Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр Караваев, Алексей Власов: До скорой встречи, Нурсултан Абишевич!

27.02.2008

Автор:

Теги:
 

           

 

 

    До скорой встречи, Нурсултан Абишевич или прощальный визит к Владимиру Путину.

 

Александр Караваев:

«...я считаю, что у нас не должно и не будет никаких революционных изменений именно в силу того, что Дмитрий Анатольевич - один из авторов российской политики на этом направлении», - сказал президент Путин, сидя за круглым столом на неформальном саммите СНГ в Москве.

Революционных изменений в российской политике на пространстве СНГ не стоит ждать еще и потому, что вся полнота ответственности и реальных рычагов отношений с сопредельными странами пока что сохранится в руках у Владимира Путина. Ведь именно на главу правительства и подотчетные министерства приходиться львиная доля нагрузки в поддержании этих отношений, то есть их реальное содержание. Поэтому, в случае если Путин возглавит правительство, он и станет во главе органа действительной политики в СНГ, оставив новому президенту функцию спикера на саммитах. По крайней мере так будет поначалу.
А далее - стоит посмотреть на то, что было объявлено на саммите в качестве нового акцента российской политики в СНГ. Вот как звучали предложения Дмитрия Медведева в пятницу на неформальном саммите (кстати, это - фактически выборочные места из его предвыборной программы).

Речь идет о трех «инновациях» для СНГ.

1. Формирование на пространстве Содружества единого рынка наноиндустрии, что должно способствовать сохранению и развитию наукоемких отраслей экономики.

В принципе для глав СНГ это не новость. От первого вице-премьера Сергея Иванова, в продолжении путинского послания федеральному собранию 2007 года, такие предложения в адрес СНГ уже были озвучены, они звучали и на саммитах в Астане и в Баку. Но как по сути выстраивать этот рынок? Создавать общий инвестиционный пул? Строить промышленные объекты неизвестно еще с каким производством? Ведь нанотехнологии для промышленных масштабов пока отсутствуют. Скорее всего, эту инициативу стоит рассматривать как предложение к созданию частно-государственных корпораций в масштабе СНГ в области наукоемкого производства.

2. Создать фонд оперативной помощи СНГ на случай возникновения чрезвычайных ситуаций.

Предложение здравое, учитывая общий для всех износ инфраструктуры. Кроме того, структуры МЧС и их аналоги достаточно хорошо связанны между собой, эти ведомства в ряду самых эффективных на пространстве СНГ.

3. Гуманитарный блок. Предложение Медведева создать на пространстве СНГ цифровую базу библиотек Путин дополнил инициативой в большем объеме переводить художественную литературу с языков стран СНГ на русский. В этом смысле особую роль в продвижении социо-гуманитарных интересов РФ в СНГ приобретают функции таких фондов, как «Русский мир». С другой стороны, существуют инициативы и со стороны партнеров, например Украины, в создании на территории России фондов продвижения украинской культуры. Одним словом, сотрудничество в этой плоскости может приобрести новое звучание. Здесь же необходимо упомянуть предложение Путина на 50% увеличить финансирование телекомпании "Мир" и отдельно профинансировать программы ее перехода на современные цифровые технологии.

В ходе неформального саммита президенты не оставили в стороне программу экономического развития, было запланировано, что на следующей встрече главы государств обсудят Стратегию экономического развития СНГ до 2020 года.

Опять же это по форме перекликается с последним докладом-стратегией Путина, озвученным для России в ходе Госсовета. Тут планируется определить более четкий график перехода к режиму свободной торговли, закрепить общие нормы миграционная политики, вопросы развития и инвестиций в транспортные коридоры, методы борьбы с монополиями и поддержание продовольственной безопасности. Насколько далеко в вопросе режима свободной торговли смогут продвинуться лидеры западной части СНГ, учитывая разные скорости развития и общий европейский вектор торговли, сказать трудно.

Но упор на нынешнем саммите, повторим, был сделан на «медведевских инновациях».

От третьего президента России вряд ли стоит ждать каких-либо резких колебаний в плане политики в СНГ. Судя по выступлениям Путина, не желающего конституционных перекосов, вряд ли стоит ожидать и перераспределения функций между новым премьером и президентом. Но в связи с высокой вероятностью премьерства Путина можно ожидать некоторых кадровых перемещений между аппаратом президента и главы правительства. Также вероятно усиление российского МИД, возвращение этому ведомству полноты ответственности, вывод его из «тени» президентской вертикали для большего контроля и управления внешнеполитической деятельностью уже в рамках кабинета министров.

Открывается интересная перспектива: в одной точке соединятся два главных рычага политики в СНГ. Во-первых, это правительство (там сосредоточено административное управление тем немногим, что работает в СНГ),  двусторонние комиссии на уровне министерств, бизнес интересы госкорпораций и личные отношения чиновников стран СНГ. И во-вторых - это сам Владимир Путин. Именно он все эти годы являл собой «дух», оживляющий жизнь интеграционных объединений. Глядя на его реакцию, оценивали перспективы договоренностей, он «казнил» или «даровал жизнь» новым проектам.

Алексей Власов:

Тем удивительнее, с какой серьезностью казахстанские эксперты  обсуждают возможные перемены во внешнеполитическом курсе РФ после окончания президентской кампании. Между тем особых секретов нет.         

Прошедший неформальный саммит лидеров стран СНГ поставил многоточие в «эпохе Путина» на постсоветском пространстве. Точку ставить явно преждевременно. О персональной и содержательной преемственности внешней политики  Кремля в отношении ближайших соседей с полной уверенностью говорят как отечественные, так и западные эксперты.

Если прогнозы оправдаются, то это хорошая новость для большинства центрально-азиатских лидеров и, прежде всего, для Нурсултана Назарбаева и Ислама Каримова. За два президентских срока Владимира Путина отношения между Россией и Казахстаном трансформировались в стратегическое партнёрство, с очевидными перспективами развития, как в экономической, так и в военно-политической сферах. Я бы добавил, это прагматическое партнерство.

Речь идёт не только о сухой статистике торгового оборота, количестве встреч на высшем уровне или же численности казахстанских студентов, обучающихся в России по программе «Болашак». Изменилась «идеология» отношений.

Если в конце 90-х годов российская элита продолжала воспринимать постсоветские страны, и в том числе Казахстан, как своих «братьев меньших», не стесняясь открыто влезать в казахские распри,  организуя масштабные PR-кампании в поддержку опального Акежана Кажегельдина, то теперь, по крайней мере, на уровне официальных лиц, никакого отклонения от «генерального курса партии» категорически не допускается.

Большинство  околокремлёвских интернет-порталов никогда в жизни не опубликуют материал, в котором бы прямо  критиковалась деятельность нынешнего казахстанского лидера. Заметно, что в отношениях с украинскими, не говоря уже о грузинских или молдавских властях, Владимир Путин не стеснялся в выражениях, когда речь шла о наболевшем.  Даже Батьке доставалось.

А в случае с Казахстаном далеко не самые безупречные манёвры Астаны всегда оценивались  с философским смирением. Достаточно вспомнить историю с вхождением Казахстана в проект «Баку-Тбилиси-Джейхан». Недовольство российских властей аукнулось Ильхаму Алиеву, а к Казахстану - никаких претензий. Взаимоуважительные отношения Президентов позволяли не выносить сор из избы даже по таким критичным для двухсторонних отношений темам как усиливающаяся диверсификация казахстанской политики, особенно в военной и топливно-энергетической сферах, фактическое вытеснение русского языка и русскоязычного населения из государственной и общественной жизни страны. И дело вовсе не в мегасуммах, уплачиваемых на спецоперации "по продвижению образа". И не такое видали.. 

Эксперты отмечают, что основа отношений между РК и РФ -  прочный фундаменте совместных энергетических проектов. В этом пространстве Казахстан особенно нужен России, а Россия пока ещё необходима Казахстану. Важное уточнение.

В какой степени установившийся порядок - заслуга Владимира Путина или  Нурсултана Назарбаева - в данном случае не  главное.  

Путин попытался (с переменным успехом) упорядочить тот невероятный бардак, к которому сводилась российская политика на постсоветском пространстве в 90-е годы. Организующим началом стала «труба» и очень заметно, что все остальные проекты, которые к этой самой «трубе» прилагаются, выступили в качестве довеска, обременительного приложения, не более, или же дополнительного повода громко постучать в заранее заготовленные PR-барабаны. Поэтому наивно выглядят попытки акцентировать внимание российской элиты на проблемах статуса русского языка в РК. Для нее это - романтика. Все, что не гарантирует прибыль подлежит откладыванию в долгий ящик.

Путин и Назарбаев осознали, что на смену геополитике приходит геоэкономика, тяжёлая борьба за ресурсы, и выстроили свою политику таким образом, чтобы обеспечить умножение своих сильных сторон, как главных энергетических держав постсоветского пространства.

Выборы 2 марта вряд ли приведут к изменениям в российско-казахстанских отношениях. Объективные (меркантильные) интересы элит наших двух стран пока ещё совпадают. Вот только Астана, наращивая мускулы,  (медленно, но верно) превращается из партнёра в конкурента.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение