Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Грузия-2009: проблема нацменьшинств...

10.08.2009

Автор:

Теги:

Алексей Власов.

 

 

 

1 января 2010 года Республика Казахстан примет на себя обязанности председателя ОБСЕ. Уже сейчас очевидно, что перед Астаной будет стоять целый ряд сложных и многоаспектных проблем, связанных как с необходимостью внутреннего реформирования Организации, так с приданием ее практической деятельности более сбалансированного характера, ликвидацией так называемых «двойных стандартов».

На недавнем совещании высшего руководства Казахстана Президент страны Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что одним из важнейших приоритетов деятельности Казахстана в качестве страны-председателя ОБСЕ будет решение вопроса о правах национальных меньшинств.

Дело не только в том, что в Казахстане разработана достаточно эффективная модель практической реализации концепции межэтнического и межконфессионального согласия. Немаловажным моментом в выборе приоритетного направления действий Ак Орды является реальная ситуация с правами национальных меньшинств в целом ряде стран и, прежде всего, в Грузии, что прямо следует из материалов Консультативного комитета Рамочной конвенции защиты прав национальных меньшинств.

Документ, подготовленный правозащитной мониторинговой группой, был направлен на рассмотрение в Комитет министров Совета Европы и в Правительство Грузии. Из него прямо следует, что государство, позиционирующее себя как «форпост демократии на Южном Кавказе», далеко не во всем соответствует тем высоким международным стандартам, которые бы гарантировали Тбилиси участие в ЕС и структурах НАТО. А именно эту цель, между тем, как раз и провозглашает нынешнее руководство Грузии.

О чем идет речь? Прежде всего, о недостаточной защите правоохранительными органами прав лиц, принадлежащих к азербайджанскому и армянскому меньшинствам в районах Квемо-Картли и Самцхе-Джавахети. Например, силовые структуры на этих территориях вводят ограничения на продажу сельскохозяйственных товаров вдоль проезжей части дорог. Существуют искусственные ограничения на развитие приграничной торговли. Возникают серьезные конфликты вокруг приватизации земель и сельскохозяйственных угодий.

Однако эту проблему можно было бы свести к недостаточной степени компетентности правоохранительных органов данных регионов. Но есть и более общие основания для беспокойства. Как, например, отсутствие в грузинском законодательстве статей, специально посвященных защите прав национальных меньшинств. Соответствующие положения статей 14 и 38 Грузинской Конституции формально гарантируют право на развитие собственной культуры и родного языка для национальных меньшинств, однако необходимая законодательная база, которая бы развивала эти конституционные нормы, фактически «разбросана» по нескольким разнородным документам, что существенно затрудняет реализацию положений Рамочной конвекции.

В отличие от того же Казахстана, где национальные меньшинства представлены в органах законодательной и исполнительной власти через структуры Ассамблеи народа Казахстана, которая является конституционным органом, и 9 представителей которой входят в состав нижней палаты Парламента страны, в Грузии процесс взаимодействия с национальными меньшинствами лишен пока стратегической составляющей. Хотя еще год назад Совет по гражданской интеграции и терпимости подготовил «Национальную концепцию по терпимости и гражданской интеграции». Но здесь возникает очень тонкий момент, связанный с самим значением слова «интеграция». Интеграция не должна означать утраты самобытности, прежде всего, в культурно-языковой сфере.

Есть опасения, что в Грузии при развитии неблагоприятных тенденций возобладает «ассимиляционный» подход, на что прямо указывают представители Консультативного Комитета. Отсутствует специальный бюджет на развитие культурных инициатив малых народов, и финансирование проектов в этой сфере осуществляется на грантовой основе или через специальные фонды, которые также участвуют на конкурсной основе в специально проводимых тендерах вместе с другими НПО. Это приводит к тому, что гарантированных средств на развитие социо-культурных, гуманитарных проектов в рамках поддержки национальных меньшинств явно недостаточно, учитывая и довольно сложное финансовое положение грузинской экономики в целом.

Наиболее болезненными для грузинских властей выводами доклада Консультативного Комитета является, пожалуй, два обстоятельства. Первый момент - это трения, возникающие между азербайджанским меньшинством и так называемыми «экологическими мигрантами», прибывающих из других районов Грузии в Квемо-Картли.

Причины этих трений заключаются в том, что грузины-мигранты и национальные меньшинства в прямом и переносном смысле говорят на разных языках. Представители нацменьшинств утверждают, что у них нет достаточных возможностей для полного и эффективного участия в жизни грузинского общества, вследствие чего они не считают себя полноправными гражданами страны. Особенно заметна эта тенденция в отношении азербайджанского населения Квемо-Картли. Местные азербайджанцы также рассказывают о трудностях, с которыми они сталкиваются в решении конфессиональных вопросов. Широкую огласку также получили также акции вандализма на еврейском кладбище в Батуми и провокации на некоторых азербайджанских кладбищах.

Азербайджанцы Квемо-Картли выражают недовольство изменениями, внесенными в традиционные названия местностей, где проживают национальные меньшинства. Правда, большинство этих переименований были произведены еще в начале 90-х годов, но до настоящего времени, несмотря на многочисленные обращения в Тбилиси, каких-либо позитивных перемен в этом вопросе так и не произошло. В Азербайджане и в Армении с беспокойством воспринимают все перечисленные выше факты. Тем более, что в последние годы отношения между Баку и Тбилиси были вполне доброжелательными, и во многих, особенно энергетических вопросах, Ильхам Алиев шел навстречу Михаилу Саакашвили, рискуя вызвать недовольство со стороны российских лидеров.

Но все же если оставить в стороне спекуляции СМИ на этой очень непростой и противоречивой теме, то становится очевидно, что до системного решения вопроса защиты прав национальных меньшинств, у грузинского руководства руки попросту не доходят. Чем эта инерционность мышления чревата для Южно-кавказского региона, объяснять, я думаю, не нужно. Тем более, что значительная часть национальных меньшинств Грузии проживают в депрессивных с экономической точки зрения регионах. А, значит, к проблемам защиты языка и культуры добавляется целый комплекс социальных вопросов, решать которые все равно рано или поздно придется.

Поэтому когда мы говорим о планах Казахстана по созданию универсальной модели, гарантирующей права национальных меньшинств, необходимо понимать, что это вопрос не теории, а практики. Об это бы следовало помнить и руководству Грузии, которое на рубеже 80-х годов упустило возможность для мирного решения проблем абхазов и южных осетин, а сейчас может столкнуться с не менее острой проблемой в отношении своих соседей по Южному Кавказу, которые вряд ли останутся безучастными к нерешенным проблемам соотечественников.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение