужна кропотливая дипломатическая работа. Прежде всего, непосредственно в Иране. То есть здесь основная тяжесть ложится на посольство. С берегов Есиля многие тегеранские нюансы и подводные рифы просто не видны. А ошибка может обойтись очень дорого.

Есть ли у Казахстана желание и возможности использования отношений с Ираном для "прорубания дверей в мир"? Имеется ли осмысленная политика выстраивания взаимодействия с Тегераном? А главное, кто вообще отвечает за это направление? Ведь по кадровым назначениям всегда можно вычислить, какая роль отводится тому или иному внешнеполитическому направлению.

Не секрет, что посольские должности зачастую используются либо как почетная "ссылка", либо как достойное завершение карьеры, либо, напротив, как временное убежище-трамплин, где политик может какое-то время пересидеть, чтобы потом совершить очередной карьерный взлет на родине. Во всех этих случаях ожидать какого-то дипломатического прорыва вряд ли стоит.

Назначение "чистых" дипломатов, всю жизнь отдавших мидовской работе, тоже оправдано далеко не во всех случаях. Статус многих государств таков, что туда можно отправлять только послов - политических тяжеловесов. Иначе просто не поймут. И серьезно воспринимать не будут.

Наконец, есть еще всевозможные национальные особенности. В таком государстве, как Иран, их надо понимать и досконально владеть тонкостями церемониала. 

 

Наш человек    в Тегеране

Произошедшие 28 июля кадровые перемены говорят о том, что иранской теме отводится действительно приоритетное значение. Новым Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Казахстан в Иране назначен 44-летний Нурбах Рустемов (на снимке). Профессиональный дипломат, он с 1992 года работал в системе МИД, в том числе первым секретарем управления стран Азии, то есть разбирается в проблематике всего региона. Кроме того, возглавлял службу протокола в МИДе, имеет опыт работы в протокольном отделе канцелярии премьера.

Рустемов избирался депутатом мажилиса парламента нескольких созывов, с 2007 года возглавлял комитет по международным делам, обороне и безопасности. В его послужном списке значится немалое количество острых депутатских запросов. То есть налицо удачная комбинация профессиональных дипломатических навыков и политического авторитета.

Вот как, к примеру, прокомментировал назначение Н. Рустемова его коллега по комитету по международным делам, депутат мажилиса парламента уже третьего созыва Уалихан Калижанулы: 

- Нурбах Рустемов - профессиональный дипломат с большим опытом работы и, что немаловажно, человек с неординарными подходами к своей деятельности. Именно Нурбах Рустемов в 2007 году выступил с заявлением о самороспуске парламента. Эту инициативу тогда трактовали по-разному: кто-то понял, кто-то нет, но это был поступок. И этот поступок впоследствии высоко оценили с политической точки зрения. Нынешнее назначение Рустемова ожидаемо, рано или поздно это случилось бы. Между Ираном и Казахстаном есть ряд проблем, в частности, по разделению Каспия. Думаю, с подачи Рустемова этот вопрос сдвинется в итоге с мертвой точки. Ко всему прочему, Иран и Казахстан имеют глубокие исторические и культурные корни. В иранских библиотеках находится много исторических артефактов, рукописей, которые представляют для нас интерес. Рустемов - гуманитарий, и он как никто другой сможет осознать важность изучения такого богатого материала. Думаю, он пригласит на работу необходимых специалистов, которые смогут максимально плодотворно все это изучить.

Помимо должностей и достижений имеет значение и неформальная сторона. В Казахстане при анализе того или иного назначения важен вопрос: "Вы чьих будете?". По оценке экспертов, Нурбаха Рустемова нельзя причислить к какому-либо клану. В политических играх финансово-промышленных группировок и других центров влияния казахстанского Олимпа замечен не был. Он ориентирован исключительно на главу государства. А это очень важно, чтобы посол в стране, с которой Казахстан планирует расширять сотрудничество и заключать миллиардные контракты, был неподконтролен элитным группировкам, сохранял самостоятельность и был подотчетен исключительно президенту.

Говорят, в своем окружении Рустемов как-то сказал: "Меня на крыло ставил Нурсултан Абишевич!". И если один известный политик аттестовал себя как "продукт Назарбаева", то Нурбаха Рустемова можно смело назвать "птенец президента".

http://www.dialog.kz/?lan=ru&id=81&pub=1582


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение