Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Руслан Хасбулатов: "Хочешь спокойно спать - дружи непременно с соседом!"

27.06.2009

Автор:

Теги:

 

О сегодняшней ситуации на Кавказе, о его недавнем прошлом и о ключевых лидерах независимых государств наш корреспондент Олег Кушаты побеседовал с экс-председателем Верховного Совета России, профессором Русланом Хасбулатовым.

- Руслан Имранович, сегодня на Кавказе очень много границ - государственных, административных... Конечно, без многих из них нельзя, но развитие экономики региона от такого количества преград не страдает?

- Конечно, границы мешают. Кавказ исторически, на протяжении веков, рассматривался как целый континент. При этом народы в своём большом количестве были объединены тесно между собой. Между ними была интеграция. В результате сформировалась геополитическая этническая целостность. Народы были объединены общими традициями, культурными и бытовыми ценностями, родственными отношениями. И это несмотря на религиозные и некоторые другие различия кавказских обществ. Кавказ всегда рассматривался как многоэтническая целостность. И вот появление границ, в том числе и по Главному Кавказскому хребту, ударило очень серьёзно по всем этносам в регионе. К тому же ситуацию усугубили этнические конфликты. Всё это произвело надлом общекавказской психологии, плохо отражается на современных обществах. Кавказская элита пытается отыскать выход из этой ситуации. Действует и в государственных и в неформальных рамках.

- Насколько страдает от многочисленных границ и ограничения передвижения по региону экономическая система Кавказа?

- В первую очередь ведь разрезали единый экономический организм. Это привело к ухудшению материального положения почти всех слоёв общества всех образований. Разрезаны социальные пласты единого кавказского организма.

- А можно говорить об эффективном экономическом сотрудничестве людей, живущих по разные стороны Главного Кавказского хребта. Естественная преграда не мешает?

- Естественное явление не мешает. Там всегда сохранялись возможности общения. Хребет пронизан путями. Кстати, ещё в советское время были проекты очень серьёзных магистралей, которые должны были ещё сильнее связать Юг и Север Кавказа. Если бы не столкновения на Кавказе, можно было бы давно начать социально-экономическое и культурное объединения людей, которые бы могли оставаться в рамках своих государств. То есть я акцентирую внимание не на политических вопросах, а на социально-культурных и экономических! Это же происходит на европейском континенте. В Москве должны осознавать, что на периферии российского государства должно быть экономическое и культурное сотрудничество с соседними странами. Ну не зря же издревле говорят, что если хочешь спать спокойно, то дружи с соседом, а если хочешь беды - враждую с соседом.

Конечно, со всеми кавказскими государствами России просто необходимо поддерживать добрососедские отношения. Если Москва не будет дружить с соседними государствами, то во всём мире к ней не будут серьёзно относиться.

- Будучи председателем российского парламента, Вы работали с такими лидерами своих государств как Гейдар Алиев, Эдуард Шеварднадзе, Левон Тер-Петросян. Поделитесь своими впечатлениями о них.

- Я их всех, конечно, хорошо знал. Среди них наибольшее впечатление на меня производил Гейдар Алиев. Наше личное знакомство состоялось в Турции, когда я прибыл в эту страну с официальным визитом. Меня поселили в роскошной гостинице. Мне сказали, что в это же время на лечении в Турции находится Гейдар Алиев, а он тогда возглавлял Нахичеванскую автономию. Я решил его навестить. Турецкие лидеры удивились: глава парламента России едет к главе парламента автономной республики? Но я им ответил, что у нас на Кавказе младший должен навещать старшего независимо от должностей, которые они занимают. Помню, что Гейдар Алиевич был очень растроган. Это был очень способный человек!

К Эдуарду Шеварднадзе я меня было двойственное отношение. Но когда в 1993 году атаковали Сухуми, в котором находился Шеварднадзе, я его спас от физической смерти. Он позвонил мне домой в час ночи. Я отдал указание министру обороны Грачёву вывезти его из Сухуми. Но развития наши отношения не получили. Хотя я хорошо помню, что во времена президентства Шеварднадзе, я подчёркивал в интервью грузинским журналистам: "Не торопитесь, у вас ещё нет лидера! Подождите, пусть Белый лис ещё побудет всё этот плохой период". Тогда они со мной не соглашались, были недовольны моими словами, а недавно вспомнили мои слова и сказали: "Как вы были правы, Руслан Имранович!" Я ведь неплохо знаю ситуацию в Грузии.

С армянским президентом Левоном Тер-Петросяном я часто встречался ещё на совещаниях у Михаила Горбачёва. Тер-Петросян был сдержанным и даже, можно сказать, замкнутым. Моё мнение - он был слабым политиком. Замкнутый по природе человек не может быть публичным политиком. Я много раз пытался вызвать его на разговоры. Россия тогда оказывала большую помощь Армении после землетрясения в Спитаке. Я был сторонником продления помощи республике.

Со всеми глава кавказских государств я много работал.

- Говорят, что президент Азербайджана Гейдар Алиев, прибыв с визитом в Москву, из аэропорта поехал не к президенту Борису Ельцину, а к Вам, в Парламентский дворец.

- Да, это было.

- А с чем это было связано?

- Я уделял больше внимание, чем Ельцин, развитию связей с бывшими советскими республиками. Когда я был главой Межпарламентской ассамблеи СНГ, то создал авторитетную комиссию по урегулированию карабахской проблемы во главе со спикером парламента Киргизии. Мы занимали очень объективную позицию. К нам с равнозначным уважением относились как в Баку, так и в Ереване. Отсюда и уважительное отношение лидеров, в том числе и Гейдара Алиева.

- А может быть, он Вас уважал ещё и потому, что Вы кавказец?

- И поэтому тоже.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение