Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Что изменит в Риге русский мэр? Часть I

06.08.2009

Автор:

Теги:
Петр ТЕЛЕГРАФОВ __1328f61f-8828-a264-3d2c-c9bb670e4a69_-article LETA

«У русского языка должен быть статус официального». Нил Ушаков дал онлайн-интервью пользователям русскоязычного Интернета.

В интервью, опубликованном на портале Lenta.Ru, 33-летний мэр латвийской столицы ответил на вопросы, как новая городская администрация намерена обеспечивать интересы своих избирателей в условиях кризиса и сокращения бюджета, что будет со школами и больницами, на которые не хватает денег, изменится ли при новом мэре положение неграждан в столице - и на многие другие.

- Вам не кажется, что ваш приход во власть преждевременен?

- Стоять в стороне, когда твоя страна разваливается и вынуждена жить на деньги Международного валютного фонда, было бы преступлением по отношению к государству, в котором ты живешь. Вне зависимости от того, считаешь ли ты себя русским гражданином, латышским гражданином и так далее - стоять в стороне и критиковать, когда у тебя есть возможность что-то исправить - это самая глупая позиция, которую только можно себе представить. Поэтому мы пошли следующим путем: делаем то, что есть возможность сделать.

- Вы ощущаете себя как просто рижский мэр или как именно русский мэр Риги, на котором, быть может, лежит дополнительный груз ответственности?

- Я понимаю, какая ответственность на мне лежит из-за того, что я русский по происхождению гражданин Латвии и первый в истории Риги русский мэр. Накладывает ли это дополнительную ответственность? Все мои поступки оцениваются «через микроскоп», но это не значит, что из-за этого нужно отказываться от работы в трудное время.

- А это как-то отражается на вашей работе? Может быть, вы больше внимания уделяете межэтническим проблемам?

- Сейчас, в условиях экономического кризиса, очень важно понять, что у безработицы нет национальности, у социальных проблем нет родного языка. И задача Рижской думы, которую возглавляет русский мэр, латышский вице-мэр и такая смешанная коалиция, в том, чтобы все жители города, вне зависимости от того, какой у них родной язык и национальность, - чувствовали себя одинаково комфортно, насколько это возможно. По крайней мере, чтобы все тяжести кризиса, которые падают на нас, делились справедливо.

- Считаете ли вы необходимым изменить существующий в Латвии статус государственного языка?

- Зачем выдвигать заведомо невозможный лозунг о русском языке как втором государственном? Это же типичный популизм. Вы же лучше меня знаете, что как только вы сделаете русский язык государственным, то он сразу вытеснит латышский и близость с Россией будет играть решающий фактор, а значит, граждане Латвии на это не пойдут. Латвия не однородна, как Литва, а следовательно, латышский язык исчезнет через пару поколений. Его просто вытеснит русский, точно так же как русский язык вытеснил белорусский в Белоруссии.

Наша позиция всегда была такова: у русского языка должен быть статус официального, а не государственного языка. В это понятие мы вкладываем многое, на первый взгляд, не существенные моменты, но на самом деле очень важные, такие как возможность в паспорте писать дополнительно имя и фамилию в оригинальном написании кириллицей, потому что это связано не только с психологическим комфортом, но и с имущественными делами: российские бюрократы - они такие же бюрократы, как и в любой другой стране мира. Доказать им, что, скажем, Ушаков и Ушаковс - это одно и то же лицо - невозможно. Одно дело, когда речь идет о том, как тебя записали в гостинице при заселении, а другое дело - когда ты доказываешь что-то, например, когда речь идет о наследстве.

Мы считаем, что официальный язык нужен для того, чтобы можно было использовать его на уровне коммуникаций между самоуправлениями и жителями этого самоуправления. Должно быть больше свободы в использовании языка в системе образования. Вот это основные пункты, которые мы вкладываем в понятие «официальный язык».

- То есть люди смогут выбирать, на каком языке они подают документы в официальные органы, на каком языке учатся их дети? Это даст статус официального языка?

- Да.

- Стоит ли опасаться, что русский язык в таком случае быстро вытеснит латышский, как это произошло с белорусским языком, например?

- Если я не ошибаюсь, на белорусском языке изначально в процентном соотношении говорило не так много людей. Латышский язык - это язык, который смог выжить в самых разных условиях. Он смог выжить и в советские времена, и за столетия немецких времен. Латышскому языку нечего опасаться, то, что мы предлагаем - это легализация ситуации, которая уже фактически существует. Самоуправление все равно принимает информацию от жителей на родном языке.

 

Если мы говорим о выборе языка в средней школе, то сейчас существует следующая система - пропорциональное соотношение 60 на 40. Я думаю, если бы самоуправлениям и школам дать возможность самим определять эти пропорции, они были ли бы близки к таким. Может, было бы 50 на 50, а может - и 40 на 60. Потому что всем, кто оканчивает русскую школу, очевидно, что нужно знать латышский язык. Незнание латышского языка делает людей неконкурентоспособными на рынке труда, чем больше языков ты знаешь - тем лучше. И никто не спорит с тем, что латышский знать надо.

Школам было бы проще ранжировать учебную программу (учитывая, что денег не хватает ни у русских, ни у латышских школ) с потребностями и запросами. То есть это, по сути, была бы легализация той ситуации, что есть сейчас. Юридически русский язык считается иностранным, как любой другой. Даже более иностранным, чем португальский и английский, потому что они в Европейском союзе, а русский попадает в категорию, где китайский и так далее.

 

 

Продолжение следует

Lenta.Ru

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение