Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов. На Северном Кавказе Кремль должен действовать решительно.

25.06.2009

Автор:

Теги:

Вестник Кавказа: Уважаемый Алексей Викторович, в последние дни произошли события, которые поставили под сомнение стабильность ситуации на Северном Кавказе. Речь идет не только о покушении на президента Ингушетии г-на Евкурова, но и об общем нервозном состоянии местных элит в Дагестане, Ингушетии, в меньшей степени, Кабардино-Балкарии. Как бы Вы могли прокомментировать взаимосвязь этих событий?

Алексей Власов: Действительно, ситуация на Северном Кавказе очень не простая, и я бы не стал все сводить только лишь к активизации бандформирований. Так получилось, что наружу вышли более глубокие сущностные противоречия, характерные для нынешнего этапа развития северо-кавказских республик.

Это клановость в политике, коррумпированность чиновников и силовых структур, противоречие между официальным исламом и неформальными религиозными авторитетами, которые, зачастую, обладают большими возможностями для воздействия на молодежь, нежели официальные структуры. Все это копилось внутри системы, и, в конечном счете, прорвалось наружу. Конечно, в Кремле получали информацию о расширении пространства внутренней напряженности, но, видимо, рассчитывали на способность местной власти решить многие проблемы самостоятельно. Теперь очевидно, что без активного вмешательства федеральных сил сохранить стабильность в Ингушетии и Дагестане будет задачей очень непростой.

ВК: Алексей Викторович, и все-таки, какие из проблем региона, по-Вашему, нуждаются в приоритетном внимании Центра?

АВ: Я полагаю, что, прежде всего, это огромный комплекс социальных проблем, которые затрагивают не только Ингушетию и Дагестан, но также Чечню и КБР. Нет работы, нет перспективы, нет четкого понимания, когда именно ситуация может измениться к лучшему - вот Вам готовые ингредиенты для конфликта.

ВК: Можно ли говорить о том, что отмена режима КТО в Чечне как-то повлияла на дестабилизацию положения в регионе?

АВ: Я думаю, что такой линейной зависимости, скорее всего, нет. Тем более, положение в Чечне несколько отличается от положения в Ингушетии и Дагестане. Как бы не относились некоторые правозащитники к Кадырову и его политике, нужно признать, что на данном этапе это единственный эффективный способ держать ситуацию под контролем, скажем так, более или менее относительно. В Дагестане идет серьезная внутриэлитная борьба даже в самих госструктурах, в Ингушетии мы видим противостояние между кланами, а также между властью и оппозицией. Т.е., каждый случай «уникален», но есть и определенные сходства.

ВК: Можно ли говорить о том, что Центр не имеет четкой стратегии действий в каждой из северо-кавказских республик, а пытается искать какой-то «универсальный» путь, который себя далеко не всегда оправдывает.

АВ: Очень сложный вопрос, потому что мы зачастую видим только внешние проявления реакции Кремля на взрывоопасные ситуации. В то же время, вполне возможно, что идут и кулуарные переговоры не только между Центром и республиками, но, допустим, между Ингушетией и Чечней. О чем свидетельствует неожиданное заявление президента Чечни, о его готовности навести порядок в Ингушетии.

 Масло в огонь подливает и заявление бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева о его готовности вернуться к обязанностям главы автономии. Удержать ситуацию в конституционных рамках, не дать кланам перейти к системному сведению счетов, не перессорить республики друг с другом - вот главная задача для Кремля в политическом плане. Ну, а с боевиками должны разбираться силовики.

Таким образом, соединив политический процесс и антитеррористические операции, Москва сможет вновь, пускай, хотя бы и на время, восстановить стабильность в регионе и предотвратить дальнейшее сращивание криминально-коррупционных структур с боевиками.

Мария Сидельникова. Вестник Кавказа.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение