Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Рахимжанов А.М. Балапанова А.С. Казахстанский электоральный опыт.

28.02.2008

Автор:

Теги:
 

 

КАЗАХСТАНСКИЙ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ОПЫТ 

 

Для любого государства, где политические партии играют важную роль в политических процессах, одной из первоочередных задач является выбор избирательной системы как способа распределения мест в выборных органах среди участников тех или иных выборов после установления результатов голосования. Использование определенного типа избирательной системы, или электоральной формулы, а также ее изменение влияют не только на специфику межпартийной конкуренции, но и на достижение целей избрания или переизбрания различных политических субъектов, решение вопросов представительства в выборных органах региональных кандидатов или представителей национальных меньшинств,  электоральное поведение граждан, становление и функционирование демократического режима в целом.

Нельзя не отметить, что выбор электоральной формулы, связанный с реализацией приведенных выше и иных политических целей, является весьма непростым. Практически ни одна из стран мира, где действуют политический плюрализм и конкуренция, не избежала порой неоднократных преобразований своей избирательной системы. Так, например, Италия после  почти 45-тилетнего периода (со времени принятия в 1948 году Конституции ИР - прим.) использования системы пропорционального представительства, обеспечивающей предоставление партиям мест в парламенте в соответствии с долей полученных ими голосов, была изменена в результате состоявшегося в апреле 1993 года референдума на смешанную. В связи с этим процедура избрания членов палаты депутатов и сената основана на следующем соотношении: 75 и 25 % депутатов каждой палаты парламента, избранные соответственно по мажоритарной и пропорциональной системам [1].

В целом, международная электоральная практика показывает, что идеальной модели избирательной системы не существует. У каждой из них можно найти свои достоинства и недостатки. Именно этим во многом и объясняется заметное многообразие электоральных формул, применяемых в современном мире. Если же смотреть на этот вопрос с точки зрения партийного участия, то для его обеспечения более подходят пропорциональная и смешанная системы, имеющие свои разновидности.

В частности, пропорциональная система имеет два основных вида:

1) на общегосударственном уровне, когда избиратели голосуют за политические партии в масштабе всей страны, представляющей собой единый избирательный округ. В чистом виде данная система действует, например, в Израиле и Швеции, что объясняется однопалатной структурой парламента, а также сравнительно небольшой по размеру территорией соответствующего государства;

2) в рамках многомандатных округов, когда депутатские мандаты распределяются на основе влияния партий в избирательных округах. В частности, данная система действует в Ирландии, где 166 членов Палаты представителей избираются в 41 избирательном округе, на которые разделена территория страны.

Основным плюсом пропорциональной системы является то, что в сформированных посредством ее применения органах власти отражена реальная картина политической жизни общества, расстановка политических сил. Кроме того, она способна обеспечить высокий уровень представительства различных групп и слоев общества. В этом отношении для нее характерен принцип отсутствия так называемых «пропавших голосов». В целом, данная система способствует развитию многопартийности и политического плюрализма.

Вместе с тем пропорциональной системе присущи следующие недостатки. Во-первых, в соответствующих странах часто возникают сложности в формировании правительства по причинам отсутствия доминирующей партии и, как следствие, создания многопартийных коалиций, участники которых зачастую имеют разные программные цели и задачи. Следствием этого недостатка является нестабильность сформированного правительства. Во-вторых, поскольку голосование осуществляется не за конкретных кандидатов, а за партии, то наблюдается очень слабая связь между депутатами и избирателями. В-третьих, парламентарии зависимы от представленных ими партий. В связи с этим они не в состоянии выражать свою позицию, особенно если она расходится с мнением партийного руководства, без риска быть лишенными своего депутатского мандата. В-четвертых, в парламент могут быть избраны непопулярные среди населения политики, попавшие в списки участвующих в выборах партий.

По мнению известного австрийского философа Карла Поппера, правительство, сформированное в рамках пропорциональной системы, может оказаться «правительством меньшинства». В связи с этим оно «...не может сделать то, что считает необходимым сделать. Оно вынуждено идти на уступки. Или же оно становится коалиционным правительством, в котором ни одна из участвующих в нем партий не несет никакой ответственности». Другим серьезным изъяном рассматриваемой системы ученый видел в том, что та или иная партия может добиться отставки правительства и сформировать его новый состав в союзе с другими партиями без необходимости проведения новых выборов. Однако это, считает Поппер, «...противоречит самой идее, лежащей в основе пропорциональной системы: идее о том, что влияние партии должно соответствовать числу ее избирателей» [2].

Следует также отметить, что в политической истории и практике разных стран мира применение пропорциональной системы нередко приводило к негативным политическим последствиям. Так, например, в рамках этой системы в 1933 году в Германии к власти пришли национал-социалисты. Победа «Народного фронта» в Испании в 1936 года привела в этой стране к гражданской войне. В послевоенных Италии и Японии применение данной системы ознаменовалось чередой политических скандалов, в том числе связанных с коррупцией, и частыми сменами правительства. Например, в Италии за период 1946-2001 гг. сменилось 59 правительств.

С другой стороны, свою роль здесь, скорее всего, сыграли различные кризисные моменты, проявившиеся в различных сферах жизнедеятельности общества данных стран. В связи с этим в тех или иных случаях мог иметь место «негативный фактор», обусловленный поведением избирателей, голосующих не столько за партию - будущего победителя, сколько против правящей партии, не оправдавшей их доверия. Поэтому нельзя однозначно утверждать о кризисе именно системы пропорционального представительства. 

Что касается смешанной системы, то она   предполагает    сочетание    элементов мажоритарной и пропорциональной электоральных формул в различных вариациях. Чаще всего выделяют параллельные и связанные смешанные системы. В первом случае выборы проводятся одновременно по партийным спискам и в одномандатных округах, а результаты, полученные на них, являются независимыми друг от друга. Данная система, к примеру, действует в Японии, где  из 500 депутатов Палаты представителей 300 избираются в одномандатных избирательных округах и 200 - по системе пропорционального представительства в 11 многомандатных округах. В некоторых странах подобные системы называются уравновешенными. Их характеризует то, что места в представительных органах распределяются здесь в равной мере и по пропорциональной, и по мажоритарной системе, а избирателям предоставляется соответственно два голоса. Данная практика, в частности, действует в Литве, где из 141 депутата Сейма 70 избираются по партийным спискам и 71 - по одномандатным округам. 

Главным отличием связанных смешанных систем является то, что распределение мест по пропорциональному принципу учитывает также число мест, занятых партиями или избирательными блоками по результатам голосования в одномандатных округах. В качестве примера можно привести Венгрию, где однопалатный парламент, Государственное собрание, избирается следующим образом: 176 депутатов выбираются по одномандатным округам, 152 - по многомандатным округам на основе пропорционального представительства, 58 - на основе общего пропорционального представительства в масштабах страны. По некоторым оценкам, при такой системе итоги голосования по партийным спискам призваны компенсировать диспропорциональность, являющуюся результатом одномандатной системы. Общий же результат выборов зависит от того, сколько списочных мест было выделено для подобной «компенсации» [3].

К преимуществам смешанной избирательной системы относят, во-первых, то, что она позволяет объединить достоинства пропорциональной и мажоритарной систем. В свою очередь, это способствует повышению уровня репрезентативности соответствующих представительных органов. Во-вторых, несмотря на присутствие, причем в ряде стран преобладающее, элементов пропорциональности, при такой системе возможно формирование и деятельность однопартийного правительства. В-третьих, система предоставляет избирателям возможность выбирать от своего округа кандидата от одной партии, исходя из фактора персональной симпатии и доверия к ней и одновременно голосовать за другую партию в рамках многомандатного или общенационального избирательного округа, руководствуясь уже политическими соображениями.

Среди же минусов данной системы можно отметить следующие. Прежде всего, сохранение одномандатных округов препятствует достижению более высоких уровней представительства. Система также создает два подвида представительства, в которых одно из них, обретенное в одномандатном округе, имеет более низкий статус по сравнению с пропорциональным.   Кроме того, она содействует централизации и усилению роли партий, поскольку именно они решают, кто баллотируется от округа, а кто и по какой позиции включается в партийный список.

Независимо от плюсов и минусов рассматриваемых избирательных систем нужно также отметить факторы, создающие неравномерность представительства различных партий в представительных органах, или диспропорциональность. Прежде всего, здесь выделяется фактор заградительного пункта, или электорального порога, представляющего собой установленный соответствующим законом минимальный процент голосов избирателей, который необходимо получить партиям в целом по стране, чтобы иметь доступ к депутатским мандатам. В разных странах электоральный порог имеет свой размер. Например, в Израиле он был повышен в 1992 году до 1,5%, затем в 2003 году - до 2%.  В Болгарии, Венгрии, Швеции и Италии он составляет 4%. Наибольшие размеры электоральный порог имеет в Египте (8%), Турции (10%) и Шри-Ланке (12,5%). Считается, что заградительный пункт применяется для того, чтобы укрупнить партийные фракции в парламенте и избежать «засилья» в нем постоянно конфликтующих меду собой мелких группировок, попаданию которых в законодательный орган способствует пропорциональная система.

Вместе с тем, по мнению американского политолога Аренда Лейпхарта, начиная с четырехпроцентного показателя и достигая еще больший размер, электоральный порог становится серьезным барьером для малых партий [4]. Судя по всему, речь здесь идет о том, что при высоком электоральном пороге значительная часть избирателей оказывается не представленной в выборных органах государственной власти. Так, например, на выборах 1990 года в Чехословакии, где действовал 4-процентный заградительный пункт, по некоторым оценкам, не получили представительства 18,5% проголосовавших избирателей [5]. Нельзя также не отметить, что высокий размер избирательного порога является одним из препятствий на пути стремления Турции к вступлению в состав Европейского Союза. 

Другим фактором электоральной диспропорциональности некоторые исследователи считают сильную президентскую власть, что особенно характерно для стран переходного типа. В данном случае можно выделить две крайности:

1) несовпадение политической принадлежности президента и/или правительства и парламентского большинства, способное привести к возникновению резких разногласий между ветвями власти вплоть до неразрешимых конфликтов, которые препятствуют достижению соглашений и могут послужить угрозой стабильности существующей политической системы. Подобная ситуация часто имела место во Франции. В частности, во время двусрочного президентства социалиста Франсуа Миттерана в 1981-1995 гг. и лидера голлистов Жака Ширака в 1995-2002 гг., которым определенное время пришлось «сосуществовать» с премьер-министрами из числа представителей оппозиции;  

2) совпадение политической принадлежности президента и/или правительства и парламентского большинства, создающее возможность поставить парламент под их контроль президента и правительства, что ведет к нарушению демократического принципа разделения властей [6].

Для количественного измерения электоральной диспропорциональности  британский исследователь Майкл Галахер вывел формулу, названную в его честь «Индексом Галахера»:  где Vi означает процент голосов, отданных за i-ую партию на выборах, Si - процент мест, полученных ею по результатам распределения мест в парламенте [7].

Используя данный индекс, упомянутый выше А. Лейпхарт пришел к выводу о том, что наибольшую диспропорциональность имеют страны с президентской формой правления, нежели парламентской. В частности, по его расчетам, самый большой уровень диспропорциональности (21,08) наблюдается во Франции, считающейся полупрезидентской республикой. Чуть ниже нее, но не менее высокий в сравнении с другими странами является аналогичный показатель в США (14,41). В тройку же стран с наименьшим уровнем диспропорциональности вошли парламентские монархии - Нидерланды (1,30), Дания (1,83) и Швеция (2,09) [8].

После принятия новой Конституции Республики Казахстан была изменена политико-институциональная система, что привело и к обновлению избирательного законодательства. Однако, сохранение мажоритарной электоральной формулы сдерживало дальнейшее развитие партийной системы. Это обстоятельство объяснялось тем, что данная избирательная система исключала прямое участие партий в предвыборной борьбе.

Принятый в сентябре 1995 года Указ Президента РК, имеющим силу конституционного закона «О выборах в Республике Казахстан», предоставлял соответствующие избирательные права на выдвижение кандидатов. Тем самым законодательство фактически размывало партии среди общей массы общественных объединений, а реализация его на практике приводила к отвлечению от них определенной части потенциального электората.

7 октября 1998 года Парламентом РК 1-го созыва было внесено 19 изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан, направленных на демократизацию всех институтов государственной власти, создание системы честных и справедливых выборов, активного участия в выборном процессе политических партий и т.д.

Одними из наиболее важных поправок в Основной закон страны стали внесенные в п. 3 ст. 50 и п. 5 ст. 51.  Согласно им к распределению депутатских мандатов по итогам выборов в Мажилис Парламента на основе партийных списков допускаются политические партии, набравшие не менее 7% голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Для этого же была увеличена численность депутатов Мажилиса с 67 до 77 человек и введена избираемость 10 депутатов на основе партийных списков по системе пропорционального представительства и по территории единого общенационального округа.

Таким образом, в Казахстане была сформирована первая смешанная избирательная система, сочетающая в себе элементы мажоритарной и пропорциональной избирательной систем. Данное нововведение привело к заметным  изменениям в партийном спектре политического поля страны, прежде всего появлению новых политических партий. Главной особенностью указанных выше выборов стало то, что впервые они были проведены на пропорциональной основе.

По данным Центризбиркома, на 23 сентября 1999 года по одномандатным избирательным округам было зарегистрировано кандидатами в депутаты Мажилиса Парламента 563 граждан республики, из которых были выдвинуты политическими партиями - 117, другими общественными объединениями - 80 человек. Было также зарегистрировано 10 партийных списков, в которых в общей сложности было включено 70 человек. По итогам выборов в рамках пропорционального представительства распределение 10 депутатских мандатов было произведено в соответствии с поданными в поддержку той или иной партии голосами следующим образом: Республиканская политическая партия «Отан» (30,89% голосов) - 4 депутата, Компартия (17,75%), Аграрная партия (12,63%) и Гражданская партия (11,23%) - по 2 депутата [9]. В то же время, несмотря на прогрессивный характер соответствующего конституционно-правового изменения, прежнее число депутатских мандатов в Мажилисе Парламента, предоставленных для обеспечения пропорционального представительства, было довольно минимальным.

Введение системы голосования по партийным спискам не изменило положение вокруг образования и деятельности партийных фракций в парламенте. Согласно прежней редакции конституционного закона «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» и Регламента Парламента РК фракция той или иной партии могла быть создана только при наличии в ней не менее 10 человек. В связи с этим для создания своих фракций действующим партиям приходилось в ходе избирательных кампаний рассчитывать не на голосование по партийным спискам, а на традиционное выдвижение или внепартийное самовыдвижение своих кандидатов по одномандатным округам. Наконец, не в пользу участия партий в избирательном процессе говорил и установленный п. 5 ст. 51 Конституции РК электоральный порог в размере 7%.

Все эти критические моменты отчетливо проявились в ходе и результатах парламентских выборов, прошедших 19 сентября 2004 года. Хотя в них приняло участие 12 действующих на тот момент времени партий, четыре из которых образовали два избирательных блока, в состав Мажилиса Парламента РК 3-го созыва в рамках пропорционального представительства прошли только 4 партии. В частности, были избраны от от партии «Отан» 7 человек,  от Демократической партии Казахстана «Ак жол», Республиканской партии «Асар» и избирательного блока Аграрной и Гражданской партий - «АИСТ» (Аграрно-индустриальный союз трудящихся) по 1 депутату. 

В марте 2006 года была образована Государственная комиссия по разработке и конкретизации программы демократических реформ, в работе которой принимали участие представители политических партий и общественных объединений. В итоговом документе Госкомиссии, содержащем предложения по основным направлениям политического реформирования в стране, содержалось предложение относительно введения уравновешенно-смешанной избирательной системы, основанной на формировании Мажилиса Парламента по принципу «50 на 50». Однако Президент РК Н.А. Назарбаев принял историческое решение о переходе к выборам депутатов нижней палаты Парламента на пропорциональной основе. Как следует из его выступления 16 мая 2007 года на совместном заседании Палат Парламента: «Новая форма проведения выборов в Казахстане должна предоставить политическим партиям дополнительные возможности по усилению своей роли в политической системе страны, обеспечив реальное отражение расклада политических сил и действительную волю населения» [10].

21 мая 2007 года был принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан». Согласно новому порядку формирования депутатского корпуса Мажилиса Парламента: его численность была увеличена с 77 до 107 человек; установлено, что 98 депутатов избираются на основе пропорционального представительства; введен институт избрания 9 депутатов Мажилиса от Ассамблеи народа Казахстана (АНК).

Таким образом, новая избирательная система республики приобрела специфические особенности. С одной стороны, по своей форме она осталась смешанной, с другой стороны, из нее были удалены элементы мажоритаризма относительно формирования нижней палаты Парламента.

В целом, рассматриваемое нововведение имеет следующие очевидные плюсы:

  • - заметно возросли возможности для действующих политических партий участвовать в законодательной деятельности;
  • - появились шансы добиться определенного представительства в парламенте у партий, которые в силу разных причин его не имеют;
  • - у партий появился серьезный стимул для улучшения и заметной активизации довыборной работы партий с населением, особенно в регионах, для увеличения численности своих потенциальных сторонников и избирателей;
  • - были заложены серьезные предпосылки для идеологического выстраивания партийно-политического поля Казахстана на манер аналогичных систем в развитых зарубежных странах по схеме «правые» - «центр» - «левые». Данное обстоятельство, связано с ожиданиями реализации некоторыми партиями корректировки своей идеологии и отражающих ее программных документов.

Для более полной оценки значимости применения в избирательном процессе Казахстана новой электоральной формулы приведем сравнение результатов указанных выше выборов с аналогичными выборами, которые прошли в том же году в Украине (30 сентября), России (2 декабря) и Кыргызстане (30 декабря) 

 

Страна

Законода-тельный орган

Коли-чество депута-тов

Очеред-ность выборов

Электораль-ный

порог

Коли-чество офици-ально зарегистрированных партий

Коли-

чество партий, участву-ющих в выборах

Коли-чество партий, избран-ных в парла-мент

Казах-стан

Мажилис Парламен-та

107

Досроч-ные

7 %

11

7

1

Укра-ина*

Верховная Рада

450

Досроч-ные

3 %

120

20

5

Россия

Государст-венная Дума

450

Очеред-ные

7 %

15

14

4

Кыргыз-стан

Жогорку Кенеш

90

Досроч-ные

5 %

100

12

3

 

* В отношении Украины в последних двух графах таблицы речь идет о партиях и блоках

 

В целом,  сравнительный анализ парламентских выборов, прошедших в 4 указанных странах СНГ, позволяет отметить следующие моменты:

1. Общими для всех выборов чертами являются: а) проведение полностью на пропорциональной основе (за небольшим исключением Казахстана в связи с выборами 9 депутатов от АНК); б) активное участие в выборах приняли пропрезидентские партии. При этом 2 из них непосредственно возглавляются президентами: в Казахстане - это Народно-демократическая партия «Нур Отан» во главе с Нурсултаном Назарбаевым, в Кыргызстане - партия «Ак жол» во главе с Курманбеком Бакиевым. В отличие от них президент Украины Виктор Ющенко является почетным лидером Народного союза «Наша Украина», а  президент РФ Владимир Путин возглавил только федеральный список партии «Единая Россия» на выборах в Госдуму.  

2. В Казахстане и России выборы проводились в нижнюю палату законодательного органа, тогда как на Украине и Кыргызстане избирались однопалатные парламенты.

3. За исключением России в трех остальных странах проведение выборов носило досрочный характер. Вместе с тем в Казахстане данное обстоятельство было обусловлено необходимостью обеспечения дальнейшего развития результатов конституционной реформы. Роспуск же Мажилиса Парламента 3-го созыва был осуществлен Главой государства на основе соответствующего обращения к нему депутатов данной палаты. В отличие от Казахстана роспуск парламентов Украины и Кыргызстана был вызван политическим кризисом, наблюдаемым в обеих странах с 2006 года и выраженным обострением противоречий в отношениях между законодательной и исполнительной ветвями власти. 

4. Низкие показатели электоральной конкуренции в Украине и Кыргызстане, заметно расходящиеся с официально установленной численностью действующих здесь партий, объясняются тем, что большинство из этих партий действуют фактически номинально и не обладают значительным влиянием на ситуацию в стране. В Казахстане же подобное несоответствие объясняется двумя противоположными друг другу тенденциями. С одной стороны, во время выборов имело место проявление консолидации близких по духу партий в виде их слияния (Общенациональная социал-демократическая партия и Демократическая партия Казахстана «Настоящий Ак жол», Демократическая партия Казахстана «Ак жол» и Демократическая партия «Адилет»). С другой стороны, приняла решение бойкотировать выборы Коммунистическая партия Казахстана ввиду, как следует из заявления ее лидера Серикболсына Абдильдина, своего неприятия пропорциональной системы, разобщающей кандидатов в депутаты и избирателей.     

5. В Казахстане и Кыргызстане были произведены конституционные изменения, затронувшие численность депутатов соответствующих законодательных органов. При этом если первый из них увеличил данную категорию парламентариев с 77 до 107 человек, то второй -  с 75 до 90.

6. Самый низкий электоральный порог имеет место на Украине, тогда как самый высокий - в Казахстане и России. Причем, последняя увеличила его с 5 до 7 % именно к проведению выборов в Госдуму, видимо, в целях «отсева» оппозиционных партий и обеспечения наибольшего результата для «Единой России».

Особая ситуация в данном случае имела место в Кыргызстане. Новая редакция Кодекса о выборах предусматривала размер электорального порога для партий не только в общенациональном (5%), но и региональном (более 0,5% голосов граждан, включенных в списки избирателей по каждой области и городам Бишкек и Ош - прим.). Однако 18 декабря 2007 года Верховный суд страны отменил соответствующую норму избирательного законодательства, что позволило пройти в Жогорку Кенеш двум оппозиционным партиям.

7. Во всех четырех странах доминирующее положение в законодательных органах заняли пропрезидентские партии. Причем абсолютное значение по  данному критерию имеет Казахстан, где единственной представленной в Мажилисе Парламента партией в соответствии с итогами голосования (88,05%) является «Нур Отан». В трех других странах наблюдается следующие соотношение соответствующих политических сил:

- Кыргызстан: «Ак жол» - 71, Социал-демократическая партия Кыргызстана - 11, Партия коммунистов Киргизии - 8 депутатов.

- Россия: «Единая Россия» - 315, Коммунистическая партия Российской Федерации - 57, Либерально-демократическая партия России - 40, «Справедливая Россия» - 38 депутатов. Следует отметить, что в сравнении с парламентскими выборами 2003 года «Единая Россия» увеличила уровень своего представительства в Госдуме с 305 до 315 мест. Сокращение же ее электорального рейтинга с 67,78 до 64,3 %, видимо, объясняется тем, что предыдущие парламентские выборы проводились на смешанной основе.

- Украина: Партия регионов - 175, Блок Юлии Тимошенко - 156, блок «Наша Украина - Народная самооборона» - 72 депутата, Коммунистическая партия Украины - 27 депутатов, Блок Литвина - 20 депутатов. В данном случае обращает на себя внимание то, что Партия регионов, несмотря на свою победу на выборах, в этот раз, в отличие от результатов парламентских выборов 2006 года, не стала правящей. Электоральный же рейтинг пропрезидентского блока  по сравнению с выборами 2006 года снизился с 18 до 16 %, что соответствует количеству депутатов в 80 и 72 человек. В связи с этим обеспечение данным объединением статуса правящего стало возможным, благодаря заметному повышению электорального рейтинга Блока Юлии Тимошенко: с 29 (129 мест в Верховной Раде - прим.) до 35 %, с которым оно сформировало коалицию.

Таким образом, можно констатировать, что в отличие от указанных выше стран СНГ Казахстан в процессе изменения в 2007 году электоральной формы сумел добиться своего рода «двойного эффекта», отражающего две полярные друг другу стороны.

С одной стороны, был сделан заметный шаг вперед по совершенствованию избирательной системы путем приведения ее в соответствие с раскладом сил на партийно-политическом поле. Проведенные же в ее рамках выборы отличались заметным снижением напряженности в отношениях между конкурирующими между собой участниками, в том числе властью и оппозицией.

Можно сделать вывод о том, что сами конкретные выборы в целом, в совокупности всех составляющих их особенностей и характеристик, а не только соответствующая электоральная формула, сокращают «эффективное число партий». 

НДП «Нур Отан», независимо от своего прежнего статуса, наименования и состава, принимала участие практически во всех выборах 1999-2007 гг. А это 2 президентские, 3 парламентские и столько же региональных избирательных кампаний, в то же время ни одна из действующих на сегодня других казахстанских партий ничем подобным похвастаться не может.

Следует отметить, что победа «Нур Отана» не тождественна исчезновению из казахстанского политического процесса принципов и механизмов электоральной конкуренции. Необходимо провести анализ поражения других политических партий на парламентских выборах и извлечь из этого соответствующие выводы для последующих электоральных «баталий».

Литература:

1. Реформа избирательной системы в Италии и России: опыт и перспективы / Под ред. А. В. Иванченко, А. И. Ковлера. - М.: Российская академия наук, 1995.  - С. 12.

2. Поппер К. Пропорциональная система противоречит демократии // Журнал о выборах. - 2004. - № 4. - С. 56.

3. Лейпхарт А. Электоральные системы // Политология: Хрестоматия / Сост. Б.А. Исаев, А.С. Тургаев, А.Е. Хренов. - СПб.: Питер, 2006. - С. 171.

4. Там же, с. 175.

5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Рук. авт. колл. и отв. ред. Б.А. Страшун. - М. Норма, 2005. - С. 476.

6. Анохина Н.В., Мелешкина Е.Ю. Пропорциональная избирательная система и опасности президенциализма: российский случай // Полис. - 2007. - № 5. - С. 9.

7. Gallagher Index // Wikipedia, the free encyclopedia.

8. Лейпхарт А. Указ. соч., с. 179-180. 

9. Дьяченко С., Кармазина Л., Сейдуманов С. Политические партии Казахстана. Год 2000. Справочник. - Алматы, 2000. - С. 378-380.

10. Новый этап демократизации Казахстана - ускоренное развитие свободного демократического общества. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева на совместном заседании Палат Парламента Республики Казахстан // Агентство «Казинформ». - 2007. - 16 мая.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение