Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Русский язык и диаспора в Латвии

03.07.2009

Автор:

Теги:

Наумова Евгения Юлиановна

 


 

В 1992 г. с политическойкарты мира исчезло огромное государство - СССР. С ним в прошлое ушла иэтнокультурная общность советских людей, понятие советский народ. Новыегосударства, их жители стали гордиться своей принадлежностью к титульной нации,унижая, порой, представителей других этносов. Миллионы русских в этих условияхнаступившей свободы, вдали от соотечественников, неожиданно для себя оказалисьв мире, положение вещей в котором моментально перевернулось. Их статусизменился, а самоидентификация еще не адаптировалась к новой жизни. В едва лине самой сложной ситуации оказались русские стран Балтии: Латвии, Эстонии,Литвы.

Тем не менее сложившаясяситуация в национальной сфере не является для Латвии и в целом Балтииуникальной, ее история насчитывающая не одно столетие показывает примеры болееили менее удачного решения национального вопроса, который вследствие спецификирегиона всегда имел первостепенное значение.

Кконцу 80-х годов в Латвии по данным переписи 1989 г. проживало примерно 42% выходцев из республикбывшего СССР. В Латвии обострился национальный вопрос, вызванный резкимизменением национальной картины в регионе. Вследствие переезда большого числа русскоязычных мигрантов натерриторию Латвии, там появилось немалое количество тех, кто родился ивырос на ее территории, считая с полным правом своей родиной.1.Подобное положение стимулировало возникновение русских школ, дошкольныхучреждений, создание инфраструктуры, ориентированной на русскоязычное населениереспублики. Сами жители Латвии желали выучить русский язык как языкмежнационального общения, способный помочь в профессиональной деятельности.Однако сами русские не испытывали необходимости в изучении латышского языка, вто время как само советское государство проводило политику распространения инасколько возможно более широкого внедрения русского языка среди местногонаселения. В силу этих обстоятельств в обществе начинает активно внедрятьсярусский язык, что на фоне неослабевающего миграционного потока рождало вместном населении представления об угрозе насильственной русификации.

Между титульным инетитульнм населением существовала своеобразная дифференциация: большинствомигрантов жило в крупных городах или местах нахождения крупных промышленныхобъектов, существовало определенное разделение по профессиональному признаку.Представителей русскоязычной части было немало среди    технической    интеллигенции,    однако   среди    творческой    интеллигенции, представителей руководящих кадров, врачей июристов их почти не было, между тем эти слои населения активнее всего участвуютв общественной и политической жизни, формируют различные движения, политическиеи общественные организации, таким образом, представители выходцев из другихсоветских республик были практически лишены представительства в столь важнойдля отстаивания своих интересов категории населения.Боязнь насильственной русификации явилась почвой для появления различныхорганизаций, ставящих целью достижение независимости и построениедемократического государства, которые активно использовали национальныйвопрос для достижения своих целей. Между тем русское население вследствиеотсутствия деятельной прослойки интеллигенции, не имело возможности активноотстаивать свои интересы в случаях возникновения противоречий, организации жеспособные помочь в этом вопросе оставались малочисленными из-за пассивностисвоих потенциальных активистов. Таким образом, на момент обретениянезависимости Латвией власть оказалась у сторонников радикальныхпреобразований, заинтересованных в отстранении от политической жизни, своихпотенциальных оппонентов - русскоговорящего населения, - и вопрос выживаниятитульного населения сменился проблемой русскоязычного меньшинства, когданаселение, некогда обладавшее равными правами и гарантиями с ними связанными водночасье разделилось на две группы разные по своей правоспособности. Когда 5августа 1940г. Латвия вошла в состав СССР в качестве союзной республики, всежители страны стали гражданами Советского союза. Когда же на геополитическойкарте вновь появилось независимое государство Латвия в 1991 г., ситуация вокругстатуса гражданина оказалась совсем иной, - за время нахождения в СССР другимистали и страна, и ее национальный состав . Критерием для отнесения ксовокупности граждан нового государства являлось наличие у лица или его предковгражданства Латвии до июня 1940 года. В эту категорию не попадало огромноечисло жителей бывшей ЛССР, приехавших туда за время пребывания Латвии в составеСоветского Союза и не являющихся этническими латышами, принадлежа в большинствесвоем к представителям славянских народов, прежде всего, это были русские,белорусы, украинцы. Немалая часть русских считало Латвию своей родиной по правурождения, однако, оставаясь русскими со своей культурой и языком.

В Латвии статус русскогоязыка стал основной проблемой для русской диаспоры. Поскольку именно от статусарусского языка зависит правовое положение русскоязычного   населения,  возможность   занимать   государственные   должности  его представителями, получатьвысшее образование. После внесения поправок в закон «О гражданстве», отменивших«окна» натурализации, в 1998 г. Сейм уравновесил ситуацию принятием целого рядазаконопроектов, направленных на ограничения в языковой сфере. 14октября 1998 года принят новый Гражданско-процессуальный закон (вступил в действиес 1 марта 1999 года), по которому подача документов в суды возможна лишь на латышскомязыке, что лишает большую часть представителей национальных меньшинств, втом числе и русскоязычное население, возможности отстаивать свои интересы всуде. По данным исследования «На пути к гражданскому обществу»,более 60% нелатышей или 1/4 всего населения Латвии не владеет или плохо владеетлатышским языком. К тому же дорого обходятся услуги нотариусов и адвокатовтогда, как уровень доходов более 80% нелатышей ниже прожиточного минимума.

Ещёбольший удар по русскому языку был нанесен принятием 29 октября 1998 г. новогозакона «Об образовании», по которому во всех государственных и муниципальных учебныхзаведениях «образование получают на государственном языке» (статья 9). Поданным 2004 года в школах с русским языком обучения получало образование 32%всех школьников Латвии тогда, как в начале 90-х годов это количество составляло45%.

Завершениереформы планировалось в 2004 г. Однако споры вокруг неё до сих пор неутихли. Так проведенный в 2008 г. анализ успеваемости учащихся русских школ Латвиипоказал падение успеваемости по техническим дисциплинам, особенно математике,которые всегда являлись сильной стороной русскоязычного образования в Латвии,на 20%. Такая же тенденция была отмечена в отношении знаний английского языка.Правозащитные организации Латвии, к примеру, Штаб защиты русских школ, выступаютс инициативами разрешить преподавание математики на родном языке3. Некоторыеполагают, что подобная политика в отношении языка направлена на то, что быуровнять качество знаний латышских школьников и русских из русскоязычных школне в пользупоследних4.

Стремительносужается и информационное пространство русского языка. 29 октября 1998года Сейм принял изменения к закону об электронных СМИ, сократив объем передач наязыках национальных меньшинств, отведя им лишь 25% эфирного времени. Однако активноразвивается русскоязычный сегмент Интернет в Латвии, тем ни менее далеко не все используют этотисточник информации.

Завершилчреду преобразований в языковой сфере языковой закон 9 декабря 1999 г. МнениеВерховного комиссара ОБСЕ по национальным меньшинствам Макса ван дер Стула о желательномупрощении слишком сложной процедуры аттестации знаний латышскогоязыка, а также возражение против обязательной латышской транскрипции фамилийучтено не было. Тогда как перевод фамилий косвенно влияет на расшатываниенациональной идентичности. Официально русский язык может быть использован лишьв ситуациях, связанных с риском для жизни: в общении сврачом, полицейским. . Языки меньшинств, проживающих в Латвиивеками и составляющих 42% ее населения, по новому закону объявлены«иностранными». 1 сентября 2000 года вступили в силу правилак закону о госязыке, вводящие шесть категорий знания латышского языка для не латышей,вместо принятых ранее трех. Что направлено на переаттестацию ранее сдавших экзаменнелатышей с целью принятия в их отношении дальнейших ограничений. Так согласноправилам о статусе безработного (пункт 5) человек, не имеющий удостоверения ознании госязыка на соответствующую категорию, не вправе получать предложения о работе6Примечательно, что для самих латышей русский язык играет весьма позитивную рольв карьере. Знание русского является преимуществом при устройстве на работу, поскольку,несмотря на политические противоречия, экономические связи с Россией остаются крайне важнымидля латвийской экономики. 

Проблемаязыка стала своеобразным водоразделом для латвийского общества, раскалывающимего едва ли не больше, чем вопрос о гражданстве. Стремление властей какможно жестче ограничить сферу распространения русского языка показывает, что политикагосударства нацелена на «латвиезацию» нелатышского населения Латвии, подобнотому, как им казалось, действовала советская система. Большинство представителейлюдей среднего возраста и, тем более, старшего поколения не могут выдержатьэкзамен по госязыку, представители молодого поколения, чаще всего владеющиелатышским, тем ни менее предпочитают получать информацию из русскоязычныхисточников, общаться на русском языке, что приводит к большему, чем в советсткоевремя отчуждению между латышами и русскоговорящей общиной. Титульная нация ирусская община живут каждая на отдельных островах, омываемых различными, а частои разнонаправленными информационными потоками7. В Латвии издаетсяпресса, направленная на русскую и латышскую аудиторию,русскоязычная молодежь чаще предпочитает слушать музыку на родномязыке,  нередко  носящую антилатышский характер. Так же остаетсясоциальная и имущественная дифференциация населения. Русскоговорящиепретендуют на менее квалифицированную и оплачиваемую работу, что косвеннозатрудняет для их детей поступление в латвийские ВУЗы, поскольку высшее образованиев Латвии платное. Старшее поколение и недовольная часть русской молодежизачастую не в силах приноровиться к изменившейся реальности. Многие реагируютпосредством исхода (эмиграция) и выражения собственного мнения (протест). Ноесть и другие русские. Чтобы обеспечить свое благополучие в условияхрестриктивной социально-экономической и культурной политики своегогосударства, они пользуются таким инструментом, как глобализация, открывшаяся счленством в ЕС8. Чаще всего причиной тому становится то, что на фонедержащихся за свою «русскость», как за спасательный круг,неграждан, и ущемляемых новограждан появляется категория людей, которыеотличаются всё возрастающей степенью мобильности и отлично владеют латышскимязыком. Они рассматривают свою национальную принадлежность, по сути, какрезультат стечения исторических обстоятельств (так же относятся к своей национальности,к примеру, американцы ирландского либо итальянского происхождения). 

Итак,русская диаспора в Латвии неоднородна. Латыши включают в неё подавляющеебольшинство русскоязычного населения, не только выходцев из России, но и- Белоруссии, Украины, евреев. Неоднородна русская община и в своём правовом статусе,если родившиеся после 1991 года автоматически получили латвийское гражданство,то среди людей среднего возраста и старшего поколения велик процент «неграждан».

Русскийязык во многом объединяет её в единое сообщество, отделенное от латышскойобщины. Русские Латвии, как я могла убедиться, относятся к латышам с пренебрежениеми снисходительностью, в их среде представителей латышского населения нередконазывают «латышки». Многие относятся ко всё новым инициативам латвийского правительствав вопросе национальной и языковой политики с иронией. Так одна пожелавшаяостаться неизвестной русскоязычная группа выпустила песню «Моя профессияЛатыш», ставшую очень популярной в русскоязычном сегменте латвийского Интернета,где поётся: «поставим всех на место и всем покажем шиш, что хочу, то и творю:моя профессия - латыш.... Я тупой, как пробка, и красив, как Квазимодо, мне подходитлюбая руководящая работа, я могу служить в полиции или границы охранять, я могуиметь оружие, могу законы издавать, могу поставить всех на место и показатьвсем шиш,что хочу, то и творю, моя профессия латыш».

Большинство латышейсреднего возраста настроены к русским скорее негативно, поддерживая ужесточение ограничений в национальной и языковой сфере.Представители молодого поколения чаще всего равнодушны в этом вопросе,их контакты с представителями русской диаспоры минимальны.

Русская община Латвииполитически пассивна. Правозащитные организации не имеют серьёзного влияния наситуацию. Русские партии, пик создания которых пришёлся на 1998 г , когдаЛатвия интегрировалась в структуры ЕС, показали свою слабость инеэффективность, став прикрытием для официальных властей в вопросе соблюденияполитических прав национальных меньшинств пред ЕС. Разрозненность этихполитических и общественных движений раскалывает их потенциальный электорат .Русские Латвии ждут поддержки от России, однако Россия постепенно перестаетвидеть в русских Балтии и Латвии, в том числе, аргумент в переговорах с ЕС и инструментвлияния в регионе10. Сама связь с Россией русских Латвии постепеннослабеет, будучи оторванными от неё 15 лет, они не имеют чёткого представления опроисходящих в ней переменах и процессах. Такое ослабление контактов систорической Родиной может привести в будущем к потере национальнойидентичности русскими Латвии. Единственное что связывает из с Россией и вомногом друг с другом остается язык. Однако постоянно ужесточающиеся ограниченияослабляют его позиции. Правительство Латвии пошло по пути созданиядвухобщинного государства с доминированием латышской общины, с одной стороныпринимая законы, нацеленные на интеграцию общества, с другой - латвийскоеправительство сводит эти усилия к нулю новыми ограничительными инициативами,как бы стремясь сохранить в обществе status quo.И все же, не взирая на то, что латвийская элита пошла по пути сегрегации,вступление в ЕС приподняло барьеры для русских Латвии, позволив иминтегрироваться не столько в латвийское общество, сколько в структуры ЕС,становясь скорее гражданами Европейского Союза. Президент Латвии, ВалдисЗатлерс заявил в интервью: «Я не люблю некоторые слова, например, слова«натурализация» или «интеграция». Мне больше нравитсяслово сплочение, потому, что оно показывает зрелость мышления»11.Возможно, Латвия подошла именно к тому историческому рубежу, когда этазрелость поможет решить накопившиеся противоречия.

9 Иванов В. И.. Россия и Мы. Русский взгляд из Латвии // Русская идентичность напостсоветском
пространстве. - М. 2008. - С. 30.

10 Там же. - С. 31.

11   Персона // Балтийский мир. - №2. - 2007. - С. 40 -43.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение