Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2009: за кулисами громких процессов.

16.08.2009

Автор:

Теги:

А.Чеботарев  (Алматы)

 

В общественно-политической жизни Казахстана август 2009 года ознаменовался серьезным наступлением местной Фемиды на журналистское сообщество. Это наглядно продемонстрировали обвинительные судебные приговоры в отношении главного редактора газеты «Алма-Ата Инфо» Рамазана Есергепова и бывшего советника акима Западно-Казахстанской области Алпамыса Бектурганова, осужденных соответственно на 3 и 1 годы лишения свободы.

Следует отметить, что под инакомыслием понимается противопоставление официальной идеологии и политике, господствующему мнению в культуре и вере (см. «Глоссарий.ru»). Положение пункта 1 статьи 5 Конституции РК, согласно которому в Республике Казахстан признаются идеологическое и политическое многообразие, является правовым основанием для свободного проявления инакомыслия в республике.

Нельзя не вспомнить, что в Союзе ССР, в составе которого пребывал и Казахстан, не допускалось никакого отступления от государственной общеобязательной идеологии - марксизма-ленинизма, а любые проявления инакомыслия были наказуемы.

Специфика же политического развития суверенного Казахстана показывает, что при официальном признании свободы инакомыслия в распоряжении государства в то же время имеется большое число политико-правовых механизмов ее ограничения, хотя в отличие от центрально-азиатских стран вряд ли можно говорить о какой-либо напрaвленной политике. Многие вещи ситуативны и субъективны.

Судебно-уголовная практика преследования инакомыслия в республике свидетельствует о том, что в большинстве соответствующих случаев применяются статьи Уголовного кодекса, предусматривающие ответственность за посягательство на честь и достоинство президента страны, возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой и религиозной вражды, совершение коррупционных и иных преступлений против интересов государственной службы и государственного управления, клевету и оскорбление личности.

На фоне осужденных в разное время по тем или иным основаниям представителей журналистского сообщества Казахстана в деле Рамазана Есергепова был создан серьезный прецедент. Ему инкриминировали незаконное получение и разглашение государственных секретов. При этом следствие по данному делу вел Комитет национальной безопасности РК в лице своего Жамбылского областного департамента.

Основанием для уголовного преследования главного редактора «Алма-Ата Инфо» стала публикация в одном из номеров газеты в ноябре 2008 года его статьи «Кто правит страной - президент или КНБ?». Данная статья была призвана показать, что спецслужбы пытаются ограничить главу государства от получения информации по реальному положению дел в республике. В качестве подтверждения был приведен текст письма руководителя Жамбылского ДКНБ к председателю КНБ Амангельды Шабдарбаеву по поводу уголовного дела в отношении учредителя компании «Тараз» Султана Махмадова и его намерений встретиться с президентом страны.

 Есергепову также было предъявлено обвинение в воспрепятствовании осуществлению правосудия и производству предварительного расследования. Судя по всему, ему припомнили декабрьский инцидент, когда во время попыток сотрудников КНБ доставить его на допрос из Алматы в Тараз он сумел вырваться от них и временно укрыться в посольстве США.

Что касается Алпамыса Бектурганова, то его судимость стала результатом его конфликта со своим непосредственным начальником, акимом Западно-Казахстанской области Бактыкожой Измухамбетовым. 15 июля Бектурганов провел в Уральске пресс-конференцию, в ходе которой выдвинул довольно серьезные обвинения в адрес своего шефа и лиц из его ближайшего окружения. В основном эти обвинения касаются создания в данной области «семейно-клановой коррупционной системы», проявлений кумовства и протекционизма в кадровой политике и сфере государственных закупок, продвижения своих людей в сенаторы, нецелевого использования бюджетных средств и т.д.

Правда, по мнению ряда официальных лиц, беспрецедентный демарш советника акима ЗКО был обусловлен его личными обидами из-за того, что его не назначают на ключевые посты в области, а также отсутствием шансов на прохождение им аттестации на соответствие занимаемой должности. Сам же Бектурганов заявлял, что им здесь движет твердая приверженность политике президента страны, чьим доверием в своих интересах пользуются такие люди, как Измухамбетов, а также следование требованиям законодательства о государственной службы. Так или иначе, его обвинили в клевете, соединенной с обвинениями данного лица в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления.

Оба рассматриваемых случая объединены следующими моментами. Во-первых, осужденные не принадлежат к стану принципиальных политических оппонентов действующей власти. Разве что учрежденная и возглавляемая Есергеповым газета «Алма-Ата Инфо» известна своими критическими материалами и предоставлением своих страниц для высказывания точек зрения представителями оппозиции. Тем не менее, явной аффилированности этой газеты и ее руководителя с оппозицией не наблюдается.

Во-вторых, и Есергепов, и Бектурганов выступили с разоблачениями  отдельных пороков должностных лиц, а не системы. При этом каждый из них выразил своего рода заботу о главе государства, за спиной которого соответствующими органами и должностными лицами совершаются неправовые действия.

В-третьих, не исключено, что у каждого из осужденных имелись чисто личные мотивы сделать то, что стало поводом для их преследования. Но внешняя сторона их действий обусловлена фактором профессиональной принадлежности данных лиц. Бектурганов, как уже отмечалось, считал, что «...каждый госслужащий должен высказаться об отрицательных сторонах исполнительной власти, сообщать о любых ее коррупционных проявлениях» (см. Сарбасова Г. «Соловей-советник», «Время», 21.07.2009 г.). Есергепов же руководствовался типичным для любого журналиста стремлением придать гласности известные ему факты. Тем более, что в обоих случаях речь идет о проявлениях коррупции в соответствующих звеньях государственной власти.

Надо сказать, что в казахстанской судебно-уголовной практике было множество случаев, когда на одной чаше весов Фемиды стояли интересы целых ведомств или отдельных лиц из числа высокопоставленных персон, а на другой - позиции граждан, настаивающих на совершении первыми коррупционных или иных преступных действий. Это, например, громкие в свое время судебные процессы по искам председателя правления Республиканского инновационного фонда Асыгата Жабагина против корреспондента газеты «Время» Геннадия Бендицкого или тогда еще первого вице-министра иностранных дел Рахата Алиева против полковника КНБ в запасе Арата Нарманбетова. Примечательно, что в ряде случаях ответчиков ждало оправдание, но чаще всего - обвинительные приговоры с условными сроками или автоматическим применением актов амнистии.

Теперь же, как видим, правосудие по подобным делам  ужесточилось. В тоже время, уже только одно дело Рамазана Есергепова создало   широкий общественный резонанс.

Нельзя не отметить, что, как следует из пп. 9.1 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ, принятого 29 июня 1990 года, «...каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения, включая право на общение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных властей и независимо от государственных границ».

Поэтому разумным для руководства республики шагом может стать либо пересмотр соответствующих судебных решений хотя бы в сторону их смягчения, либо объявления амнистии. Такой вариант не представляется чем-то абсолютно невероятным, особенно в канун председательства Казахстана в ОБСЕ. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение