Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Победы и поражения

08.08.2009

Автор:

Теги:

В годовщину августовского конфликта 2008 года в Закавказье эксперты, политики, военные и дипломаты анализируют ситуацию и извлекают уроки.

Александр Рар, эксперт Германского совета по внешней политике:

Александр Рар

Александр Рар

 События годичной давности в Южной Осетии и Абхазии показали, насколько все же ограничены возможности Запада. Запад не поверил Владимиру Путину, который, выступая в Мюнхене в феврале 2007 года на конференции по безопасности, ярко нарисовал ту красную линию, через которую переходить уже не должно. Это противоракетная оборона, включение в НАТО Грузии и Украины, насильственная попытка вытолкнуть Россию из Крыма, из Севастополя, политика «сдерживания» России со стороны ЕС и НАТО. Тогда Запад сказал: если Россия хочет холодную войну, мы ее не боимся, будем продвигать и дальше наши интересы.

Я думаю, война в Грузии многих охладила. Это успех российской дипломатии: она смогла показать, что свои национальные интересы будет защищать, и если нужно, то военными способами. В российских миротворцев стреляли, российских граждан убивали. Если бы Россия не вмешалась в этот конфликт, она потеряла бы за несколько секунд статус великой державы.

Я думаю, что это проявление не только силы, но дееспособности и жесткости в таком важном национальном вопросе. Россию  правильно оценили на Западе. Сейчас нет уже разговоров о расширении НАТО, никто не говорит о поспешном построении противоракетной обороны. Наоборот. Кто мог бы ожидать, что американцы рассматривают Россию в борьбе против атомной программы Ирана и Северной Кореи в качестве более надежного, чем НАТО, союзника. Я думаю, что Россия выиграла в отношении Запада - ее признали стильной державой, которая защищает свои интересы, не только нажимает на «кнопки» нефти и газа, но имеет еще и мощную армию.

Но, несмотря на то, что Россия была права, она тоже получила горький урок. Хотя в российском руководстве этого не признают. Испорченными оказались отношения со странами СНГ, даже с такими как Казахстан, Белоруссия, Армения. Их позиция сегодня непонятна. Являясь союзниками Москвы, они не выступают в ее поддержку.

Элиты испуганы, они опасаются того, что Россия может, если почувствует ущемление своих национальных интересов, что-либо подобное сделать и против них. Доверие подорвано. На территории постсоветского пространства нужно «пахать» заново. И спасать положение.

Никто за год не признал независимость Южной Осетии и Абхазии, кроме Никарагуа - это говорит о многом. Можно было бы эти страны хотя бы принять в ОДКБ, в Союзное государство России и Белоруссии. Это было бы очень важным международным шагом, но тоже не получилось. Страны СНГ боятся Россию, более того, они боятся реакции Запада. Это должно настораживать Россию.

Что касается двух принципов международного права - права наций на самоопределение и территориальной целостности - я думаю, что между ними нет противоречий. В первую очередь рассматривается территориальная целостность государства. Но если это государство начинает на собственной территории уничтожать часть меньшинства, в силу вступает право наций на самоопределение.

Признав Абхазию и Южную Осетию, Россия наверняка поломала принципы международного права. Но нужно учитывать гуманитарную катастрофу в Южной Осетии, расстрел мирного населения.

Я думаю, признание прошло слишком поспешно. Надо было вначале провести расследование. Признание Косово со стороны запада долилось 10 лет. С другой стороны, Россия понимала, что если суверенитет не признать немедленно, это приведет к интернационализации конфликта: международные организации там осели бы и заставили Абхазию с Южную Осетию вернуться в состав Грузии.

Поспешным признанием Россия принципы международного права поломала. Но она ссылается на то, что до этого точно так же международное право было поломано Западом в Косово.


 

Григорий Карасин, замглавы МИД РФ:

Григорий Карасин

Григорий Карасин

 Выводы должны сделать те, кто умеет обучаться.

Основной вывод в том, что силовые авантюры для решения межнациональных конфликтов глубоко аморальны, их результаты оказываются контрпродуктивными, а в долгосрочном плане приводят к прямо противоположным результатам. В данном случае речь идет о сознательном разрушении территориальная целостности Грузии и образовании на политической карте Закавказья двух новых независимых государств - Южная Осетия и Абхазия.

Следующий вывод - в том, что политические лидеры государств должны обладать необходимой ответственностью и моральной выдержкой, которые препятствовали бы принятию авантюрных решений. Политическая мудрость состоит не в отдаче приказов, приводящих к гибели сотен невиновных людей, а в объективной оценке складывающейся ситуации и принятии адекватных мудрых решений, которые способны урегулировать проблемы мирным путем.

Вопрос о виновниках случившегося для нас очевиден - те, кто борется за восстановление территориальной целостности Грузии в старых границах, должны предъявлять претензии к грузинскому руководству, принявшему преступное авантюрное решение. Именно оно несет всю полноту ответственности перед собственным народом и государством.

Признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии было для российского государства чрезвычайно непростым. Но в сложившихся условиях оно было верным и единственно эффективным для обеспечения надежной безопасности Южной Осетии и Абхазии, а также для стабильности всего закавказского региона.

Главная цель при этом - гарантировать право на безопасное развитие живущим там народам, право на жизнь. А это - высшая цель всех международных усилий.

(по материалам пресс-конференции в РИА-Новости)


 

Дмитрий Медоев, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Южная Осетия в РФ:

Дмитрий Медоев

Дмитрий Медоев

 Самое главное - нельзя потакать агрессору. Нельзя вооружать несостоявшееся государство. Международное сообщество: западные страны ближнего и дальнего зарубежья, США, Турция, Израиль и многие другие, - вооружили Грузию.

Точно так же происходило в 1933 году, когда Гитлер пришел к власти в Германии. Западное сообщество закрывало глаза на то, что происходило в Германии, а то и поддерживало рвущегося к власти фашистского лидера. Международное сообщество еще раз наступило на старые грабли.

В Южной Осетии 7 и 8 августа траур. В Цхинвале, Владикавказе, Москве, Брюсселе, Париже - везде, где есть осетинские диаспоры, пройдут поминальные траурные мероприятия. Мы потеряли достойных граждан нашей страны, головы сложили и россияне, солдаты и офицеры. Мы будем вспоминать каждого из них, отдадим долг памяти этим людям, которые пришли и спасли народ от физического истребления. Мы будем отмечать траурную годовщину с единственной целью - мы хотим сказать мировому сообществу: такое не должно повториться нигде.

2008 год для нас - год величайших потрясений и потерь. Одновременно это и год победы - Южная Осетия обрела признание независимости со стороны РФ. Мы безмерно благодарны за это России. Те решения, которые были приняты в августе прошлого года президентом РФ, считаем историческим для судеб наших народов. 26 августа 2009 года мы будем отмечать радостную дату - первую годовщину со дня признания выхода указа о признании независимости.

К этому признанию осетинский народ шел более 600 лет. 600 лет назад была утеряна государственность Осетии - Алании. И восстановлена в 2008 году. Это для нас общенациональное величайшее достижение.

Для нас огромная честь, что нашу независимость первой признала Россия, исторически близкая для осетин страна. В этом году в сентябре в Осетии и России мы будет отмечать 260-летие со дня первого осетинского посольства в Санкт-Петербурге. Тогда послы были приняты на высочайшем уровне Елизаветой Петровной, одарены подарками. Для нас важно, что 260 лет спустя откроется посольство Южной Осетии в Москве. Это, скорее всего, состоится в октябре 2009 года.

Наши оппоненты часто говорят, что нас признала одна Россия. Мы говорим: да, нас признала Российская Федерация, мировая держава, одна шестая часть суши, ядерное государство, член СБ ООН. Замечательно!

Признание для нас - не самоцель. Для нас нет ничего важнее свободы и независимости. Второй этап - мы будем укреплять и расширять наши двусторонние отношения с Россией. Мы граничим с Россией, с Северной Осетией-Аланией - субъектом Российской Федерации, где живут наши братья и сестры. Это наша половина и мы являемся половиной североосетинской.


 

Анатолий Ноговицын, замначальника Генштаба России:

Анатолий Ноговицын

Анатолий Ноговицын

 Урок для армии такой: конфликт в Закавказье дал толчок к реформированию вооруженных сил России. Старая армия, окопная война ушла в историю. Нужны мобильные силы, способные решить на всех наших стратегических направлениях задачу нейтрализации угроз извне.

Что касается боевой подготовки российских войск, то не все у нас хорошо. Есть технические проблемы. Есть такое понятие - подготовка театра «военных действий». Что касается Южной Осетии, то у нас там нет никакой аэродромной сети, нет инфраструктуры, единственная дорога - Рокский тоннель с ограниченным потенциалом пропуска. Это снижало потенциал российской армии. Да и прецедентов нападения на миротворцев не было.

Главная задача в течение прошедшего года - доказательство мировому сообществу, что Россия никакой агрессии не готовила, более того, по тем трофейным документам, которые получены РФ, есть исчерпывающая информация о том, что агрессия заблаговременно готовилась грузинской стороной. Материалы по подготовке агрессии в различных вариантах датировались с 2004 г.

(по материалам пресс-конференции в РИА-Новости)


 

Дмитрий Медведев, президент РФ:

Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев

 Я думаю, что воспоминания о ночи с 7 на 8 августа прошлого года будут для меня всю жизнь самыми яркими и в то же время, вне всякого сомнения, очень драматическими. И у меня до сих пор, конечно, перед глазами стоит целый набор впечатлений того периода, мои разговоры по телефону с Министром обороны, который мне докладывал текущую ситуацию и последовательность наших решений, ответов на ту безобразную агрессию, которая была совершена в ночь с 7 на 8 августа 2008 года.

И, конечно, каждый раз, возвращаясь в своей памяти, в воспоминаниях к этим событиям, я прокручиваю обратно, как принято говорить, эту плёнку и понимаю, что, с одной стороны, у нас не было никаких других возможностей поступать иначе в этой ситуации. С другой стороны, развитие событий происходило по самому тяжёлому, по самому, может быть, скорбному сценарию. В жизни любого человека, тем более в жизни руководителя государства, количество таких эпизодов очень ограничено, и, наверное, это очень хорошо, потому что такого рода решения - они сами по себе очень тяжелы, не говоря уже об их последствиях...

Но если говорить о событиях той ночи, то проблема в такой ситуации всегда заключается в том, что такие решения президенту страны, первому лицу, нужно принимать самому. Никакие консультации ни с кем не помогут. Это ответственность одного человека. Мне уже приходилось на эту тему говорить. Именно так и было, и поэтому никаких консультаций я ни с кем не вёл...

Поэтому, возвращаясь к той ночи, - это непросто, но я считаю, что в целом страна поступила в тот период ответственно и порядочно. Мне не стыдно за этот период. Это был очень важный период в жизни нашего государства, и мы этот выбор сделали - поступили по-честному, поступили ответственно.

(по материалам www.kremlin.ru)

Евгения Новикова, специальный корреспондент «Эксперт Online»


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение