Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Санобар Шерматова: «Там, где на кону стоят вопросы безопасности, руководители стран Центральной Азии рано или поздно, но договорятся»

08.07.2009

Автор:

Теги:
Санобар Шерматова: «Там, где на кону стоят вопросы безопасности, руководители стран Центральной Азии рано или поздно, но договорятся»  

«Политические элиты научились успешно обходить угрозы, но добиться регионального взаимодействия, несмотря на предпринятые усилия, они пока не способны», - сказала сегодня в интервью ВРС Санобар Шерматова, член Экспертного Совета РИА Новости.

ВРС: Каков конфликтный потенциал в Центральной Азии? Насколько он опасен для безопасности региона?

 

Санобар Шерматова: Вопрос о конфликтном потенциале в Центральной Азии надо, видимо, рассматривать в аспекте межгосударственных отношений и внутренних угроз, способных взорвать ситуацию в регионе.

 

Политические элиты в центрально-азиатском регионе более или менее держат ситуацию под контролем. Обратите внимание: есть нерешенные вопросы по границам, в том числе - спорные участки, принадлежность которых к той или иной стране вызывают вопросы, на границе иногда звучат выстрелы, происходят стычки между пограничниками двух стран и между пограничниками и жителями сопредельных стран. Но в итоге эти происшествия остаются на локальном уровне, не переходя в плоскость межгосударственных конфликтов.

 

Совсем недавно заявление узбекской стороны о переходе боевиков, организовавших нападение на сотрудников правоохранительных органов в Андижанской области с территории Кыргызстана, послужило поводом для резких выступлений обидевшихся киргизских депутатов и журналистов. Президенты двух стран повели себя не так шумно. Встретились в Москве за закрытыми дверями, договорились, и в итоге в южных районах Кыргызстана силовики обнаружили боевиков из Исламского движения Узбекистана. Там же произошла встреча руководителей силовых структур двух государств, которые, видимо, обиду друг на друга не таили.

 

Из всего этого напрашивается вывод: там, где на кону стоят вопросы безопасности, руководители стран Центральной Азии рано или поздно, но договорятся.

 

Сложнее обстоит дело, когда речь идет о конфликте интересов, и яркий тому пример - использование водных ресурсов. Здесь у Узбекистана с его соседями  интересы расходятся диаметрально. Но при этом зависимость стран региона друг от друга настолько сильна, что в итоге придется искать компромисс и идти на уступки. Кому и как - вопрос, решаемый в процессе политических разменов и увязок интересов, а также активного вступления в игру России, которое многое может определить. В любом случае - это дипломатия, а не военные действия. Постсоветские лидеры Центральной Азии не случайно предпочитают личные договоренности для урегулирования чрезвычайного происшествия: они так хорошо знают друг друга, что  формат один на один остается для них самым удобным. Поэтому, какие бы ноты не слали другу МИДы этих стран, президенты при встречах всегда обмениваются рукопожатьем и идут в кулуары - договариваться.

 

Пока эта традиция действует, люди могут быть уверены, что самое страшное не произойдет.

 

И все же каждая страна чрезвычайно опасается соседей. Киргизы боятся, что узбеки и таджики, в результате ползучей экспансии, заселят территории на юге и отберут их. И что богатые казахи на корню закупят всю республику. Узбекистан отгораживается от Кыргызстана и Таджикистана против исламских боевиков и контрабандистов. Туркменистан предпочитает держаться в стороне от региональных проблем, а Казахстан закрывает свою границу  при каждой угрозе нестабильности в Кыргызстане. Доверия друг к другу нет - а значит, переход к новому этапу более тесного экономического сотрудничества пока невозможен.

 

Политические элиты научились успешно обходить угрозы, но добиться регионального взаимодействия, несмотря на предпринятые усилия, они пока не способны.

 

Все страны Центральной Азии переживают схожие кризисы. Главная политическая проблема - это авторитарные режимы, дееспособные, пока глава государства находится на посту. Любая серьезная проблема со здоровьем персоны номер один способна создать ситуацию, из которой можно выйти, как Туркменистан, без особых потерь, а можно войти в хаос междоусобицы и борьбы за власть, как это произошло в Таджикистане в начале 1990-х годов. Так что все страны Центральной Азии живут в этом смысле под дамокловым мечом непредсказуемости.

 

Вторая системная проблема - это не модернизированные экономики. Россия с ее громадным рынком оттягивает на себя избыточные трудовые ресурсы и ослабляет социальное напряжение в регионе. Но у трудовой миграции есть и оборотная сторона: она вымывает из стран-доноров не только потенциальных дворников и разнорабочих, но и учителей, врачей, творческую и техническую интеллигенцию, без которой нет полноценной нации. Если не наступит перелом, страны Центральной Азии, сначала Кыргызстан и Таджикистан, как обладающие слабой экономикой, а затем Узбекистан и Казахстан, начнут постепенно деградировать. Надо опасаться именно такого исхода событий, а не, к примеру, распада той или иной страны. Совершенно понятно, что нынешние государства центрально-азиатского региона останутся в своих государственных границах, потому что распад даже маленькой страны - это непоправимая катастрофа с большими последствиями для соседних стран. Никто этого не допустит.

 

Однако символы суверенитета без полнокровной нации, без образованной молодежи, без перспектив - останутся пустым местом.

 

Поэтому необходимы политические и экономические реформы, настоящая, а не показная, борьба с коррупцией, которая, как мне кажется, становится национальным бедствием для всех без исключения стран региона.

 

Следующий вызов - это наркоугроза, имеющая политический и социальный аспекты.

 

ВРС: Может ли мировой финансовый кризис стать катализатором недовольства населения в центрально-азиатском регионе?

 

Санобар Шерматова: Мировой финансовый кризис ударил рикошетом и по странам Центральной Азии. В силу своей неразвитости банковские структуры региона были мало вовлечены в мировую финансовую систему, однако ослабление российской экономики, приведшее к уменьшению рабочих мест для гастарбайтеров, оказалось достаточно для того, чтобы экономики этих стран почувствовали на себе негативные явления. Кризис сопровождается обнищанием населения, ухудшением качества здравоохранение и образования, иными словами, ведет к деградации.

 

ВРС: Насколько регион обеспечен профессиональными конфликтологами, которые могли бы прогнозировать развитие ситуации и при необходимости принимать участие в разрешении конфликтов?

 

Санобар Шерматова: Наверное, речь надо вести не только о профессиональном уровне конфликтологов. К слову сказать, нынешние политические элиты не особо нуждаются в услугах экспертов, разве только для написания докладов или программ, большинство которых все равно останется на бумаге. Так что даже первоклассные эксперты, если они есть, остаются невостребованными.

 

Надо говорить о подготовке широкого круга управленцев, способных решать задачи даже не завтрашнего дня, поскольку те, кто сейчас сидят в высоких кабинетах, вряд ли так скоро уступят свои места. В Объединенных Арабских Эмиратах, отличающихся западным стилем менеджмента, управленцев готовили в американских и европейских вузах в течение 30 лет. Но при этом реформаторы точно знали, чего они хотят. Можно ли сказать то же самое о нынешних руководителях Центральной Азии?

http://www.bpc.kg/news/7068-07-07-09

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение