Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Костин. Новые вызовы для казахстанского общества. Политический аспект проблемы оралманов.Ч.2

20.07.2009

Автор:

Теги:
 

Было бы ошибкой рассматривать оралманов как  сообщество, с едиными целями, системой ценностей и самосознанием. Репатрианты приезжали из стран Средней Азии (в большинстве своем из Узбекистана), КНР, Монголии, Афганистана. Значительная их часть въехала нелегально. Как различны уклады жизни, обычаи оралманов, так и различаются их модели поведения, мотивация и духовный мир.

В меньшей степени эти факторы влияли на ситуацию с выходцами из республик Средней Азии (Узбекистан, Туркменистан) которые имели общий языковой и ментальный базис (знание русского и казахского языка, наличие минимального среднего образования, проживание на территории единого СССР). Но с выходцами из стран дальнего зарубежья (КНР, Монголия, Иран, Афганистан) быстрая адаптация была неосуществима.

Более того, переселенцы нуждались в дополнительной социальной реабилитации, так как не имели никаких предпосылок для быстрой социализации в рамках  казахстанского общества. Напротив, не владея русским языком, не имея образования,  репатрианты из стран дальнего зарубежья могли стать фактором дополнительного социального напряжения. Социологические исследования показали, что коренное население Казахстана, включая этнических казахов, отнеслось к репатриантам из КНР и Монголии настороженно.  Этот тренд в определенной мере подтвердили и последние опросы[2]. В определенной мере данная закономерность объясняется сложной социально-экономической ситуацией, когда в приезжих видят конкурентов на рынке труда.

Все негативные факторы усиливались пассивностью оралманов в собственной социализации внутри казахстанского общества, изолированностью, зачастую, маргинальным образом жизни[3]. Значительное число репатриантов совершенно выпаало из-под контроля государства, расселяясь хаотично, либо, ведя полу-кочевой образ жизни. Этому способствовало и несовершенство казахского законодательства, которое допускало спорные моменты при заселении пустующих земель[4].

При расселении оралманы формировали закрытые анклавы, неподконтрольные местной власти, которые зачастую становились источниками конфликтов. Подобное развитие событий не могла не привести к взрыву. Что и случилось в пригороде Алма-Аты, микрорайоне «Шанырак» в 2006 году. Данный инцидент можно рассматривать как показательный в конфликте власти и репатриантов. Реконструируя события, можно с большой долей вероятности предположить, что местные власти во главе с акимом Алма-Аты И.Тасмагамбетовым были совершенно не готовы к случившемуся развитию событий и не планировали никаких  силовых действий.

Так, при попытке сноса трущоб на территории микрорайона Шанырак (что не являлось прецедентом в Казахстане), самовольно занятой оралманами и, по выражению ряда СМИ, деклассированными элементами, произошел "казахский бунт" столь же бессмысленный и беспощадный как и русский, который приобрел крайне радикальные формы. Даже оппонентов Ак Орды поразила жестокость толпы, которая заживо сожгла полицейского и нанесла увечья ряду  представителей силовых структур. Можно с уверенностью сказать, что подобное поведение совершенно не характерно для казахов, что подтверждается достаточно мирным разрешением ряда других конфликтов на такой же основе.

Сейчас, тема «Шанырака» в Казахстане близка к табуированной. Но, данный случай чрезвычайно важен для понимания возможных последствий действий маргинальных групп репатриантов. Большинство казахстанских авторов, которые писали об инциденте, рассматривают данный конфликт с узко социальных позиций. Примечательно, что в открытом доступе практически нет никакой информации о результатах расследования инцидента, количества арестованных, их национальных и социальных характеристиках. Поэтому вопрос о причинах конфликта в предместьях Алма-Аты пока остается terra incognita.

Говоря о советском обществе, Ю.Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». Применимо к Казахстану можно сказать, что казахское общество растет и развивается  не чувствуя внутренних угроз. Сейчас это особенно актуально, учитывая сложное социально-экономическое положение в регионе, вызванное мировым финансовым кризисом.

На территории Казахстана в ходе массовой миграции репатриантов  сложились полуавтономные, маргинальные по образу жизни клановые образования[5].

Основным регионом их расселения стали г. Алматы, Карагандинская, Кустанайская, Жамбылская, Южно-Казахстанская и Алматинская области. Необходимо отметить, что Правительство РК само невольно способствует маргинализации репатриантов, сохраняя громоздкий бюрократический механизм получения статуса оралмана. До сих пор значительная часть репатриантов южных областей находится за рамками контроля со стороны государства.

Проблема социализации выходцев из КНР и Монголии для Казахстана является одной из наиболее актуальных проблем, с учетом того, что миграция из этих стран будет продолжаться. Не подконтрольные никому группы, не связанные культурными,  языковыми, или прочими связями с казахским обществом, могут использоваться внешними силами в каких угодно целях.

В Казахстане, где вопрос дальнейшего стратегического развития страны во многом зависит выработки механизма передачи власти, наличие данного неопределенного фактора риска, во многом снижает устойчивость и без того хрупкой модели политических взаимоотношений.

Пример массовых беспорядков в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, говорит о том, что не социализированные в общество  образования
(не обязательно национальные) могут нести значительную угрозу правящему режиму, невзирая ни на какие военные силы[6].

Показателен и пример действий татарской общины в Крыму, которая, начав с захвата земель, теперь выступает с политическими лозунгами, подвергая сомнению легитимность власти Киева на территории полуострова.

В стране, где ставят толерантность и уважение во главу межнациональных отношений, прецедент межнационального конфликта может стать губительным с точки зрения национального строительства. 

Безусловно, Казахстан нуждается в мощном притоке человеческих ресурсов. И оралманы имеют все шансы стать полноправными членами нового казахстанского сообщества. Их социализация - первоочередная задача Правительства Казахстана. До настоящего момента оралманы - белое пятно, «terra incognita» казахстанского общества. Игнорирование проблем оралманов, более того, паразитирование казахского чиновничества на данной проблеме может привести к необратимым последствиям. Необходим четкий, взвешенный подход к миграционной политике, подразумевающий программы социального обустройства новых граждан Казахстана, а также выработка прозрачного механизма предоставления статуса репатрианта.

Существующая программа далеко не идеальна. Например, совершенно непонятно, почему оралманов лишают службы в вооруженных силах. В армии репатрианты как минимум бы получили среднее образование, рабочую специальность и овладели в необходимом минимуме государственными языками, не говоря уже о неизбежной социализации в рамках службы. Подобный метод  был с успехом апробирован в Израиле.

Как известно, оралманы, прибывшие из стран дальнего зарубежья, в частности, из Китая, не владеют современной казахской письменностью на основе кириллицы и вследствие этого не имеют возможности обучаться в высших учебных заведениях Республики Казахстан. Основная масса не владеет русским языком, что затрудняет адаптацию среди местного населения. Это было актуально 10 лет назад, к сожалению данная ситуация сохраняется и сейчас.

До последнего времени совершенно бесконтрольно происходило расселение «оседлых» репатриантов, которые самостоятельно селились компактными автономными общинами преимущественно в южных областях страны. Это также шло не в пользу их дальнейшего инкорпорирования в казахстанское общество. Ряд инцидентов дает право заявить, что маргинальные элементы репатриантов могут стать детонатором возможных социальных волнений, формируя активное ядро сопротивления. Это расширяет статус данной проблемы до имманентной, «плавающей» угрозы стабильности существующего режима.

Сейчас данная проблема преимущественно лежит в зоне социальных проблем, но в скором времени это может стать вполне определенной угрозой национальной безопасности. Пока у Астаны есть все шансы, чтобы последующее поколение репатриантов выросло, осознавая себя гражданами нового Казахстана.

 



[1] Социологическое исследование: Оралманы: реалии, проблемы и перспектив, Центр Социальных Технологий, 2006 год. http://zonakz.net/articles/9865.

[2] Социологические исследования компании ИНКА по заказу Правительства РК. Сентябрь-декабрь 2008 года.

[3] По свидетельству ряда респондентов это особенно характерно для выходцев из Пакистана, Монголии и Китая.

[4] В соответствии с постановлением Правительства Республики Казахстан от 9 июля 2002 года № 748, оралманам «предоставляются земельные участки для индивидуального жилищного строительства в населенных пунктах по месту их проживания, которые также после приобретения ими гражданства Республики Казахстан переходят в их частную собственность». Место проживания могло трактоваться максимально широко, вплоть до самозахвата земли.

[5] По данным Правительства РК казахская диаспора в КНР составляет порядка 1,5 миллионов, Монголии -  более100 тысяч. Данные сайта Правительства РК.

[6] Военно-полицейская группировка КНР в Синьцзян-Уйгурском автономном районе составляет более 100 тысяч человек. Данные сайта Fas.org


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение