Россия, Москва

info@ia-centr.ru

РЕКВИЕМ ПО ИРАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

08.07.2009

Автор:

Теги:
Накал политических страстей в Иране в связи с прошедшими президентскими выборами пошел на убыль. Экс-кандидат Мусави еще озвучивает заявления на предмет того, что «никогда не признает законность победы Ахмадинеджада», но, судя по всему, единственная  цель таких заявлений - попытка сохранить лицо перед верившими в него иранцами и озабоченной «отсутствием демократии» в Иране западной общественностью.

Сообщения о многотысячных митингах практически исчезли из новостных лент даже самых оппозиционно настроенных к официальному Тегерану СМИ. Максимум, на что обращается внимание - так это на «разбор полетов» иранскими правоохранителями. То сообщат об «аресте 70 преподавателей», то о «казни шестерых оппозиционеров», то о требовании открыть уголовное дело против самого Мусави. Правда, многие из подобных фактов на поверку оказываются либо неподтвержденными, либо откровенными «утками», требующими опровержения. Да и масштаб их, прямо скажем, не впечатляет - с учетом принятых в Иране методов расправы над нарушителями законов. Несколько дней назад там было повешено 20 наркоторговцев - на таком фоне эпизодические аресты противников режима выглядят «борьбой в белых перчатках»

Однако достоверность или недостоверность репрессий ничуть не меняет главной тенденции последних дней - столь ожидаемая на Западе иранская «цветная революция» закончилась. Формально финальной точкой в ней стало решение Совета стражей конституции, местного Конституционного суда, о том, что выявленные в ходе голосования нарушения настолько эпизодичны, что не могли повлиять на результаты голосования. Значит, победа действующего президента Ахмадинеджада не подлежит сомнению.

С учетом небывало высокой явки избирателей (почти 90%), последний уже объявил прошедшую кампанию «всенародным референдумом по одобрению» - как его политики лично, так и исламской формы правления в целом. То, что к акциям протеста присоединилось около двух миллионов человек, в Тегеране считают нормой - ведь в Иране живет почти 70 миллионов, а демократия на то и демократия, чтобы допускать разные мнения и даже публичный протест в отношении решения большинства. До определенных пределов, конечно. Дескать, повеселились - и хватит.

Не удались и попытки иранской оппозиции придать этим протестам форму чего-то возвышенного, «мученичества за идею, несмотря на временное поражение, способного через годы произрастить плоды победы». Даже погибшая в ходе уличных манифестаций девушка Неда, из которой хотели сделать символ «невинной жертвы тоталитарного режима» была убита неизвестно кем. Представить, что в нее (да еще во время «случайной» видеосъемки сторонниками Мусави) стрелял правительственный снайпер, довольно трудно. Профессионализм иранских спецслужб приравнивается едва ли ни к мастерству их коллег из американского ЦРУ, российской СВР, британской МИ-6, немецкой БНД и израильской «Моссад». Как минимум - по влиянию в исламских странах. А давать противнику такой «козырь» столь неудачным выбором жертвы - верх дилетантизма.

После первых дней беспорядков, когда полиция массово применяла спецсредства, противостояние приобрело несколько анекдотический оттенок. Власти запретили полицейским носить не только оружие, но даже резиновые дубинки. В ходе особо жарких схваток с оппозицией, стражам порядка приходилось отбиваться от возмущенной толпы ее же оружием - кулаками и булыжниками. Конечно, были и «точечные» аресты особо отличившихся протестующих и «профилактическая работа» с угрозами куда более серьезных кар. Но все это выглядит ничуть не более жестоким, чем вполне обыденная работа правоохранительных органов других государств. Свидетелями чего были мы все, наблюдая в теленовостях сцены разгона массовых выступлений эмигрантов в Париже, «антиглобалистов» на форумах «большой восьмерки», наконец, недовольных антикризисными мерами правительства в Эстонии.

Вообще, временами складывается впечатление, что иранская оппозиция черпала свои сведения о «революционном процессе» исключительно из телесводок последних лет. Конечно, успешные «цветные революции» выглядят очень эффектно. На улицы выходят толпы митингующих, на их сторону переходят «силовые структуры», и вскоре «обанкротившейся власти» не остается ничего другого, как согласиться на более или менее почетную капитуляцию. Штудировать более серьезные источники у потенциальных «героев борьбы за свободу» нет ни времени, ни желания. Хотя бы произведения одного из самых удачливых революционеров Владимира Ленина, над изучением которых приходилось корпеть миллионам советских школьников и студентов. Впрочем, винить иранцев за такие пробелы в образовании не совсем корректно - коммунисты в их исламской стране, мягко говоря, не в почете. Так что найти их работы проблематично. Но ведь на такой случай есть интернет?
В трудах же этих, конечно, много идеологической «шелухи», но немало и ценных мыслей для желающих свергнуть правящий режим. Например, классическое определение «революционной ситуации» - «верхи не могут управлять по старому», «низы не хотят по старому жить», «возрастает активность масс». А в качестве необходимого компонента успеха «вождь победившего пролетариата» добавлял еще и «партию нового типа».

О том, какие еще ошибки были допущены иранскими революционерами, ВК расскажет в статье «Революционная теория и иранская практика».
07.07.2009 / Автор: Юрий Крамар

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение