Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Иран и Афганистан: больше, чем соседи

11.08.2009

Автор:

Теги:

PDF

Кризис в Исламской Республике Афганистан (ИРА)  остается одной из важнейших проблем международной политики. Нерешенность на современном этапе вопроса внутриафганского урегулирования несет в себе угрозы и вызовы, в первую очередь для граничащих с Афганистаном государств. Одной из стран, которая в силу ряда факторов достаточно тесно исторически связана с Афганистаном и имеет значительный потенциал влияния в соседнем Афганистане, является Исламская Республика Ирана (ИРИ).

1. Характер взаимоотношений между Ираном и Афганистаном на рубеже ХХ-ХХI вв.

Иран во все исторические периоды существования Афганистана как независимого государства традиционно стремился к укреплению своего влияния в этой стране, которая  рассматривалась иранцами как зона своих интересов. С этой целью Иран задействовал различные рычаги воздействия, которые позволяли в той или иной степени учитывать интересы Тегерана в соседнем Афганистане.

В период советского военного присутствия в Афганистане в 1979-1989 гг. Иран стал одним из зарубежных центров сопротивления просоветскому режиму, а линия Тегерана на поддержку моджахедов фактически шла в одном направлении с действиями Пакистана, Саудовской Аравии, США и других стран Запада против СССР.

С падением правительства Наджибуллы и развернувшейся междоусобицей между бывшими союзниками по антисоветской борьбе, Иран в новых геополитических условиях начала 90-х годов вступил в соперничество за региональное лидерство, в первую очередь с Пакистаном, и в качестве рычагов влияния на развитие ситуации в Афганистане сделал основную ставку на проирански настроенных хазарейцев-шиитов и  персоязычное население, тем более, что к руководству страной пришли представители таджикского этноса (президент ИГА Б. Раббани).

После прихода к власти в Афганистане Движения «Талибан» (ДТ), с самого начала не скрывавших своих антииранских настроений, Тегеран активно поддерживал силы, которые вели борьбу против талибов, встав при этом на путь взаимодействия с такими странами, как Россия, Индия, Узбекистан и Таджикистан. Антиталибовский выбор Тегерана был обусловлен не только враждебным отношением Движения «Талибан» к сторонникам шиитского направления в исламе. Талибы, по сути, спровоцировали Тегеран, совершив в 1998 году захват генконсульства ИРИ в Мазари-Шарифе и убийство группы иранских дипломатов и журналистов. Свою роль сыграло и то обстоятельство, что в антиталибовском лагере оказались традиционные иранские союзники в Афганистане - персоязычные таджики и шииты-хазарейцы.  Именно им Иран оказывал адресную финансовую, материальную и военно-техническую помощь, проводил подготовку  на своей территории и переправлял в Афганистан новые отряды из числа афганских беженцев.

Однако поражение сил антиталибовской коалиции в конце 90-х годов, снижение военно-политического веса шиитских группировок в балансе внутриафганских сил, наметившийся разлад между таджикскими «Советом полевых командиров» («Шурои Незор», А.Ш.Масуд) и «Исламским обществом Афганистана» (ИОА, Б.Раббани), значительно ослабили социальную базу сторонников Ирана в Афганистане.

Стремясь сохранить свое влияние в соседней стране, иранское руководство постаралось задействовать новые возможности для моделирования ситуации в Афганистане в выгодном для себя плане. В данном направлении Тегеран предпринял шаги по налаживанию неофициальных контактов с талибовской администрацией. В конце 1999 года Иран открыл границы с Афганистаном для приграничной торговли, а весной 2000 года  в г. Турбете-Джам (иранская провинция Хорасан) стало функционировать неофициальное представительство ДТ. Иранские представители различного уровня стали регулярно посещать Афганистан, где встречались с высокопоставленными функционерами ДТ и обсуждали с ними различные аспекты двусторонних  отношений. Как представляется, в руководстве ИРИ, которому импонировала антиамериканская риторика талибов, все больше укреплялось мнение о целесообразности иметь в лице пуштунского Движения «Талибан» если не союзников, то по крайней мере - не врагов.

Тем не менее, учитывая новые тенденции мирового развития после событий 11 сентября 2001 года, Иран поддержал намерения США по проведению широкомасштабной антитеррористической операции в Афганистане, предложив Вашингтону сотрудничество в свержении власти талибов и ликвидации сети «Аль-Каиды» на афганской территории. При этом, для нанесения ударов по позициям ДТ и «Аль-Каиды» иранцами были предоставлены силам международной коалиции разведданные о местонахождении боевиков.

В дальнейшем Тегеран также стал участником усилий ООН и международного сообщества по постконфликтному политическому урегулированию в Афганистане. Иран содействовал достижению Боннских соглашений в декабре 2001 года и поддержал создание временной администрации во главе с Х. Карзаем, которую ИРИ в числе первых признала в качестве легитимной власти в стране. Не случайно, афганский лидер один из первых своих зарубежных визитов совершил именно в Тегеран.

На сегодняшний день взаимоотношения Ирана с Афганистаном поставлены на достаточно солидную основу и развиваются в следующих направлениях:

- экономическое сотрудничество;

- сотрудничество в сфере культуры, образования и науки;

- сотрудничество в сфере борьбы с трансграничными преступлениями .

Ирано-афганское экономическое сотрудничество

С самого начала восстановления «постталибовского» Афганистана Иран де-факто занял одно из центральных мест в подъеме афганской экономики. В 2002 году иранское правительство выделило на восстановление Афганистана около 560 млн. долларов (более половины суммы в виде безвозмездной и гуманитарной помощи) на 5 лет, что составило около 46% от всех средств, выделенных в 2002-2005 годах международным сообществом на восстановление афганской экономики. При этом, если остальные зарубежные доноры: США, Евросоюз, Япония и другие страны, участвовали, в основном, в восстановлении дорог, телекоммуникации и связи, оказании гуманитарной помощи,  то Иран направил средства в важнейшие для Афганистана области: сельское хозяйство и энергетику.

Без широкого афиширования в СМИ министерство сельского хозяйства Ирана заключило соглашение с афганской стороной, по которому Иран обязался провести работы по восстановлению ирригации и водопроводов в ряде провинций Афганистана, поставить семенной фонд и удобрения, подготовить специалистов. Программа сотрудничества была разделена на 22 проекта общей стоимостью в 11,15 млн. долларов. К 2005 году были восстановлены водопроводные и ирригационные системы, построено 180 артезианских скважин в провинциях Герат, Кабул и Кандагар, введено в строй несколько центров механизации сельского хозяйства. Это в то время, когда в планах других стран-доноров (кроме Китая) не было особого стремления помогать афганскому сельскому хозяйству.

Особое внимание иранская сторона уделила энергетическим проектам. С 2002 года Иран прилагал усилия к развитию энергосетей западных районов Афганистана. Для снабжения электроэнергией приграничных с ИРИ афганских провинций был разработан проект строительства двух ЛЭП: Тейебаг - Герат и Торбете-Джам - Герат. Первая ЛЭП-20 Тейебаг - Герат была построена в 2003 году, а вторая ЛЭП-132 введена в строй в 2005 году, что во многом облегчило проблему энергоснабжения в западных провинциях Афганистана. Эти линии электропередач обошлись иранской стороне в 13,6 млн. долларов.

Кроме того, используя интересы Кабула в реализации трансграничных электроэнергетических проектов, в 2006 году Иран заключил соглашение с Афганистаном и Таджикистаном о строительстве 500-киловольтной линии электропередач. Руководство ИРИ также обязалось выделить Афганистану финансовые средства на строительство двух ТЭЦ, что было позитивно встречено в Кабуле.

Одним из важнейших направлений ирано-афганского сотрудничества стала помощь в восстановлении наземных путей сообщения. При содействии Ирана между провинциальными центрами Афганистана были построены дороги  Герат - Исламкала и Герат - Меймене, а в 2005 году начала функционировать шоссейная дорога Догарун - Герат длиной 123 км, которая соединила иранскую провинцию Хорасан с афганской западной провинцией Герат.

Знаковым событием для Афганистана стало начало в 2006 году строительства железнодорожной магистрали (а в стране практически нет железнодорожных путей) из Ирана. Хотя больше половины трассы проходит по афганской территории, ее проектировали и строили иранские специалисты, а финансирование шло из  бюджета ИРИ. В 2009 году состоится ввод в эксплуатацию ее 190-километрового участка от иранского города Кхаф до афганского Герата, что обеспечит Афганистану доступ не только к портам ИРИ в Персидском заливе, но и к путям, ведущим в Туркменистан и далее.  Но еще более важным и более дорогостоящим станет строительство в перспективе продолжения железной дороги - от Герата до границы с Таджикистаном (более 1200 км).

Из изложенного выше видно, что интересы Ирана в Афганистане, прежде всего, связаны с укреплением влияния в западных провинциях страны, которые исторически относились к Персидской империи. Для этого иранские власти и вкладывают туда деньги. В списке стран, инвестирующих в последние годы средства в экономику Афганистана, Иран прочно входит в первую пятерку. Как неоднократно заявляли иранские официальные представители, приоритетными целями широкомасштабной экономической помощи Ирана Афганистану является наращивание двустороннего товарооборота и развитие транзитной торговли. И успехи здесь вполне ощутимы. На сегодняшний день Иран является одним из ведущих торговых партнеров Афганистана, заметно потеснив, в частности, соседний Пакистан.

Уже несколько лет функционирует ирано-афганский Межправительственный комитет по экономическим вопросам под председательством министров финансов обеих стран, занимающийся изучением и практической реализацией крупных проектов, к числу которых относится установление режимов торговли, осуществление крупных инфраструктурных проектов, развитие производств в Афганистане и установление производственной кооперации с иранскими предприятиями. Вполне очевидно, что создание такого органа вывело экономические отношения двух стран далеко за рамки предоставления помощи и восстановления.

Так, например, крупнейший  иранский производитель автомобилей - компания «Khodro Company», осуществляющая поставки в Афганистан автомобильной техники (легковых и грузовых автомашин, автобусов, тракторов), рассматривает возможность в ближайшем будущем (возможно к концу 2009 года) запустить в ИРА производство по сборке автомобилей, которое готово само же и проинвестировать. Первый цех будет открыт в Кабуле в рамках совместного ирано-афганского предприятия, а второй цех планируется открыть на западе Афганистана в провинции Герат.

С 2006 года в Тегеране действует Союз предпринимателей и инвесторов Афганистана,  целью которого является развитие двустороннего торгово-экономического сотрудничества в целом, в том числе и путем рекламы афганского рынка среди иранских предпринимателей, оказания содействия в проведении в афганских городах специализированных торговых выставок, маркетинговых исследований в решении организационных вопросов при реализации коммерческих проектов.

Сотрудничество в сфере культуры, образования и науки

Рассматривая возможные пути расширения своего присутствия в Афганистане, Иран оказывает ощутимую финансовую помощь стране в области культуры, выделяя средства на восстановление разрушенных и строительство новых школ, библиотек, типографий, других объектов образовательного, религиозного и культурного назначения. Так, например, в 2006 году в Герате был открыт культурно-образовательный центр, средства на создание которого (220 тыс. долларов) выделил Иран. С целью наращивания своего культурного присутствия в стране по инициативе ИРИ проводятся научные семинары, конференции и выставки, направляются преподаватели в афганские учебные заведения, издаются учебно-методические материалы.

Определенных успехов иранцы достигли в области подготовки в Афганистане специалистов связи и информационных технологий. Международный союз электросвязи (МСЭ) и правительство Ирана совместно с афганским руководством подписали соглашение о создании в Кабуле современного Института связи и информационных технологий. В рамках данной программы Министерство связи ИРИ получило право на собственность земельного участка под строительство административных, учебных и жилых корпусов нового учебного заведения. Подрядчиками из числа афганских компаний уже завершена часть строительных работ по возведению нового ВУЗа. Основные денежные средства на реализацию проекта в размере 4 млн. долларов выделена правительством ИРИ.

Сотрудничество в сфере борьбы с трансграничными преступлениями

Одним из немаловажных факторов, влияющих на развитие отношений между странами, является наличие протяженной общей границы и, соответственно, необходимость совместного решения комплекса проблем, связанных с  незаконной деятельностью в приграничных районах (регулярные караваны наркоторговцев, контрабандистов и нелегальных мигрантов). Это позволяет иранцам налаживать контакты с афганскими правоохранительными органами и службами пограничного контроля.

Сразу же после свержения талибовского режима и прихода к власти в Афганистане переходного правительства Х.Карзая,  Иран при участии Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) стал оказывать новым афганским властям помощь в строительстве пограничных застав и обучении антинаркотической полиции, оснащении и перестройке полицейских центров. На всем протяжении ирано-афганской границы к 2005 году было построено 25 новых пограничных застав. Для оборудования и оснащения этих застав ИРИ и UNODC подготовили совместный проект «Саид» с бюджетом более 3 млн. долларов.

Ирано-афганское взаимодействие в этой области стало обретать более конкретные формы и содержание после того, как в 2006 году ИРИ посетила представительная афганская делегация министерства по борьбе с наркотиками и МВД, а в 2007 году в ходе ответного визита иранских силовиков в Кабул было подписано соглашение о сотрудничестве, в соответствии с которым стороны договорились открыть дополнительные совместные посты и контрольно-пропускные пункты в провинциях Герат, Фарах и Нимруз. Было принято также решение о  создании ирано-афганской рабочей группы по линии МВД двух стран для совместных усилий по противодействию контрабанде наркотиков. К тому же, иранской стороне было разрешено открыть в Кандагаре представительство Штаба по борьбе с наркотиками дополнительно к уже функционирующим аналогичным представительствам в Кабуле и Герате. Афганское руководство позитивно отнеслось к предложению Ирана оказывать финансовую поддержку семьям афганских пограничников, погибших в столкновениях с наркоконтрабандистами в районе афгано-иранской границы.

На сегодняшний день с учетом сохраняющейся остроты проблемы наркобизнеса в Афганистане, Тегеран и Кабул при поддержке UNODC продолжают осуществлять тесное сотрудничество в противодействии наркотрафику через ирано-афганскую границу. На состоявшемся в начале мая 2009 года в Кабуле очередном совместном заседании представителей соответствующих ведомств Ирана, Афганистана и ООН была достигнута договоренность о дополнительном усилении пограничной полиции Афганистана, а также  направлении афганских офицеров связи в Тегеран. Будет также продолжена практика подготовки (при поддержке Великобритании) афганских полицейских в Иране, где уже прошли обучение около 400 человек.

Помимо этого, совместно с министерствами сельского хозяйства и здравоохранения двух стран предполагается создать ирано-афганские организации и центры, ставящие своей целью разработку мер, предусматривающих замену выращивания опиумного мака на другие сельскохозяйственные культуры, а также лечение граждан Афганистана от наркотической зависимости.

Следует отметить, что международные наблюдатели, в первую очередь эксперты UNODC, причисляют Иран к числу немногих государств, которое в борьбе с наркоугрозой предпринимает практические шаги, не ограничиваясь красивыми заявлениями и принятием различного рода деклараций.

Такими образом, достаточно наглядно видно, что Иран в силу давних исторических, культурных и экономических связей, безусловно заинтересован в сохранении своего присутствия в Афганистане и, соответственно, поступательно развивает двустороннее сотрудничество со своим соседом в различных сферах деятельности. Исламская Республика Иран сыграла и продолжает играть весьма значимую роль в восстановлении экономики соседнего государства, успешно реализуя конкретные проекты в ведущих отраслях афганской экономики, сельском хозяйстве и энергетике, дорожном строительстве, а также выступая в качестве важного координатора международной помощи Афганистану и обеспечения стабильности в стране.

2. Влияние американского фактора на политику Ирана в Афганистане

Отношения Ирана и Афганистана могли бы быть более тесными и плодотворными, если бы не антииранская политика США, которые после 2001 года стали главным режиссером на афганской сцене. Влияние Вашингтона на Кабул заметно ограничивает возможности ирано-афганского сотрудничества по различным направлениям. С учетом противодействия со стороны Соединенных Штатов иранцам не удается в полной мере реализовать свои стратегические задачи по вовлечению Афганистана в сферу своего геополитического влияния и обеспечения там своих интересов. По представлению Ирана, в настоящее время иностранное (прежде всего американское) военное присутствие на афганской территории представляет угрозу его национальным интересам.

В условиях, когда находящаяся под постоянным психологическим прессингом Вашингтона Исламская Республика Иран граничит с государством, на территории которой расположены воинские контингенты США и их союзников, иранское руководство  вынуждено использовать разноплановые возможности развития отношений с Кабулом, направленные, прежде всего, на предупреждение превращения афганской территории в плацдарм для недружественных акций против Ирана. Необходимо отметить, что после избрания в 2005 году президентом ИРИ представителя иранских консервативных кругов М.Ахмадинежада, в своем антиамериканском противостоянии Тегеран стал более активно, чем это было в бытность либерального президента М.Хатами, разыгрывать афганскую карту.

Исходя из этого, политика Ирана в последние годы направлена, во-первых, на усиление своего влияния в Афганистане, прежде всего в западных, граничащих с ИРИ провинциях, во-вторых, на поиск потенциальных союзников в противодействии США и Западу в этой стране, в-третьих, на создание буферной зоны вдоль ирано-афганской границы для обеспечения безопасности в случае возможного удара США по ИРИ с афганской территории.

Для практической реализации обозначенных целей в Тегеране был создан и в настоящее время функционирует специальный Штаб по Афганистану, координирующий действия различных иранских ведомств, в первую очередь силовых, на афганском направлении, что, кстати, не имеет прецедентов ни в одной другой стране, в той или иной степени задействованной в процессах обустройства посталибовского  Афганистана. В состав штаба входят представители канцелярии Верховного лидера страны А. Хаменеи, министерств иностранных и внутренних дел, обороны, информации (безопасности) и Корпуса стражей исламской революции. Филиалы штаба созданы в приграничных с Афганистаном провинциях Хорасан, Систан и Белуджистан.

Главными проводниками иранской политики в Афганистане по-прежнему являются хазарейцы, которых с иранцами связывает общая религия шиитского толка. Для этого со стороны Тегерана хазарейцам предоставляется финансовая поддержка и их посланцы считаются желанными гостями в Иране. Иранская сторона на регулярной основе оказывает материальную и финансовую помощь шиитским центрам в Афганистане. В последние годы созданы хазарейские культурные центры в Кабуле, Герате и Мазари-Шарифе, через которые активно продвигается иранская идеология и политика. Особо активная такая тенденция наблюдается в приграничных с ИРИ провинциях.

Кроме того, Тегеран инициировал массовую депортацию в  провинции Герат и Фарах афганских беженцев (в подавляющем большинстве  хазарейцев), которые создали в этих районах мощные резервации. Известно, что за многие годы революций, войн и смуты в Афганистане эту страну покинули миллионы афганцев. Более одного миллиона проживали, и часть из них до сих пор проживает в Иране. По официальным данным ООН, в настоящее время число афганских беженцев в ИРИ составляет около 950 тыс. человек. Вернувшиеся из Ирана имеют собственные неплохо вооруженные боевые группы, хорошо подготовленные в военном отношении и способные стать проводниками иранского влияния в пограничных провинциях Афганистана.

Ираном также проводится линия по укреплению позиций лидеров таджикской общины Афганистана, занимающих высокие должности во властных структурах страны, ориентированных на Тегеран. Один из них министр экономики Мохаммад Джалил Шамс, таджик, выходец из Герата, который в своих выступлениях часто цитирует поэтов Ирана. Б.Раббани (бывший лидер ИОА, экс-президент Афганистана, ныне депутат нижней палаты парламента ИРА), Р.Фархади и М.Довар (литераторы из Кабула), С.Рашитназ (представитель панджшерского клана, член парламента, бывший военный атташе покойного А.Ш.Масуда в Москве), Устод Ато (губернатор провинции Балх), маршал Фахим (бывший вице-президент, министр обороны) также имеют активные контакты с Ираном.

В контексте рассмотрения различных рычагов влияния Ирана в Афганистане, нельзя оставить без внимания периодически появляющуюся в СМИ информацию о том, что Иран, исходя из принципа «враг моего врага - мой друг», оказывает скрытую поддержку противникам нынешней кабульской власти, в том числе и Движению «Талибан». Согласно подобного рода публикациям, представители иранских спецслужб участвуют в поставках оружия афганским группировкам, находящимся в оппозиции «проамериканскому» правительству Х.Карзая, их материальной поддержке, предоставляют возможность передвижения по территории юго-восточных провинций Ирана.  Также утверждается, что под кураторством КСИР на территории Ирана активно действуют тренировочные базы, которые используются для подготовки боевиков антиправительственных сил с целью их дальнейшей отправки в Афганистан. Кроме того, имеются случаи посещения Ирана некоторыми полевыми командирами и представителями талибов.

Очевидно, что усиление боевой активности талибов на афганской территории вдоль ирано-афганской границы, так же как и создание пятой колонны из шиитов-хазарейцев объективно выгодно Ирану, не исключающего американского нападения. Тем более, что подобные опасения подтверждаются «грозными» заявлениями из Вашингтона, а также его стратегическим союзником - Израилем. Юго-западный и западные фронта талибов, сформированные, по мнению некоторых специалистов,  не без помощи Тегерана в провинциях Гильменд, Фарах и Герат против американцев и их западных союзников, можно рассматривать как своеобразную буферную зону, прикрывающую иранскую границу с востока.

Однако тезис о тайной поддержке Ираном Движения «Талибан» и других афганских группировок категорически отрицается иранской стороной. Кроме того, официальный Кабул, понимая, что любое прямое обвинение Тегерана в поддержке оппозиционных нынешнему афганскому режиму сил может негативно отразиться на ирано-афганских отношениях, старается открыто не выносить на обсуждение данную проблему. Вместо этого, афганские официальные лица позволяют высказывать лишь предположения, что отдельные коррумпированные элементы иранской армии и спецслужб занимаются контрабандой оружия для афганских полевых командиров, без ведома на то со стороны высшего руководства Ирана. В данной ситуации нынешнее руководство Афганистана, не имея внутри страны прочной политической опоры, вынуждено лавировать между Тегераном и Вашингтоном, несмотря на то, что в кулуарах афганских госучреждений и, прежде всего МИДа, а также в национальном парламенте ИРА об Иране, наряду с Пакистаном, говорят как о соседе, преследующем достаточно откровенно и навязчиво свои военно-политические интересы в Афганистане.

В этой связи, без преувеличения можно утверждать, что вектор усилий ИРИ на афганском направлении и, соответственно, тенденции развития ситуации в ИРА во многом будут определяться тем, как долго Запад, в первую очередь США, сохранят в соседнем с Ираном Афганистане свое военное присутствие, продолжая  проводить при этом антииранскую политику. Пока будет сохраняться напряженность между США и Ираном, в первую очередь вокруг его ядерной программы, Тегеран продолжит использовать свое значительное влияние в Афганистане, создавая проблемы для США, в надежде на то, что Вашингтон вынесет из этого надлежащие уроки и пересмотрит свои претензии к ИРИ. Подобное чуть ранее происходило в Ираке, когда Тегеран наглядно продемонстрировал реальность своего влияния на комплекс внутренних событий в этой стране, заставивших тогда США выступить с призывом провести экстренные переговоры с иранцами через своего посла Залмая Халилзада.

* * *

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что нынешняя политика Тегерана на афганском направлении носит достаточно активный, но в тоже время, неоднозначный характер. Иран, в силу причин исторического характера и геополитических устремлений, с одной стороны, содействует возрождению Афганистана, с другой - способствует укреплению там своего присутствия в противовес США и западному альянсу.

При этом, в целом отношения между ИРИ и ИРА развиваются в позитивном направлении, а периодически возникающие проблемы между двумя странами, успешно решаются путем переговоров. Важность этого тем более высока, поскольку роль Ирана в судьбе Афганистана нельзя не дооценивать, так как без ИРИ решить проблему восстановления стабильности в этой стране представляется крайне затруднительным.

В последнее время степень влияния Ирана в Афганистане все больше осознается и учитывается зарубежными участниками  постконфликтного  обустройства ИРА, тем более, что у международной коалиции во главе с США явно нарастают сложности в плане обеспечения стабильности и безопасности в Афганистане. Проблемы на пакистанском маршруте транспортировки грузов НАТО в Афганистан в существенной степени повысили роль ИРИ как транзитной страны для перевозки различных категорий грузов воинским контингентам США и стран НАТО, входящих  в состав Международных сил по содействию безопасности (ISAF).

Сдержанная риторика новой американской администрации Б.Обамы в адрес Ирана, а также посылы на желание Вашингтона пойти на контакт при условии отказа Тегерана от национальной ядерной программы, поддержки группировок ХАМАС и «Хезболла» и угроз в адрес Израиля, являются иллюстрацией того, что США всерьез оценили какую роль играет ИРИ  Афганистане, создавая, как утверждают западные источники, ненужные проблемы для  контингента войск западных стран. На конференции по вопросам Афганистана, которая прошла под эгидой ООН в конце марта 2009 года в Гааге, состоялся обмен мнениями по афганской проблематике между официальными представителями дипломатических ведомств Ирана и США, что дает определенный повод для оптимизма  в возможности сближения позиций Тегерана и Вашингтона в отношении стабилизации обстановки в Афганистане. Не случайным в этой связи, представляется появившаяся в конце мая 2009 года в ряде западных СМИ информация о том, что Североатлантический альянс по дипломатическим каналам официально обратился к иранским властям с предложением открыть наземные транзитные коридоры для транспортировки грузов в Афганистан.

На фоне обозначившихся тенденций возможного сотрудничества ИРИ с западной коалицией стран в Афганистане, немаловажной представляется налаживание более тесной координации действий с Тегераном и для Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), тем более, что Иран является страной-наблюдателем в этой организации и всегда стремился реально или формально присутствовать в формируемых в Центральной Евразии альянсах и структурах.

Практическое взаимодействие Ирана и ШОС на афганском направление может стать существенным дополнительным фактором обеспечения постоянно действующего переговорного процесса, направленного на прекращения военных действий и трансформации политической системы Афганистана в интересах всех без исключения слоев и групп афганского общества. Именно здесь заключается шанс Ирана сыграть свою продуктивную роль в строительстве не только будущего Афганистана, где общность исторических корней, близость языка, культур, религии, нравов и традиций - создают социопсихологическую базу для успешного решения ИРИ задач по оказанию помощи афганскому народу в деле восстановления и модернизации страны,  но, возможно, и новой архитектуры системы безопасности в Центральной Евразии. От участия Ирана в делах региона выиграют все, поскольку страна вводится в круг ответственных акционеров региональной стабильности, у нее появляется заинтересованность в большей деликатности поведения.

Автор: О.Столповский

 

Источник: easttime.ru


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение