Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юрий Гагарин - это наше все...

06.07.2009

Автор:

Теги:

Уважаемый Алексей Викторович, на прошлой неделе "Евразийский монитор" обнародовал результаты очередной волны межстрановых опросов населения стран СНГ в рамках проекта "Евробарометр". На этот раз в центре внимания социологов оказался вопрос об исторических фигурах, отношении к ним, представлениях об общей истории. Вы как заместитель декана исторического факультета принимали участие в прошедшем в Москве обсуждении и презентации этого проекта. Не могли бы вы сказать несколько слов и поделиться вашим мнением о представленных итогах?

Действительно, опрос, отражающий восприятие населения новых независимых государств общей истории советского и постсоветского периода был проведен в 14 странах СНГ, кроме Туркменистана по заказу Фонда полготовки кадрового резерва "Государственный клуб". Среди партнерских организаций, которые принимали участие в подготовке и проведении этого опроса известные социологические центры, такие как ЦеССИ из Казахстана. С азербайджанской стороны партнерской организацией выступил Международный центр социальных исследований, который, кстати, не является действительным членом Евразийского монитора.

Какие результаты данного исследования с вашей точки зрения представляют наибольшую ценность?

Авторы опросов в каждой стране опрашивали от 1000 до 2000 респондентов, поэтому,  как мне представляется, выборка достаточно репрезентативна. По крайней мере по 4 основным направлениям: включение населения в исторический дискурс, отношение к историческим личностям, отношение к историческим событиям и, наконец, отношение взрослого населения к интерпретациям исторический событий. Помимо "заданных" направлений исследования, мне кажется, что еще одна тема получила достаточно подробное освещение, это различие в восприятии советской истории между молодежной аудиторией и старшим поколением. Забегая вперед отмечу, что в Азербайджане эти различия не столь ощутимы. Но по некоторым республикам, таким, например, как Молдова и Беларусь, разница потенциалов уже достаточно велика. Поскольку память об общем историческом прошлом уже не так влияет на позицию более молодой аудитории, а новые учебники по истории по-иному трактуют многие события нашего общего исторического прошлого.

Алексей Викторович, вернемся к Азербайджану. Хотелось бы услышать комментарии по поводу конкретных данных по этой стране.

В полном объеме материалы иследования будут опубликованы в ближайше время на сайте "Евразийского монитора". Поэтому я сакцентирую внимание только на самых важных фрагментах. Например, вовлеченность населения Азербайджана в исторический дискурс достаточно велика. Это вытекает из показателей оценки, а точнее самооценки знания истории. Этот показатель чуть ниже, чем в Казахстане и ряде других Центрально-азиатских республик, но находится примерно на том же уровне, что и в России.

Среди представленных авторами опроса исторических персонажей. в ряду которых были Сталин, Ленин, Хрущев, Брежнев, Горбачев. наибольшую долю позитивных оценок получил Юрий Гагарин. Но, это сразу оговорюсь, не какая-то исключительная осбенность Азербайджана, а общая тенденция для примерно 90% постсоветских рспублик, в которых Гагарин продолжает оставаться культовой фигурой.

А с чем это, по Вашему, связано?

Ответ очевиден - Сталин, Ельцин, Горбачев - все это фигуры, которые неизбежно воспринимаются с определенным полтическим подтекстом. По отношению к тому же Горбачеву, например, в Азербайджане доминируют крайне негативные оценки. Боюсь ошибиться. но по-моему даже более отрицательные чем по отношению к Ленину и Сталину. Конечно, причина этого связана с трагическими событиями 20 января 1990 года в Баку. Отсюда забегая вперед, и резко отрицательное отношение к самой "перестройке" среди населения Азербайджана. А такие фигуры как Николай II, академик Сахаров или же Феликс Дзержинский, вышли за пределы реального исторического дискурса, и для азербайджанской аудитории серьезного интереса не представляют. Их, попросту говоря, не знают.

Происходит ли замена этих "вытесняемых" фигур совместной истории на новые актуальные персонажи, связанные с национальной историей?

Вы знаете, это сложный вопрос, поскольку понятно, что фигура Гейдара Алиева действительно превратилась в новый национальный символ. Но что касается деятелей азербайджанской республики 1918-1920 гг. то я бы и не сказал, что их образы уже настолько прочно укоренились в сознании общества, но оговорюсь. что это пока еще поверхностное ощущение и здесь необходимы более глубокие интерпретации, время для которых наступит тогда, когда будут опубликованы материалы проходящей в данный момент работы по изучению учебников и учебных пособий издающихся в странах постсоветского зарубежья. Когда эти данные будут обнародованы. то появится возможность сопостановления и понимания механизмов формирования этого исторического дискурса в азербайджанском обществе. Что доминирует с точки зрения воздействия на сознание молодежи? Учебники по истории? Государственная пропаганда? Или же семейное воспитание?

И последний вопрос. Какое событие пока еще является объединяющим за семьдесят лет совместного исторического опыта?

Я думаю ответ очевиден и без социологических опросов. Конечно, это победа советского народа в Великой Отечественной Войне, которая одинаково позитивно воспринимается и старшим поколением и азербайджанской молодежью.

Мария Сидельникова


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение