Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Далекий, далекий Узбекистан

07.08.2009

Автор:

Теги:


Автор: Рамзиддин НАДЖМИДДИНОВ, специально для Asia-Plus

Виза, граница, таможня. Корреспондент «АП» посетил соседнюю страну.

 

После введения визового режима (с сентября 2000 года) мне еще ни разу не довелось побывать в Узбекистане. Хотя, у меня там много родственников, друзей и однокурсников, с которыми я давно хотел увидеться.

Узбекскую визу удалось получить (вопреки распространенному мнению) быстро: за пять дней. Ежедневно, по моим наблюдениям, в посольство РУ в РТ обращаются в среднем около 200 - 250 человек. Из них 20 - 25 сдают свои документы для получения визы. Консульство работает в данном направлении с 9. 30 утра до 12. 30 дня. Суббота и воскресенье выходные. Стоимость месячной визы $6. Платежи принимаются только в долларах.

Замечу, что многие наши соотечественники не знают правила получения виз. У некоторых нет загранпаспорта, у некоторых нет приглашения узбекской стороны. Мало кто знает и о том, что существует упрощенный вид получения визы -  для посещения святых мест, могил близких родственников, участие на свадьбах, посещение больных, участие на похоронах.

Итак, я получил визу и - в путь.

 

Договоримся!

С раннего утра на таджикско-узбекской границе на КПП "Дусти", что находится на территории района Турсунзаде (на узбекской стороне КПП называется "Сарыассия") очень многолюдно. В основном границу пересекают жители приграничных районов, которые имеют право без получения визы посетить сроком на пять дней приграничные районы соседнего государства в глубину на 30 километров.

Таджикские таможенники и пограничники в отличие от узбекских коллег проверяли граждан, переходящих границу, выборочно. Благодаря этому очередь быстро сокращалась.

На узбекской территории, пройдя пограничный контроль, я прошел в таможенную зону.

Любой гражданин Таджикистана должен заполнить таможенную декларацию в двух экземплярах, где обязан указать все сведения о содержании своего кармана и багажа. После их тщательного изучения  таможенник собственноручно и с использованием специальной аппаратуры проверяет вас и ваш багаж, считает ваши деньги и сравнивает их с вашей декларацией.

Согласно узбекским законам, житель Узбекистана и иностранный гражданин без соответствующих документов может ввезти в РУ товаров стоимостью не более чем на $10. Будет больше, надо платить пошлину.

В очереди на таможенном контроле впереди меня стояла женщина преклонного возраста,  в багаже которой бдительный таможенник обнаружил четыре мужских халата.

"Я их везу на свадьбу своей племянницы в качестве подарка, - возразила женщина, - а ваши пошлины намного дороже стоимости всех халатов".   

Пока они спорили, меня проверил и пропустил другой таможенник, который попросил меня занести в декларацию мое обручальное кольцо. На мой вопрос записать ли в декларацию коронки моих золотых зубов он не ответил, только посмотрел на меня  недоуменно.

Позднее женщину с халатами я встретил в городе Денау Узбекистана. "Заплатили пошлину", - спросил я ее. Ее ответ был кратким - "Договорились".

 

Если визы нет...

В Узбекистане, как в Таджикистане проблем с транспортом, особенно с такси, нет. Безработица! Но стоит здесь такси намного дешевле. Например, из Душанбе до границы с Узбекистаном (расстояние 66 км.) я платил 10 сомони, а с узбекской границы до города Денау (60 км.) платил всего 2 тысячи узбекских сумов. Получается около пяти сомони. (За один доллар США на черном рынке дают 1900 узбекских сумов, хотя официальный курс, установленный Центробанком РУ, намного ниже).

Местного таксиста сразу заинтересовала виза. "Если у вас есть виза до Денау, довезу за 2 тысячи сумов, если нет, будет намного дороже", - сказал он.

На мой изумленный взгляд он ответил: "Если визы нет, я должен буду платить на постах".

Первый пост находился в 30 километрах от границы. Вооруженные милиционеры и пограничники проверяли наличие виз и таможенные декларации у граждан Таджикистана. У граждан Узбекистана проверяли паспорта, а граждан РТ из приграничных районов просили вернуться обратно. "Вы не имеете право без виз ехать дальше".

"Можно с ними договориться", - сказал наш водитель. По его словам, все жители окрестных кишлаков, которые пересекают данный пост несколько раз в  день, должны иметь при себе паспорт гражданина РУ, а то могут не пропустить.  

Таксист много спрашивал о жизни в Таджикистане, о ценах на рынках, о Душанбе.

"Когда визового режима не было, я каждую неделю ездил в Турсун-заде или в Душанбе на базар, теперь не пропускают", - сказал он.

На вопрос пассажиров и таксиста: "Что происходит в отношениях между нашими странами?", я не смог ответить.

 

Три арбуза за доллар

В Денауском городском рынке, в котором я побывал, есть все. Цены на продукты питания, по сравнению с Душанбе, намного ниже. Например, на один доллар можно купить 15 кг. помидор, три арбуза, несколько палочек шашлыка.

Промышленные товары, по сравнению с Душанбе, почти в два раза дороже. За туфли, которые я купил за 200 сомони в Душанбе, просят $70.

"Вывезти за пределы сельхозпродукцию очень трудно, а завозить промтовары еще труднее", - объяснили причину торговцы.

Также дешевые энергоносители. Стоимость кубометра природного газа для населения 52 сума, а один киловатт-часов электроэнергии 58 сумов.

При этом, даже в летний период, электричество в кишлаках отключают днем с 14 до 16 часов, а вечером - с 12 ночи до 5 утра. А газ подается в кишлаки с 15 часов до 19.

Когда остался ночевать у своего однокурсника в Дехканабадском районе, ночью свет не отключили. "Наверное, в кишлаке кто-то умер, в таких случаях свет дают постоянно", - решил мой студенческий друг. И он был прав, через 20 минут его пригласили на похороны в окрестности родного кишлака, где вечером скончался старик.

В Узбекистане, как и у нас, многие сельские жители находятся в трудовой миграции. В основном в России, а кому повезло, в Южной Корее.  И у моего друга два сына выехали год тому назад на заработки в Челябинск. "Я - мужчина, вида не подаю, мать часто плачет и проклинает скинхедов", - сказал мой однокурсник, учитель таджикского языка и литературы в сельской школе. В этом году  двое его молодых односельчан погибли от рук скинхедов в России.

 

А Сарез не прорвет?

Любой узбекский гражданин обязательно задаст таджикистанцу два вопроса: "Что будет с вашим Сарезом? Не прорвет?" и "Ваши ГЭС не оставят нас без воды?". Спорить, часто бесполезно. Многие из жителей верят версиям узбекских СМИ.

У некоторых в мобильниках даже есть видеокадры, в которых показывают, что произойдет с Узбекистаном в случае прорыва Сареза.

В местной прессе была заметка, что недавно МЧС РУ проводил массовые учения среди населения Сурхандарьинской области, как вести себя в случае прорыва плотины Сареза.

 

Таджики Узбекистана    

Под тенью чинаров чайханы Сайроб Байсунского района, я встретился с таджиками, предки которых живут в этих местах тысячелетиями.

"У меня два сына, 12 внуков живут в Душанбе, я уже три года их не видел", - сказал 75 летний старик Акрам-бобо.

"О чем думают наши руководители, мне непонятно, разве разлучить отца со своими детьми, это нормально. Еще говорят, что таджики и узбеки - это один народ, говорящий на двух языках", - эмоционально говорит аксакал.

За соседним столом пьют  чай узбеки-кунградцы. Старик замечает: "Мы с ними жили в добрососедстве столетия, у нас одна свадьба, одни похороны, мой младший сын женат на узбечке, мы ничего не делим, только кому-то наверху не хочется, чтобы было как раньше".  

По его словам, в Байсуне, в котором живут много таджиков, от этого разделения страдают только таджики.

"Много выходцев из нашего района живут и работают в Таджикистане. Среди них много докторов наук, писателей, поэтов, уважаемых людей. Они после окончания средней школы на таджикском языке поступали в институты в Таджикистане. Последние 12-15 лет ни один юноша или девушка не поехали учиться в Таджикистан, потому, что ваши дипломы мы не признаем. Хотя в прошлом году меня в райбольнице  прооперировал врач - выпускник Душанбинского мединститута, прекрасный специалист, - с ностальгией говорит Акрам-бобо.

По словам местных жителей, не все таджики Узбекистана, которые окончили среднюю школу на родном языке, могут поступать в институты РУ. Причина одна - незнание узбекского языка.

Кроме того, в школах с таджикским языком обучения не хватает учебников. Некоторые из них в годы независимости Узбекистана изданы в Ташкенте. Но в основном в школах преподают на основе советских учебников. Правда, в них жирно зачеркнуты слова "советский". Например, в книге "Таджикская советская литература" на обложке черным фломастером замазано слово "советский". В Узбекистане в официальных кругах не принято вспоминать о советском периоде, или этот период стараются чернить, как период нахождения в составе колониальной России.   

"Я молюсь Аллаху, что наши президенты договорились, чтобы нас не разделяли, чтобы мы гордились не только на словах, а на самом деле великой дружбой таджиков и узбеков", - сказал на прощание седобородый таджик из селения Сайроб Узбекистана Акрам-бобо.

 

От автора:

Я вернулся из Узбекистана с противоречивыми чувствами. Мне было приятно, что простой узбекский народ везде принимал меня как своего брата, достойно своей щедрой души. Мне было симпатично, что как в Таджикистане, так и в Узбекистане таджики и узбеки живут в мире и согласии.

Горько то, что два народа, которые жили столетиями в горе и радости вместе, в годы своей независимости стремительно отделяются друг от друга, живут за искусственно созданными барьерами, не знают о современной жизни друг друга почти ничего правдивого.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение